November 15th, 2016

ЮРИЙ КУЗНЕЦОВ

ХОЗЯИН РАССОХШЕГОСЯ ДОМА

Среди пыли, в рассохшемся доме
Одинокий хозяин живет.
Раздраженно скрипят половицы,
А одна половица поет.

Гром ударит ли с грозного неба,
Или легкая мышь прошмыгнет, -
Раздраженно скрипят половицы,
А одна половица поет.

Но когда на руках, как сиянье,
Нес подругу в заветную тьму,
Он прошел по одной половице,
И весь путь она пела ему.

1971

саронг

вот что вы надеваете, восстав из вод или с постели? Трусы? - Конгениально, но неинтересно. Халат? - Уютно, но малодушно: кожа не дышит. Берете покрывалку и драпируете нужную часть тела? - О!
А умеете ли вы это правильно делать?
А в юговосточной Азии умеют. Потому, что это и есть их одежда - и мужская, и женская.
Саронг завязывают на себе и как набедренную повязку, и как передник, и платье, и штаны, и как плащ. Можно сказать, что это просто кусок материи. - Но правильной материи, необходимого размера, наилучшей формы. И неслучайных цветов! + к тому: с традицией оптимального ношения. Владыки Индонезии, Малайзии, Камбоджи и Бирмы-Мьянмы надевают золотые саронги в самоцветах; но зачем вам тяжелая, колючая парча? - Лучше батик - расписной хлопок или шелк... Батик - непросто роспись: это создание микрокосма из цветных пятен медным "кантингом". Составы восковые, ткань непромокает. Для девушек - одно сочетание тонов, для мадамов - иное. "Мужские" цвета; свои раскраски для разных профессий и обстоятельств... Вот пятнистые саламандры на синей тропе меж красных холмов; вот дельфин с детенышем в зеленых - и лазуревых волнах, разграниченных золотыми (солнечными?) дорожками; грозные соседи-папуасы; многокластерные космическиоткрытые подсолнухи. - Правило здесь в распределении панорамы на зоны при помощи контрастных ограждающих орнаментальных полос (вот вы умеете сами структурировать мир?) Самый простой узор - для ритуальных саронгов, которыми повязывают и статуи, и даже камни: серые и черные клетки на белом, с оранжевой каймою. Рисовое поле...
Поскольку я не рекламирую ничего, кроме человеческих качеств - не посоветую ни магазина, ни страны. Выберите сами; или забудьте вовсе:)

буйства герцога де Бофора

герцогу де Бофору "все, что казалось смелым, представлялось прекрасным, и все, что казалось таинственным, представлялось разумным" - с иронией говорил в своих мемуарах кардинал де Рец. - Кредо принца трудно назвать умным - это верно; но его трудно не назвать красивым:)
"Король рынков" и один из самых популярных лидеров Фронды (широкого народного движения во Франции против кардинала Мазарини, правившего от имени малолетнего Людовика XIII), златокудрый простофиля и красавец Бофор был очень способен на поступки. Не отступал он ни в бою, ни на дуэли; а мог и политическую акцию провести нехуже прочих.
Во время очередного перемирия и переговоров с кардиналом летом 1649 в удерживаемом фрондерами Париже группа знатных дворян во главе с герцогом Кандалем, Бутвилем, Сен-Мегреном, де Сувре по наущению маркиза де Жарзе, работавшего непосредственно на Мазарини, начали "блистать" по вечерам в модных для прогулок садах Тюильри. - Пользуясь благородством фрондеров, кричали кричалки, пили за здоровье кардинала, устраивали концерты скрипачей на террасе трактира Ренара - чтоб привлечь публику. И заявляли во всеуслышание, что никто не сможет им в этом помешать.
Этого позволять было уже нельзя - и "ворон Фронды" де Рец вызвал Бофора и нескольких решительных дворян-фрондеров для беседы. В тот же вечер Бофор во главе стадвадцати кавалеров вошел в трактир Ренара в тот момент, когда Кандаль со своими садился за стол...
В таких случаях особенно важно, чтобы лидер шел впереди, "на лихом коне" - иначе будет дешевка. И ни секунды заминки! Не дать опомниться никому; не то может пролиться и кровь.
"Король рынков" сходу сдернул со стола скатерть со всем, что на ней стояло. На голову двоим обедавшим надели по тарелке с жарким, об музыкантов поразбивали их скрипки. - При виде такого Кандаль и де Бутвиль (который затем стал герцогом Люксембургским) обнажили оружие в страхе за свою жизнь. И фрондеру де Коменилю пришлось закрыть их своим телом - во избежание превращенья этих принцев в дуршлаги. Бофор объявил Жарзе, что в следующий раз выкинет его в сад через перила - а Морёль для лучшего запоминания настучал ему по макушке шпагой плашьмя. Возражений не было.
- В общем, демарш удался. Все поняли, кто в Париже хозяин.

МАКСИМИЛИАН ВОЛОШИН (1877 - 1932. свидетель - другого слова не подберу.)

* * *
Отроком строгим бродил я
По терпким долинам
Киммерии печальной,
(Киммерия - это древний Крым. Ненаш, неваш; вообще почти потусторонний. -  germiones_muzh.)
И дух мой незрячий
Томился
Тоскою древней земли.
В сумерках, в складках
Глубоких заливов,
Ждал я призыва и знака,
И раз пред рассветом,
Встречая восход Ориона,
Я понял
Ужас ослепшей планеты,
Сыновность свою и сиротство...
Бесконечная жалость и нежность
Переполняют меня.
Я безысходно люблю
Человеческое тело. Я знаю
Пламя,
Тоскующее в разделенности тел.
Я люблю держать в руках
Сухие горячие пальцы
И читать судьбу человека
По линиям вещих ладоней.
Но мне не дано радости
Замкнуться в любви к одному:
Я покидаю всех и никого не забываю.
Я никогда не нарушил того, что растет,
Не сорвал ни розу
Нераспустившегося цветка:
Я снимаю созревшие плоды,
Облегчая отягощенные ветви.
И если я причинял боль,
То потому только,
Что жалостлив был в те мгновенья,
Когда надо быть жестоким,
Что не хотел заиграть до смерти тех,
Кто, прося о пощаде,
Всем сердцем молили
О гибели...

1911