July 18th, 2017

В ЩУПАЛЬЦАХ СМЕРТИ

на этот раз Гук вовсе не хотел съедать или даже ловить кого-нибудь из этой стаи довольно крупных — чуть ли не в его длину — моротевтисов, которые, круто развернувшись, уходили в непроглядную тьму глубины. Просто ему было интересно, удастся ли их так же, как гистиотевтисов, заставить развернуться. И вдруг — именно вдруг — Гук почувствовал легкое движение воды у брюха и сбоку. И в тот же момент его тело оказалось оплетённым двумя широкими мускулистыми лентами. Быстроте реакции Гука ещё в родном стаде завидовал Тен, а в этот момент он превзошел самого себя. Вложив всю свою силу, он рванулся вперёд, изогнулся, выпрямился как пружина и снова рванулся вперёд. Напрасно! Как в мягких тисках, держали его непонятные ленты. Пролетели мгновения замешательства, и, оценив обстановку, Гук решился. Пользуясь тем, что голова оставалась свободной, он изогнулся, повёл ультразвуковым лучом назад, наугад, стараясь определить, что же держит его сзади. Чуть слышное эхо немедленно сообщило, что рядом огромный кальмар! (- великие кракены все-таки существуют в мировом океане: новейшая аппаратура наконец позволила ученым их обнаружить. Нетак давно один из гигантов даже посетил акваторию города Тояма. Знакомьтесь: род архитеутис - их насчитали аж 8 видов. - germiones_muzh.) И, словно подтверждая его догадку, поодаль, на расстоянии двух длин, вспыхнули синеватым светом и замерцали два больших диска. «Глаза!» — мелькнуло у Гука. И сразу вода вокруг словно засветилась от сотен и тысяч переливающихся красноватых искр — это вдруг заиграли огоньки на гигантских щупальцах. По направлению их движения Гук определил, что его держали два ловчих щупальца — плоские и широкие на конце. Ужас охватил Гука при виде всех этих искрящихся змей.
«Два щупальца ещё дают мне возможность как-то двигаться, но если к ним добавятся ещё два или три, вряд ли удастся вырваться», — мелькнула мысль. Но тут же он вспомнил совет мудрой Эрр: «Никогда не забывайте, что вы дельфины и что нет безвыходных положений… Вы дельфины, и вы способны решать любые задачи…»
«Мозг! Мозг кальмара!» — обожгла мысль Гука, стремившегося вырваться из смертельных объятий. Он неожиданно снова повернулся назад и что было сил рванулся прямо между мерцающими голубоватыми глазами. Ловкие щупальца на мгновение ослабли, и он со всего размаха врезался в мягкую студенистую массу. Зажмуривая глаза перед ударом, он еще видел, как вспыхнули ярким синим светом глаза кальмара. А потом густая тягучая слизь охватила голову Гука. Извивающиеся щупальца кальмара старались оторвать его, к ним на помощь подоспели другие восемь щупалец. Все они плотно и намертво обхватили тело Гука, не оставляя свободного места.
Первый раз в жизни Гук почувствовал превосходство чужой грубой физической силы. Неподвижное, согнутое неестественным полукольцом тело дельфина мелко задрожало. (- Гука собирались просто сломать. А вот старина Моби Дик почти без всякого риска должен был схлестываться с архитеутисами: в таких схватках кашалот побеждает практически всегда... - germiones_muzh.)
«Это конец…» — мелькнуло в голове Гука. И он сделал единственное, на что был ещё способен в таком положении: поворачивая голову в стороны, он свистел, трещал, визжал, скрипел, челюстями хватал что-то мягкое, скользкое и рвал, рвал, рвал…
Но вот что-то тревожно вспыхнуло в, казалось, погасшем сознании дельфина: хвост был свободен. Ещё не понимая, что происходит, и как будто обретя новые силы, Гук дернулся и почувствовал, что вырывается из смертельных объятий. Ещё не веря в спасение, Гук инстинктивно рванулся вверх, к поверхности, к воздуху, прочь из этой чёрной глубины и мрака.
С разбитым носом, с кровоточащими следами от присосок, весь изломанный и разбитый, вымазанный какой-то дурно пахнущей слизью, жадно хватал он свежий морской воздух, не замечая ни блеска солнечного дня, ни криков фрегатов, реющих над ним, ни испуганно взметнувшейся в воздух качурки (- это всё - морские птицы. - germiones_muzh.), напуганной его появлением.
«Спасён! Спасён! Спасён!» — звенело на разные лады в его голове…

ТУР ТРУНКАТОВ «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГУКА»

ЖОЗЕ МАРИЯ ДЕ ЭРЕДИА (1842 - 1905)

ДОГАРЕССА

Текут часы в изящном разговоре
В палаццах Тициановых вельмож.

(- Тициан писал картины в XVI столетии. Не только в Венеции. – germiones_muzh.)
Колье, и пряжки ценные, и нож
Горит у них на пурпурном уборе

(- сенаторы венецианские: носили пурпурные мантии. – germiones_muzh.).

С патрицианской гордостью во взоре
В изгиб лагун глядят они из лож –
Там, отражая солнечную дрожь,
Сквозит Адриатическое море.

Толпа блестящих юношей и дам
Влачит атлас по белым ступеням

(- это патриции, наследственная знать из Золотой книги. Могли бездельничать. – germiones_muzh.),
А в стороне, где запах роз так тонок,

Полуоткрыв с улыбкой дивный рот,
Прекрасная идет, и негритенок
За нею шлейф почтительно несет.

(- ее муж – старик: «светлейшим государем» дожем Венеции Лоренцо Лоредано был избран в 65; Агостино Барбариго – в 67. – germiones_muzh.)

«монтекристо» - оружие для увлекательно-мелкокалиберной стрельбы

- его и оружием-то в некоторых странах не считают. Чего там: калибр крошечный! Хомо сапиенса убить из него проблематично… Тем более что модели в ходу были восновном однозарядные. Но выбить глаз, засадить пульку меж ребер легко. Всё-таки оружие: штука опасная.
В 1842 оружейник Флобер создал мелкокалиберный унитарный патрон, на основе которого начали выпускать оружие для «салонной» и обучающей стрельбы. Патрон был не привычного нам принципа – без капсюля в средине донца, а «кольцевого воспламенения». Позднее он был усовершенствован (усилен) Берингером. Но не будем углубляться.
Аристократия и буржуазия той эпохи была заинтересована в таком оружии: дамам по мишенькам пострелять, мальчику на первое время поучиться… Ружьеца и пистолетики делали трех калибров: 4; 6; и 9. Пульки весом в полграмма, в грамм с небольшим… (Пули армейских винтовок того времени были тяжелей в двадцать раз). Потом стали и дробовые патроничики продавать. Кого можно было ухлопать такой «свинцовой пудрой»? – Ну, дроздика можно (их едят). Ворону, - если постараться. «Монтекристы» были востребованы и фермерами, и садоводами для защиты от пернатых грабителей.
Они были легки и изящны в дизайне; крутой завиток курка запоминался даже беглому взгляду. (Курок стоял косо, под углом – потомучто ударял по закраине гильзы. Новым взведением его после выстрела гильза извлекалась из ствола). Можно было купить такой стволик подешевле; но для любимого детища, конечно, лучше вороненый, со златыми насечками! Какая это была радость для паца мальчишки – нечего и говорить! «Дядя Виктор подарил мне мелкокалиберную винтовку «Монтекристо». Она была очаровательна, эта винтовочка! Тёмно-палевое узорное ореховое ложе, воронёный светящийся ствол, тяжёлый завиток курка в тонких и лёгких насечках. А эти, уже настоящие, свинцовые, тяжёлые, золочёные пульки — «боскет», эти длинные и узкие патрончики, начинённые порохом и мельчайшей, как мак, дробью!..» (Николай Смирнов «Золотой Плёс»)
(Да! «Монтекристо» - как я понял, исключительно русское название. Оно рекламное: все читали Дюма, а его граф Монте-Кристо из таких пестиков ласточек стрелял. На западе звали «Флоберами»)
Подобные мелкашки кой-где выпускают до сих пор. Хотя времена изменились… И качество тоже.