October 2nd, 2016

разговор в хуторе Соколиный (Уральское казачье войско. 1874)

…казАчки мазали избы рыжей глиной. Лизанька стояла на лестнице перед своим домом и с размаху ляпала мокрые комья в стену: «Чоп! Чоп!» Будто захлебывается на водопое старый верблюд.
У Василиста не было дела, но он несколько раз с озабоченным видом прошел мимо… Никто и не мог заподозрить, что делал он это ради Лизаньки. Ее ноги, измазанные, забрызганные, были открыты выше колен. Казачка нисколько не стеснялась его. Она была очень довольна, что он смотрит на нее, — храбро встречала его взгляд, улыбаясь из-под локтя. Какое счастье ждет казака!
— Лизанька, ты бы еще повыше задрала подол-то. Ситец, матри попачкаешь. Родион Семеныч (- батяня. Василист насмехается. Потому что ревнует. – germiones_muzh.) рассердится. А люди пущай глядят, кака ты есть…
Василист говорит это серьезно. Ему хочется подойти к ней и прикрыть платьем ее ноги. Пусть никто не видит этих круглых чашек колен, похожих на лбы белых козлят, которые вот-вот передерутся меж собою.
— А хотя бы? — сдержанно улыбается девушка. — Видел, видел, не обидел. Плакать станешь, не достанешь.
Вечером Василист идет к попу Кабаеву взять благословение на сватовство…

ВАЛЕРИАН ПРАВДУХИН (1892 – 1938). «ЯИК УХОДИТ В МОРЕ»

(no subject)

нередко дирижер управляет не оркестром, а публикой. (Рамон Гомес де Ла Серна)

(no subject)

слова только мешают понимать друг друга. (Антуан де Сент-Экзюпери)
- точнее, это сказал Маленькому Принцу Лис. - Но оттого оно не перестает быть верным.

(no subject)

сегодня, кстати, Зосимы Пустынника. Киликийскаго. Он тоже общался со зверями, даже приручал их легче, чем Принц. - Верней, их за него приручал (к нему) Бог... А про мучения, причиненные Зосиме глупыми и злыми людьми, я не хочу говорить. Ничего в этом нового, увы, нет: мы постоянно мучим и убиваем друг друга, даже незамечая того

взрослые и дети (Париж 1950-х)

- …вы стояли во втором ряду,- сказал сенмонтронец.- Это не принято.
- Перестаньте спорить,- сказал Хватьзазад, выходя, в свою очередь, из машины.- Щамыразберемся.
- Так нельзя,- сказал Федор Баланович.- Вы ехали в его машине. Вы необъективны.
- Тогда разбирайтесь сами,- сказал обеспокоенный Хватьзазад, кидаясь вслед за успевшей уже исчезнуть вместе с девчонкой вдовой Авот'ей.

XI
Сидя на террасе кафе "Двух дворцов" и опустошая пятый стакан гранатового сиропа, Габриель разглагольствовал перед собравшимися. Аудитория вслушивалась в его слова с огромным вниманием, ибо франкоговорящие в ней практически отсутствовали.
- Почему...- вопрошал он,- почему бы нам не радоваться жизни, когда достаточно любого пустяка, чтобы нас ее лишить? Из пустяка она рождается, благодаря пустякам теплится, пустяки ее подтачивают, из-за пустяков она обрывается. Если бы это было не так, кто бы стал мириться с ударами судьбы, с унижениями, которыми усеян путь к блестящей карьере, с грабительскими замашками бакалейщиков, с расценками мясников, с разбавленным молоком, с нервозностью родителей, гневливостью преподавателей, грубостью сержантов, с паскудством властьимущих и нытьем онойнеимущих, с безмолвием бесконечных пространств, вонючим отваром из-под цветной капусты или с неподвижностью деревянных лошадок на карусели? Кто б стал все это терпеть, если б не было известно, что вредоносное размножение некоторых крошечных (жест) клеточек нашего организма или же случайная траектория пули, выпущенной по воле совсем не знакомого вам безответственного безумца, может неожиданно положить конец всем этим неприятностям, растворив их в вечной небесной голубизне? Вот я, сидящий здесь пред вами, частенько подумывал об этом, когда, одетый в балетную пачку, показывал ублюдкам вроде вас свои от природы, надо признать, весьма волосатые, но профессионально выщипанные ляжки (- напоминаю, что дядя Зази – Габриель работает балериной в ночном кабаре. Он громадный качок и живет с женой Марселиной. – germiones_muzh.). Могу добавить, что, если возникнет желание, вы сможете увидеть мой номер сегодня же вечером.
- Урра! - заорали доверчивые туристы.
- Послушай, дядюшка, а ты пользуешься у них все большим и большим успехом.
- Ах, вот ты где! - спокойно отозвался Габриель.- Видишь, я все еще жив и к тому же процветаю.
- Ты показал им Сент-Шапель?
- Им повезло. Мы приехали как раз к закрытию. Только и успели, что пробежаться мимо витражей. Огромные (жест) такие витражи. Они (жест) в восторге. Правда ведь, my гретхен lady? (- «моя» по-английски + гретхен немецкое женское имя, но в функции английского прилагательного + «леди» по-английски. – В общем, белиберда. – germiones_muzh.)
Польщенная туристка восторженно закивала.
- Урра! - заорали все остальные.
-Держите гидасперов! - добавила появившаяся вдова Авот'я. За ней по пятам шел Хватьзазад.
Легавмен (Хватьзазад. – germiones_muzh.) подошел к Габриелю и, вежливо поклонившись, справился о его здоровье. Не вдаваясь в подробности, Габриель сообщил, что у него все в порядке. Тогда собеседник продолжил допрос, переходя к проблеме свободы личности. Габриель заверил его, что его свобода ничем не ограничена, и это, более того, его абсолютно устраивает. Разумеется, он не стал отрицать, что в какой-то момент было безусловное посягательство на его наиболее неотъемлемые права, но впоследствии, свыкшись со своим новым положением, он до такой степени сумел повлиять на происходящее, что его похитители стали его рабами, и в ближайшее время он сможет распоряжаться их свободной волей по своему полному усмотрению. В заключение он сказал, что ненавидит, когда полиция сует свой нос в его дела, и, поскольку его почти затошнило от отвращения к подобного рода вмешательству, он вынул из кармана шелковый носовой платок цвета сирени (не белой, разумеется), пропитанный одеколоном "Тайный Агент" фирмы Кристиан Фиор, и вытер им нос.
Задохнувшись в пахучем облаке, Хватьзазад извинился, попрощался с Габриелем, вытянувшись по стойке смирно, развернулся на сто восемьдесят градусов по всем правилам военного этикета, отошел от него и исчез в толпе в сопровождении семенившей за ним по пятам вдовы Авот'и.
- А здорово ты его на место поставил,- сказала Зази, усаживаясь рядом с Габриелем.-Мне, пожалуйста, клубнично-шоколадного мороженого.
- Кажется, я эту рожу уже где-то видел,- сказал Габриель.
- Теперь, когда эта лягавщина отвалила,- сказала Зази,- ты, может, наконец ответишь на мой вопрос? Ты гормосессуалист, да или нет?
-- Клянусь, что нет.
И в подтверждение Габриель протянул руку вперед и сплюнул, чем несколько шокировал собравшихся вокруг туристов. Он хотел было посвятить их в этот древний галльский обычай, но Зази пресекла его дидактические устремления, спросив, почему, в таком случае, хмырь обвинил его в том, что он таковым является.
- Опять за свое! - простонал Габриель. Не вполне вникшие в суть дела туристы следили за происходящим теперь уже без тени улыбки, не испытывая ничего, кроме раздражения: они тихо переговаривались на своем родном наречии. Некоторые предлагали попросту утопить девчонку в Сене, другие завернуть в плед и сдать в камеру хранения на любом вокзале, обложив предварительно ватой для звукоизоляции. Если же никто не согласится расстаться со своим одеялом, то вполне можно использовать для этих целей чемодан, если, конечно, хорошенько утрамбовать содержимое.
Обеспокоенный этим шушуканьем, Габриель решил пойти на кое-какие уступки.
- Ну хорошо, вечером я все тебе объясню. Точнее, ты все увидишь своими глазами.
- Что увижу?
- Увидишь - и все тут. Даю тебе честное слово.
Зази пожала плечами.
- Знаешь, я твое честное слово...
- Хочешь, чтобы я еще разок сплюнул?
- Хватит! А то мне в мороженое попадешь.
- А теперь оставь меня в покое. Ты все сама увидишь, честное слово.
- А что, собственно, малышка собирается увидеть? - спросил Федор Баланович, которому удалось-таки уладить с сенмонтронцем все спорные вопросы, касающиеся дорожно-транспортного происшествия. Последний, кстати говоря, выразил горячее желание вернуться к себе в родную деревню. Федор Баланович. как и Зази, уселся рядом с Габриелем на место, которое освободили для него преисполненные уважения туристы.
- Я свожу ее вечером в "Старый ломбард",- ответил Габриель.- И всех остальных тоже (жест).
- Минуточку,- сказал Федор Баланович.- Это в программу не входит. Я должен проследить за тем, чтобы они пораньше легли спать, поскольку завтра рано утром они отбывают к седым камням Гибралтара. Таков уж их маршрут.
- Во всяком случае, эта перспектива была им очень по душе,- сказал Габриель.
- Они просто не понимают, что ждет их впереди,- сказал Федор Баланович.
- Зато потом им будет что вспомнить,- сказал Габриель.
- Мне тоже,- сказала Зази, сосредоточенно продолжая эксперимент по сравнительному изучению клубничного и шоколадного ароматов.
- Да, но кто же будет платить в "Старом ломбарде"? Сами они доплачивать не станут.
- Как я скажу, так они и сделают,- сказал Габриель.
- Кстати,- обратилась к нему Зази,- я вспомнила, что хотела у тебя спросить.
- Подождешь,- сказал Федор Баланович.- Помолчи, когда мужчины разговаривают.
Изумленная Зази заткнулась.
Поскольку рядом случайно оказался официант, Федор Баланович обратился к нему со следующими словами:
- Принесите-ка мне пивного сока!
- В чашке или в железной баночке? - спросил официант.
- В гробу,- ответил Федор Баланович, давая официанту понять, что теперь его уже никто не задерживает.
- Потрясающе,- рискнула восхититься Зази.- Даже генерал Шарль Вермо никогда бы до такого не додумался.
Федор Баланович пропустил ее замечание мимо ушей.
- Значит, ты думаешь, что можно с них еще кое-что содрать? - спросил он у Габриеля.
- Я же тебе сказал: что скажу - то они и сделают. Надо этим воспользоваться. Вот, кстати, куда ты их везешь ужинать?
- Знаешь, с ними так цацкаются! Они ужинают в "Серебряных кустах", ни больше ни меньше! Но платит за это непосредственно туристическое агентство.
- Слушай! Я знаю одну пивнушку на бульваре Тюрбиго, где ужин обойдется намного дешевле. Ты сходишь к хозяину того шикарного ресторана и возьмешь с него компенсацию из тех денег, которые он получит от агентства. Это ведь всем очень выгодно! К тому же я их отвезу в такое место, где чем только не полакомишься! Естественно, платить будем из доплаты, которую они внесут за "Старый ломбард". Что касается сдачи из "Кустов", то ее мы поделим между собой.
- Ну и хитрецы же вы, однако! - сказала Зази.
- Знаешь,- сказал Габриель,- ты несправедлива! Все это делается исключительно для их (жест) блага!
- Мы только об этом и думаем! - сказал Федор Баланович.- О том, чтобы, покинув этот славный град, нареченный Парижем, они никогда не смогли его забыть. И вернулись сюда снова.
- Ну что же, все складывается как нельзя лучше,-- сказал Габриель.- В ожидании ужина они смогут осмотреть подвалы пивной: там пятнадцать бильярдных столов и двадцать столиков для пинг-понга. Второго такого заведения в Париже нет.
- Им будет что вспомнить,- сказал Федор Баланович.
- Мне тоже,- сказала Зази.- Потому что я тем временем пойду погуляю.
- Только не по Севастопольскому бульвару! - испуганно воскликнул Габриель.
- Не беспокойся,- сказал Федор Баланович.- Сдается мне, что ее голыми руками не возьмешь.
- Да, но мать мне ее доверила не для того, чтобы она шлялась между Центральным рынком и Шато д'0
- Я буду просто прогуливаться перед твоей пивной,- примирительно сказала Зази.
- Тогда тем более все решат, что ты вышла на панель,- ужаснулся Габриель.- К тому же ты в джынзах. Любители наверняка найдутся.
- Любители находятся на все что угодно,- сказал Федор Баланович тоном хорошо пожившего человека.
- Обижаете,- ответила Зази, жеманно поводя плечами.
- Что? Теперь она с тобой будет заигрывать? - сказал Габриель.- Это уже черт знает что!
- Почему? - спросила Зази.- Он тоже горм?
- Не горм, а норм! Альный, разумеется,- поправил ее Федор Баланович. - Здорово я пошутил, правда, дядюшка?
И он шлепнул Габриеля по ляжке. Габриель весь всколыхнулся. Туристы смотрели на них с любопытством.
- Кажется, они уже заскучали,- сказал Федор Баланович.- Самое время отвезти их поиграть в бильярд, чтоб они немного развеялись. Бедные олухи! Они ведь думают, что это и есть Париж.
- Не забывай, что я показал им Сент-Шапель,- с гордостью заявил Габриель.
- Балда! - сказал Федор Баланович, знавший все тонкости французского языка, ибо родился он не где-нибудь, а в Буа-Коломб.- Ты водил их в торговый суд, что рядом с Сент-Шапель.
- Да ты что! - воскликнул Габриель с недоверием.- Правда штоли?
- Хорошо, что здесь нет Шарля, а то вы вообще никогда б не разошлись,- сказала Зази.
- Может, это и не была Сент-Как-ее-там,- сказал Габриель,- но все равно красиво.
- Сент-Какейотам??? Сент-Какейотам??? - с беспокойством переспрашивали самые искушенные в вопросах французского языка туристы.
- Сент-Шапель,- сказал Федор Баланович.- Истинная жемчужина готического искусства.
- Вот такая (жест),- добавил Габриель. Успокоенные туристы заулыбались.
- Ну что? - сказал Габриель.- Поговори с ними.
Федор Баланович процицеронил предложение Габриеля на нескольких наречиях.
- Да. Ничего не скажешь,- сказала Зази с видом знатока.- Славянин свое дело туго знает.
И действительно, туристы выразили свое полное согласие, с энтузиазмом вынимая кошельки, что свидетельствовало не только о престиже Габриеля, но и о глубине лингвистических познаний Федора Балановича.
- Кстати, это и был мой второй вопрос,- сказала Зази.- Когда ты был там, у Эйфелевой башни, ты говорил по-иностранному не хуже его. Что с тобой было? И почему ты сейчас не говоришь?
- Этого я не могу тебе объяснить,- сказал Габриель.- Это непонятно откуда берется. Как наваждение. Осеняет, одним словом.
И допил свой стакан гранатового сиропа.
- Что тебе сказать? С артистами это бывает…

ягоды пустыни Калахари - подземные и наземные

(незнаю, стоит ли объяснять нарочно, где находится Калахари – все ж-таки про Айболита и его экспедицию на Лимпопо все слышали в детстве. – Ну, это самая большая из пустынь Южной Африки: занимает почти всю Ботсвану, чуть ЮАР и Намибию – которая в основном другая пустыня Намиб; залезает теперь и в Зимбабве, Замбию и Анголу… Сестра Сахары. – germiones_muzh.)
…поверхность её замечательно ровная, хотя в разных местах её прорезают русла древних рек. По её непроторённым равнинам бродят огромные стада антилоп, которым нужно лишь очень немного или совсем не нужно воды. Её жители - бушмены, или бакалахари - занимаются охотой на животных, на бесчисленных грызунов и на немногочисленных представителей кошачьих пород, которые питаются грызунами. Почва её состоит из мелкого блестящего песка, почти полностью кварцевого. Русла древних рек содержат много аллювиальных наносов, а так как под палящими лучами солнца почва сильно затвердела, то в некоторых из них, во впадинах, на несколько месяцев в году остаётся дождевая вода.
Трава в этой замечательной местности растёт отдельными пучками, между которыми находятся голые промежутки, иногда занятые ползучими растениями, корни которых, залегающие глубоко в земле, делают для этих растений мало чувствительным вредносное действие зноя. Количество растений, имеющих клубневые корни, очень велико; структура их корней имеет целью обеспечить растение питанием и влагой во время засушливых периодов, когда ни того, ни другого невозможно получить ниоткуда. Здесь мы встречаем растение, не принадлежащее к клубненосным видам, но сделавшееся таким в условиях, в которых клубень необходим в качестве источника, поддерживающего жизнедеятельность растения. То же самое происходит в Англии с одним видом винограда, корень которого снабжён клубнем для той же самой цели. Растение, о котором я говорю, принадлежит к тыквенным; оно даёт маленькие, съедобные огурцы яркокрасного цвета.
Другое растение, называемое "лерошуа", является настоящим благодеянием для жителей пустыни. Оно небольшое; листья у него длинные и узкие, стебель - не толще, чем воронье перо. Раскапывая его корень, мы на глубине одного-полутора футов (30 - 45 см. – germiones_muzh.) доходили до клубня величиной часто с голову маленького ребёнка; сняв с него кожу, мы находили в нём массу ячеистой ткани, наполненную соком, напоминающим по вкусу сок молодой репы. Благодаря глубокому залеганию этих клубней в земле, их сок обладает приятной прохладой и свежестью.
В других частях этой страны, где длительный жар иссушает почву, можно встретить ещё одно такое растение, называемое мокури. Это ползучее травянистое растение откладывает под землёй- несколько клубней; некоторые из них бывают величиной с человеческую голову, клубни откладываются под землёй горизонтально, на окружности в ярд и больше. Туземцы ударяют камнем по земле в пределах этой окружности и по разнице звука определяют место, где под землёй находится водоносный клубень. Затем они копают землю и на глубине около фута (30 см. – germiones_muzh.) находят его. Но самым удивительным растением в этой пустыне является "кенгве", или "кеме" (Cucumis caffer), кафрский арбуз. В те годы, когда дождей выпадает больше, чем обычно, пространства страны бывают буквально покрыты этими арбузами. Это случается обычно раз в 10 - 11 лет, и последние три раза такие годы совпадали с исключительно влажным сезоном. Тогда животные всевозможных пород и названий, в том числе и человек, вдоволь наслаждаются ими. Слон, истинный царь лесов, упивается тогда его соком, так же, как и различные виды носорогов. С одинаковой жадностью поедают арбузы и разные породы антилоп, львы, гиены, шакалы и мыши; все они знают и высоко ценят этот благодетельный для всех дар. Однако не все из этих арбузов одинаково съедобны. Одни из них - сладкие, другие же - настолько горькие, что буры все их вообще называют "горькими арбузами". Туземцы отбирают их один за другим, ударяя по ним топориком и прикладываясь к разрезу кончиком языка. Таким образом они быстро отделяют сладкие от горьких. Горькие арбузы вредны, сладкие же очень полезны. Это свойство одного и того же растительного вида давать одновременно и горькие и сладкие плоды наблюдается также и у съедобного красного огурца, часто встречающегося в этой стране. Его плод имеет около 4 дюймов (10 см. – germiones_muzh.) в длину и около полутора дюйма в толщину. Зрелый плод имеет ярко-красный цвет. Многие из них - горькие, другие, наоборот, очень сладкие. Даже арбузы, посаженные в огороде, могут делаться горькими, если где-либо поблизости есть горькие "кенгве", потому что пчёлы переносят пыльцу с одних на другие…

ДАВИД ЛИВИНГСТОН (1813 – 1873. шотландский исследователь и миссионер). ПУТЕШЕСТВИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ В АФРИКЕ

Карл Смелый (1433 - 1477) - и розовое варенье

по свидетельству Филиппа де Коммина, который до того как перейти к королю Франции, был придворным Карла Смелого, - этот бургундский герцог был так гневлив и горяч, что приближенные побаивались иметь с ним дело. - Карл знал свои слабости - чтоб уравновесить этот недостаток, совсем не пил вина, заменяя его водою или травяным настоем; а для того, чтоб улучшить настроение, ел розовое варенье.
- Нестандартная диэта для "государя-рыцаря", жизнь которого прошла в военных походах, турнирах, охотах и состязаниях трувёров:)
Карла, начиная со скандальноизвестного диагнозами исторических личностей врача-писателя Лесны, модно считать деградантом, больным вырожденцем. Он был обречен на это давно - поскольку являлся главным противником объединения Франции под централизованной властью королей... - Да, он проиграл последнюю битву при Нанси, свою жизнь и герцогство: всё разом. Но это не основание считать его психом. Карл отчаянно пытался стать суверенным монархом: будучи богаче и сильнее Людовика XI, он все же был его вассалом. Но ни Людовик, ни император Священной римской империи германской нации не дали ему такой возможности. - Слишком крупной была игра, и сложным по составу герцогство Бургундское (Карл не уставал его усмирять) - опасность была велика... Карлу принадлежит знаменитая фраза: он-де настолько любит Францию, что предпочел бы иметь в ней десять королей вместо одного. - Цинично, конечно. Будучи кузеном короля, Карл все ж наполовину был иностранной крови - мать его португальская инфанта. Думаю, он охотнее считал бы себя кем угодно, но не французом: немцем, даже фламандцем... И в довершение всего, ему претило заигрывание с буржуазией усиливающихся городов, на которую делал ставку Людовик. "Партнеры" по политической игре - короли и император - постоянно динамили его, обещая и невыполняя обещаний. А Карл предпочитал-таки играть открыто.
Он жил, как рыцарь - громко, ярко. Жестоко. И умер как рыцарь, с мечом в руке.
Противостоя тенденциям и логике эпохи.
Ввиду всего этого вода и варенье смотрятся как-то трогательно даже:)
Старался человек.

"В НАНТСКОЙ ТЮРЬМЕ БЫЛ УЗНИК ОДИН..." - французская народная песня (поёт НОЛЬВЕНН ЛЕРУА)

https://www.youtube.com/watch?v=fsGFjKbeZx8
очпопулярная до сих пор песня (даже тинэйджеры поют). Но Нольвенн Леруа, конечно, лучше:

В Нантской тюрьме был узник один, лан-дигидигидон!
В Нантской тюрьме был узник один - и никто к нему не приходил...

(- ну, кроме дочери тюремщика. И вот как-то приносит она ему попить и рубашку - а он спрашивает: "а что говорят в городе?" - "Да говорят, что скоро вас повесят" - отвечает она...)

- а дальше догадайтесь сами:)

девятый шар Кухулина

…тем временем спорили ирландцы, кому из них подобает выйти на бой с Кухулином (который один, необращая внимания на раны, защищал брод против воинов пяти королевств. - germiones_muzh.) и порешили послать Кура, сына Да Лот, ибо не ладили с ним ни на ложе (- видно, не слишком он уважал их жен или рабынь. - germiones_muzh.), ни в дружбе. Говорили они, что если падет Кур в сражении, то избавятся они от этого бремени, а коли случится погибнуть Кухулину, то будет и того лучше. Призвали Кура к шатру королевы.
— Чего они хотят от меня? — спросил Кур.
— Желаем, чтоб вышел ты против Кухулина, — молвила Медб (верховная королева. - germiones_muzh.).
— Высоко же вы ставите мою доблесть, равняя с этим юнцом (- Кухулин был несравненный герой; но был он очень юн. Позор для взрослых воинов сражаться с безбородым и безусым. - germiones_muzh.), — ответил Кур. — Вот уж вовек не явился бы я, если б знал, для чего меня звали. Довольно и того, чтоб сразился с ним у брода такой же юноша из моих людей.
— Странные речи ведешь ты, — сказал тут Кормак Конд Лонгас, сын Конхобара, — не худо бы и с твоею силой одолеть Кухулина.
— К раннему часу назавтра готовьте мне все для похода, — молвил Кур, — ибо не прочь я пойти и недолго заставлю вас ждать гибели этого оленя, Кухулина.
Рано утром поднялся на другой день Кур, сын Да Лот. Повозку оружия взял он с собой для поединка с Кухулином и немедля принялся наносить ему удары (первым делом, как правило, метали копья. Но видов оружья было много - имелись и секретные. - germiones_muzh.). Утром того же дня исполнил Кухулин свои боевые приемы. Вот они все: (- перечень названий впечатляет - но они ничего не говорят о конкретной технике исполнения: прием грома, прием вихря, прием с яблоком... Только, пожалуй, излюбленный Кухулином "прыжок лосося" по идее понятен. - germiones_muzh.)
Так повелось, что каждое утро, быстро, словно кошка, бегущая к сметане, проделывал Кухулин одной рукой боевой прием, дабы не забыть и не растерять их.
Треть того дня, укрываясь за шишкой своего щита, пытался Кур, сын Да Лот поразить Кухулина (- а тот, значит, делал вид, что незамечает: уклонялся, ходил вокруг, поворачиваясь в разные стороны, и подставлял щит, обернувшись спиной... - germiones_muzh.). И сказал тогда Лаэг (- возница боевой колесницы Кухулина. - germiones_muzh.) своему господину:
— О Ку! Ответь же воину, что силится поразить тебя!
Тогда взглянул на врага Кухулин, взмахнул восемью шарами и высоко подбросил их (- отвлекающий маневр! - germiones_muzh.), а в Кура, сына Да Лот, метнул девятый, что попал в его щит, да в его лоб и вышиб столько мозгов, сколько весил он сам. Так погиб Кур, сын Да Лот, от руки Кухулина.
— Коли теперь признаете вы наш договор и поруку, — сказал тогда Фергус (Фергус был изгнанник из племени уладов, которых защищал Кухулин. Был он могучий герой - и не по своей охоте пошел с воинами пяти королевств Айлиля и Медб. Во время защиты брода был он кем-то вроде секунданта сражающихся сторон. - germiones_muzh.), — посылайте к броду другого воина иль до утра оставайтесь в лагере, ибо сражен Кур, сын Да Лот.
— Помня, зачем мы пришли, — ответила Медб, — можем остаться и в этих шатрах…

ПОХИЩЕНИЕ БЫКА ИЗ КУАЛЬНГЕ (древнеирландская скела)

(no subject)

во время Фронды - общественного движения разных слоев населения Франции XVII в. против режима кардинала Мазарини при малолетнем Людовике XIV - заглавный интриган коадъютор Парижского архиепископа аббат Жан-Франсуа-Поль де Гонди де Рец, как он сам признался в своих мемуарах, не знал, от какой именно из своих любовниц (мадемуазель де Шеврез - или Маргариты де Гонди, своей кузины) подхватил дурную болезнь.
- Всё делалось в такой спешке:)!