June 18th, 2017

НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ (1886 - 1921. поэт, африканский странник, русский воин)

ШАТЕР
Египет

Как картинка из книжки старинной,
Услаждавшей мои вечера,
Изумрудные эти равнины
И раскидистых пальм веера.

И каналы, каналы, каналы,
Что несутся вдоль глиняных стен,
Орошая Дамьетские скалы
Розоватыми брызгами пен.

И такие смешные верблюды,
С телом рыб и с головками змей,
Как огромные, древние чуда
Из глубин пышноцветных морей.

Вот каким ты увидишь Египет
В час божественный трижды, когда
Солнцем день человеческий выпит
И, колдуя, дымится вода.

К отдаленным платанам цветущим
Ты приходишь, как шел до тебя
Здесь мудрец, говоря с Присносущим,
Птиц и звезды навек полюбя.

То вода ли шумит безмятежно
Между мельничных тяжких колес,
Или Апис мычит белоснежный,
Окровавленный цепью из роз?

Это взор благосклонный Изиды
Иль мерцанье встающей луны?
Но опомнись! Растут пирамиды
Пред тобою, черны и страшны.

На седые от мха их уступы
Ночевать прилетают орлы,
А в глубинах покоятся трупы,
Незнакомые с тленьем, средь мглы.

Сфинкс улегся на страже святыни
И с улыбкой глядит с высоты,
Ожидая гостей из пустыни,
О которых не ведаешь ты.

Но Египта властитель единый,
Уж колышется Нильский разлив
Над чертогами Елефантины,
Над садами Мемфиса и Фив.

Там, взглянув на пустынную реку,
Ты воскликнешь: «Ведь это же сон!
Не прикован я к нашему веку,
Если вижу сквозь бездну времен.

«Исполняя царевы веленья,
Не при мне ли нагие рабы
По пустыням таскали каменья,
Воздвигали вот эти столбы?

«И столетья затем не при мне ли
Хороводы танцующих жриц
Крокодилу хваления пели,
Перед Ибисом падали ниц?

«И, томясь по Антонии милом,
Поднимая большие глаза,
Клеопатра считала над Нилом
Пробегающие паруса».

Но довольно! Ужели ты хочешь
Вечно жить средь минувших отрад?
И не рад ты сегодняшней ночи
И сегодняшним травам не рад?

Не обломок старинного крипта,
Под твоей зазвеневший ногой,
Есть другая душа у Египта
И торжественный праздник другой.

Точно дивная фата-моргана,
Виден город у ночи в плену,
Над мечетью султана Гассана
Минарет протыкает луну.

На прохладных открытых террасах
Чешут женщины золото кос,
Угощают подруг темноглазых
Имбирем и вареньем из роз.

Шейхи молятся, строги и хмуры,
И лежит перед ними Коран,
Где персидские миниатюры —
Словно бабочки сказочных стран.

А поэты скандируют строфы,
Развалившись на мягкой софе,
Пред кальяном и огненным кофе,
Вечерами в прохладных кафе.

Здесь недаром страна сотворила
Поговорку, прошедшую мир:
— Кто испробовал воду из Нила,
Будет вечно стремиться в Каир. —

Пусть хозяева здесь — англичане,
Пьют вино и играют в футбол,
И Хедива в высоком Диване
Уж не властен святой произвол!

Пусть! Но истинный царь над страною
Не араб и не белый, а тот,
Кто с сохою или с бороною
Черных буйволов в поле ведет.

Хоть ютится он в доме из ила,
Умирает, как звери, в лесах,
Он любимец священного Нила
И его современник — феллах.

Для него ежегодно разливы
Этих рыжих всклокоченных вод
Затопляют богатые нивы,
Где тройную он жатву берет.

И его ограждают пороги
Полосой острогрудых камней
От нежданной полночной тревоги,
От коротких нубийских мечей.

А ведь знает и коршун бессонный:
Вся страна — это только река,
Окаймленная рамкой зеленой
И другой, золотой, из песка.

Если аист задумчивый близко
Поселится на поле твоем,
Напиши по-английски записку
И ему привяжи под крылом.

И весной на листе эвкалипта,
Если аист вернется назад,
Ты получишь привет из Египта
От веселых феллашских ребят.

брат, цепь, лев, бей (Алжир, 1830-е)

в темницах Константины, незадолго до взятия ее французами (в 1837, при Хаджи-Ахмет-бее) томились в ожидании казни два брата-разбойника, скованные за ногу меж собою цепью. Наутро назначенного дня палач нашел их камеру пустой...
Не сумев расковаться, братья выбрались все же из застенка - и побежали скрыться в пустыне. Но там в сумерках их встретил лежащий на дороге лев.
(Львы вообще любят лежать на пути человека. Арабы в таком случае стараются прогнать хищника криком и даже камнями - если лев сыт, он бывает, уходит). Но в ответ на камни и крик братьев хозяин саванны поднялся и двинулся к ним. Оружия не было, а на цепи не сбежишь. Оставалось молиться.
Лев прыгнул и начал грызть одного из братьев. Второй потеряв голову от страха, притворился мертвым... Дойдя до цепи, лев отгрыз ногу; а насытившись, направился напиться к реке.
Придя в себя, оставшийся брат встал дрожа с головы до ног, и отыскав яму, забился в нее под заросли. Лев вернулся и всю ночь бродил вокруг. Человек слышал его рычанье. К рассвету зверь ушел...
Очнувшийся брат выбрался из своей ямы - и оказался окруженным конными арнаутами бея Константины, отправленными в погоню.
Его вернули в тюрьму. Ахмет-бей, неверя рассказу о нем, велел привести узника. Когда властелин увидел волочащего на цепи ногу брата человека - он приказал расковать его и даровал жизнь.
- Люди всё-таки люди.

гриот СИБО БАНГУРА. мёд кОры - и перец барабана

https://www.youtube.com/watch?v=QdrPmZwsXiM&list=PLg4aPZyELoJfGrJXwBLQTLzLuvfIxXGq_&index=1
это музыка и пение гриота из Гвинеи Сибо Бангуры. Древняя каста гриотов в странах Западной Африки - странствующих или королевских певцов, музыкантов, сказочников - существует и по сей день. Им было запрещено иметь недвижимость - гриот жил тем, что он пел. - И это прекрасно; хоть и жестоко. Культовый иструмент гриота - кора с резонатором из тыквы; и лютня, и барабан. Кору и барабан вы слышите.
- И Сибо Бангуру, конечно. Желаю вам счастья.

«МАТУШКА! Я ХОЧУ ИСПЫТАТЬ БЕДНОСТЬ И БЕДСТВИЯ!»

...однажды под вечер матушка Симби и друг ее матушки, который их навестил, вели беседу на какую-то тему, где упоминались бедность и бедствия. Они постоянно, опять и опять, повторяли слова бедность и бедствия. Симби не понимала значения этих слов. А беседа закончилась, и друг ушел.
Но Симби запомнила сказанные слова, она явилась к матушке в комнату и со скромным почтением попросила ее:
- Матушка, мне очень хочется, чтобы ты отпустила меня на чужбину, где я смогла бы испытать бедность и бедствия.
- Ох, помолчала б ты лучше, Симби, чем просить меня о том, чего люди всякую минуту и до самой смерти надеются не узнать! - предостерегла свою дочку матушка и сразу же выпроводила ее из комнаты.
В тот день Симби не радовалась, как прежде, и ничего не ела до самого вечера, потому что решила, вопреки своей матушке, обязательно претерпеть и бедность, и бедствия. А когда прошло дня два или три, обратилась к матушке с той же просьбой. Но матушка снова выпроводила ее.
Как только Симби окончательно убедилась, что матушка не желает выполнять ее просьбу, она отправилась к одному старику, и она спросила этого старика о значении слов бедность и бедствия.
- Ого! Нет, Симби, не пытайся узнать, что такое бедность и бедствия. Бедность и бедствия - это совсем не то, что следует узнавать и претерпевать юной девушке вроде тебя. Возвращайся-ка ты к своей состоятельной матушке. Она такая состоятельная, что в состоянии выполнить любую твою прихоть. Да, Симби, возвращайся к своей состоятельной матушке! - громко указал ей изумленный старик.
- Ну и что мне до ее состоятельности! Я хочу быть состоятельной в бедности и бедствиях, как она в богатстве и проч.! (- полуграмотный автор-нигериец писал на английском языке - и использовал трафаретные обороты и сокращения. Так ему было проще. - germiones_muzh.)
- Симби, не пытайся познать бедность и бедствия - вот единственный полезный совет, который я могу тебе дать,- строго и окончательно утвердил старик.
- А я все равно желаю познать бедность и бедствия! - удрученно ответила старику Симби. Его совет, так же как матушкин, предписывал ей отказаться от собственной воли, и она поневоле вернулась домой. Но в памяти свое желание сохранила.
И вот, значит, Симби с усердием размышляла, как бы ей узнать значение этих слов, чтобы почувствовать лишения жизни. И она печалилась о своих подругах, которых украл похититель детей.
Так прошла неделя-другая, а Симби даже по ночам не спала, думая о значении неизвестных слов, и вскоре додумалась отправиться к прорицателю, который открыл бы ей, что они значат.
Однажды утром, вставши пораньше, она украла у матушки пенни. Она сказала этому пенни:
- Как мне понять значение слов бедность и бедствия, чтобы почувствовать от них лишения?
Потом она сунула пенни в карман и решительными шагами пошла к прорицателю. Когда она явилась, он сидел в своей комнате и пристально наблюдал за подносом Ифы, бога ворожбы, а на этом подносе лежало шестнадцать ракушек-каури.
- Доброе утро, прорицатель! - приветственно обратилась к прорицателю Симби.
- С добрым утром, девочка,- отозвался прорицатель.- Ифа тоже шлет тебе привет,- передал он Симби послание Ифы. Потому что Ифа, бог ворожбы, имеет обыкновение отвечать на приветствия.
Поприветствовав прорицателя, Симби сказала, что явилась для разъяснения тайного дела; она не открыла, какого дела, да и сам прорицатель не собирался ее расспрашивать, пока это тайное дело не разъяснится.
Он сразу же разложил шестнадцать ракушек в должном порядке на деревянном подносе - потому что они всегда на подносе, но до этого лежали не так, как надо. Ракушки-то и должны были поведать ему - в кодовых словах,- с чем явилась Симби, чтобы он разъяснил ей в обычных словах правильное решение ее тайного дела.
Вот положила она пенни на ракушки. Несколько раз потрясши поднос, прорицатель изучил там кодовые слова, в которые сложились для него ракушки, а потом объяснил их для Симби так:
- Видишь ли, Симби, по сообщению Ифы, бога ворожбы, ты непременно узнаешь все, что хочешь узнать, и претерпишь от этого даже больше лишений, чем предполагаешь претерпеть.
Но прежде ты должна совершить два жертвоприношения. Сначала тебе нужно принести в жертву своей голове трехлетнего от рождения петуха. Ты должна принести его в жертву голове, чтобы спасти ее во время путешествия и вернуться к матушке с головой на плечах. Потому что тебе предстоит путешествовать много лет, а в пути на твою голову обрушится все то, о чем ты просишь сегодня Ифу, бога ворожбы.
И потом, когда ты принесешь в жертву своей голове петуха, тебе придется купить одного пса, одну бутыль пальмового масла, множество горьких гуру и орехов колы, один разбитый горшок и одного голубя. Ты убьешь пса и, разрубивши его на две части, положишь в разбитый горшок. А затем обезглавишь голубя и положишь его в тот же горшок.
Сделавши все это, ты расколешь орехи колы и положишь их, вместе с горькими гуру, в тот же самый горшок. А сверху польешь свою жертву пальмовым маслом.
Когда жертвоприношение будет готово, сохрани его в безопасном месте до пяти часов поутру, а потом отнеси на голове к перекрестку трех дорог, где оно и должно быть оставлено; но смотри не оглядывайся по пути к перекрестку!
Потом поставь горшок с жертвоприношением, где указано, опустись перед ним (жертвоприношением) на колени и начинай молиться об исполнении твоих желаний познать и претерпеть все задуманное тобой.
Тебя до невозможности удивит, что ты еще не закончила молитву, а к тебе уже подступил сзади некий человек, но знай и верь: его приведет туда твоя жертва. Он мгновенно схватит тебя за руки и беспощадно потащит по дороге в чужедальний для всех нас город, где продаст в рабство, а ты должна знать и верить, что оказалась на Дороге Смерти.
С того утра ты начнешь познавать и претерпевать все, что тебе пожелалось, а именно бедность, бедствия, лишения и проч.,- так прорицатель разъяснил Симби сообщение Ифы, бога ворожбы.
- Прекрасно! Ты проницательный прорицатель,- с уважением похвалила прорицателя Симби и почтительно упала перед ним ничком, чтобы выразить свою нижайшую благодарность, а потом, радостная, вернулась к матушке.
В тот самый день, когда прорицатель назвал для Симби все доли жертвы, нужной во исполнение ее тайной воли, она, пользуясь преимуществом от зажиточной матушки, украла у нее, не боясь подозрений, крупную сумму из гораздо крупнейшей. За деньги она купила для жертвы голубя, пса, петуха и все остальное.
К вечеру Симби обезглавила петуха и пожертвовала его своей голове, чтобы благополучно вернуться домой после исчезновения на несколько лет, как предсказал ей при ворожбе прорицатель.
А ночью она отрезала голову голубю и, убивши пса, разрубила его. Она положила в разбитый горшок две части пса, безголового голубя, расколотые орехи колы и проч. Потом полила их пальмовым маслом, а чтобы матушка не смогла обнаружить, где хранится готовая жертва, спрятала ее в укромном углу.
К пяти часам на другое утро она проснулась от кукареканья петухов, которое раздавалось вокруг и повсюду. Она поднялась со спальной циновки, взяла из укромного угла свою жертву, и она утвердила жертву на голове, чтобы отнести к перекрестку дорог.
Потом тихонько приотворила дверь, вышла из дома и закрыла ее - так осторожно, что никто из домашних, включая матушку и всех остальных, даже на секунду не пробудился от сна. Потом она отправилась к перекрестку дорог и поставила там разбитый горшок. А было дотуда примерно две мили (- конечно, эта юная идиотка сделала всё, как ей сказали. - И что потом с ней началось! - germiones_muzh.)…

АМОС ТУТУОЛА (1920 - 1997. йоруба, служил в британской армии, был малограмотен) «СИМБИ И САТИР ТЁМНЫХ ДЖУНГЛЕЙ»