August 21st, 2016

КОРОЛЬ МАТИУШ ПЕРВЫЙ (конец «прекрасной эпохи»; где-то на Земле). VII серия

теперь вернемся во дворец и посмотрим, что там произошло, когда стало известно об исчезновении короля.
Утром, как всегда, в королевскую опочивальню вошел главный дворецкий и глазам своим не поверил: окно раскрыто настежь, постель раскидана, а Матиуша нет.
Но дворецкий, надо отдать ему должное, не растерялся. Заперев спальню на ключ, он побежал к церемониймейстеру, растолкал его и зашептал на ухо:
– Ваше сиятельство, господин церемониймейстер, король пропал!..
Церемониймейстер втайне от всех позвонил канцлеру.
Десяти минут не прошло, как во дворец с бешеной скоростью примчались три автомобиля:
автомобиль канцлера,
автомобиль министра юстиции,
автомобиль обер-полицмейстера.
Короля похитили. Ясно, как дважды два – четыре. Это, несомненно, происки врага. Им это на руку: солдаты узнают об исчезновении короля, откажутся сражаться, и неприятель займет столицу без боя.
– Кому известно о похищении короля?
– Никому.
– Отлично.
– Необходимо установить, похищен король или убит. Господин обер-полицмейстер, даю вам час на расследование.
В королевском парке есть пруд. Может, короля утопили? Министру морского флота приказали срочно доставить во дворец водолазный костюм. Сам обер-полицмейстер облачился в скафандр, опустился на дно, ходит, ищет. А матросы, стоя на берегу, накачивают насосом воздух, чтобы он не задохнулся. Но Матиуша в пруду не оказалось.
Во дворец вызвали старого доктора и министра торговли. Все делалось в величайшей тайне.
Но слуги почуяли что-то неладное: недаром министры с раннего утра носятся как угорелые.
И вот, чтобы положить конец кривотолкам, во дворце объявили: король Матиуш заболел, и доктор прописал ему раковый суп. Потому, дескать, обер-полицмейстер и нырял в пруд.
Гувернеру сказали, что ввиду болезни Матиуша уроки временно отменяются.
Присутствие доктора убедило всех, что это правда.
– Ну хорошо, допустим, мы выиграли время до вечера, – сказал министр юстиции. – А дальше что?
– Я главный министр, и голова у меня на плечах не для украшения.
Прибыл министр торговли.
– Господин министр, помните ту куклу, которую король Матиуш велел сделать для этой девчонки?
– Еще бы! Министр финансов до сих пор мне этого простить не может. Транжиром меня обозвал.
– Так вот, немедленно поезжайте к фабриканту детских игрушек. К завтрашнему утру, если ему жизнь дорога, должна быть готова кукла, как две капли воды похожая на короля. Не забудьте захватить с собой фотографию Матиуша.
Обер-полицмейстер для отвода глаз вытащил из пруда с десяток раков. Их тотчас со всевозможными церемониями отослали на кухню. А доктора заставили под диктовку написать такой рецепт:
Rp. Раковый суп.
Ex 10 раков dosis una.
D.S. Через два часа по столовой ложке.

Когда поставщику двора его королевского величества доложили, что его ждет в кабинете министр торговли, он просиял от удовольствия: «Наверно, опять взбрело что-нибудь в голову королю».
А заказ ему нужен был до зарезу, потому что отцы и дядюшки ушли на войну и подарков детям никто не покупал.
– Господин фабрикант, заказ срочный. Кукла должна быть готова к завтрашнему дню.
– Вы ставите меня в очень затруднительное положение. Почти все рабочие мобилизованы, на фабрике остались только женщины да больные. Кроме того, я завален работой: отцы, отправляясь на войну, покупают своим детям игрушки, чтобы они не плакали, не скучали и хорошо себя вели.
Фабрикант врал почем зря. В армию его рабочих не брали: они были худые, как скелеты. Ведь он платил им очень мало. Про заказы он тоже выдумал. Просто набивал себе цену.
А когда узнал, что кукла должна быть похожа на короля, у него даже глаза заблестели.
– Понимаете ли, – запинаясь, объяснял министр, – в нынешнее военное время королю часто нужно показываться на людях, разъезжать в карете по городу, чтобы никто не подумал, будто он боится и сидит взаперти во дворце. Вот мы и решили: зачем мучить ребенка и возить его беспрерывно по городу? Может пойти дождик, он простудится, или еще какая-нибудь беда приключится. А сейчас, вы сами понимаете, надо особенно беречь короля.
Но хитрого фабриканта было не легко провести. Он сразу смекнул, что здесь кроется какая-то тайна.
– Значит, к завтрашнему дню?
– К девяти утра.
Фабрикант взял карандаш и сделал вид, будто подсчитывает, во сколько обойдется ему кукла-король. Из любого фарфора ее не сделаешь, нужен самый высший сорт. Неизвестно, найдется ли столько на фабрике. Да, это будет стоить очень дорого. И рабочим придется заплатить побольше, чтобы держали язык за зубами. А тут, как назло, испортилась машина. Надо за ремонт заплатить. Ну и другие заказы придется отложить. Он считал долго-долго.
– Господин министр, если бы не война… Как патриот, я понимаю, что у государства сейчас огромные расходы на армию и пушки… так вот, если бы не война, я запросил бы вдвое больше. Но, принимая во внимание интересы государства, так и быть, сделаю подешевле, с убытком для себя, однако это цена окончательная, и я ни копейки не уступлю.
И он назвал такую сумму, что министр ахнул:
– Ведь это грабеж!
– Господин министр, вы оскорбляете в моем лице национальную промышленность.
Министр не решился на свой страх и риск истратить столько денег и позвонил канцлеру. Боясь, как бы их разговор не подслушали, он вместо «кукла» сказал «пушка».
– Господин канцлер, пушка обойдется очень дорого.
Канцлер сразу понял, о чем идет речь.
– Не торгуйтесь, – сказал он, – только велите ему, чтобы, когда потянешь за веревочку, она отдавала честь.
«Что за диковина – пушка, отдающая честь?» – удивилась телефонистка.
– Тогда я отказываюсь делать куклу, – заартачился фабрикант. – Это не мое дело. Обращайтесь к королевскому механику или часовщику. Я честный фабрикант, а не шарлатан. Открывать и закрывать глаза – пожалуйста, это можно, но отдавать честь кукла не будет. Это мое последнее слово. И ни копейки меньше не возьму.
Весь взмокший, усталый, голодный, приехал министр торговли домой. Взмокший, усталый, голодный, возвратился и обер-полицмейстер.
«В результате тщательного расследования установлены обстоятельства похищения короля. События развивались следующим образом. На голову спящему королю накинули мешок, вытащили через окно в парк и отнесли в малинник. Там его величество потерял сознание. Чтобы привести его в чувство, ему дали малины и вишен. На земле найдено шесть вишневых косточек. Когда его милость короля Матиуша перетаскивали через ограду, он оказал сопротивление: на коре дерева обнаружены следы голубой королевской крови. Чтобы обмануть погоню, его посадили верхом на корову. Следы коровьих копыт ведут к лесу, там же найден мешок. На опушке следы обрываются. Ясно, что короля где-то спрятали, а где – неизвестно. Расследование прекращено за недостатком времени. Допросить население не было возможности, так как приказано хранить тайну. Надо установить слежку за гувернером. Он ведет себя подозрительно: спрашивает, можно ли навестить Матиуша. Прилагаю вещественные доказательства: вишневые косточки и мешок.»
Канцлер бережно положил мешок и косточки в сундук, запер сундук на огромный висячий замок, запечатал красным сургучом, а наверху написал по-латыни: corpus delicti. (вещественные доказательства - по-латыни. - germiones_muzh.)
Так уж повелось на свете: если кто-нибудь чего-нибудь не знает или не хочет, чтобы узнали другие, он пишет по-латыни.
На другой день военный министр явился во дворец с прощальным визитом, а кукла-король сидит на троне – и ни гу-гу, только честь отдает. Объявления на всех перекрестках гласили:
Население столицы может спокойно трудиться – его величество король Матиуш будет ежедневно совершать прогулку по городу в открытом автомобиле

ЯНУШ КОРЧАК

авторитет - и ответственность "праведного" халифа (VII век)

мусульмане почитают "праведных" халифов - первых четверых после Мухаммеда правителей исламского мира, его родичей. Потом халифы испортились. - Сунниты почитают праведными четырех халифов; ибадиты - двух первых (за Мухаммедом); шииты - только одного, последнего - Али; но шииты зейдитской ветви и к трем предыдущим относятся с уважением.
В общем, авторитетные люди были "праведные халифы".


Амир ал-Муминин Умар (- второй праведный халиф. - germiones_muzh.), да помилует его Аллах, однажды куда-то бежал. Амир ал-Муминин Али (впоследствии - четвертый праведный халиф. - germiones_muzh.), да будет над ним мир и милость Аллаха, увидел его и спросил:
- О, Умар, все ли у тебя в порядке, что ты так стремительно бежишь?
Тот сказал:
- Один верблюд из предназначенных для пожертвования убежал. Бегу искать его.
- О, Умар, ты унижаешь (своей спешкой из-за пустяков - престиж. - germiones_muzh.) властителей, которые прибудут после тебя.
Умар возразил:
- О, Али, как говорится - если ягненок погибнет на берегу Ефрата, - ей-богу, в день страшного суда спросят за это с меня.

ШАРИФ МУХАММАД МАНСУР МУБАРАКШАХ (XII - начало XIII в.). КИТАБ-И “АДАБ АЛ-ХАРБ ВА-Ш-ШУДЖААТ”

(судя по общей тематике книги, Мубаракшах считает описанное достоинство одним из оснований мужества - и за это ему от меня двойной респект. И пусть никто не скажет, что я поклоняюсь чужим алтарям. Я знаю аспекты ислама, с которыми несогласен - но считаю нужным всегда оказывать уважение людям, когда они поступают честно, и стоящим обычаям, когда они исполняются. - germiones_muzh.)

(no subject)

домохозяйки Гонолулу, чтоб сделать пойманных на обед осьминогов нетакими жесткими, прокручивают их в стиральных машинах.

как быть СТАРШИМ братом?

                                        И зверей, как братьев наших меньших,
                                        Никогда не бил поголове...
                                        Сергей Есенин

я вовсе не имею в виду пресловутого "Большого брата", который будто бы со времен Оруэлла наблюдает за каждым из нас.
И не то, как СТАТЬ старшим братом (это бывает просто: родишься раньше - и долго еще имеешь преимущество в физическом развитии и житейском опыте перед младшим. Я это знаю непонаслышке, у меня два младших брата и сестра).
Я - о человеке по сравнению со зверем.
Вот, как говорит и показывает нам Великий и Мудрый О'Кей Гугл, родились одновременно человеческий детеныш Дилан - и щенок францусского бульдога Фарли. Живут рядом - и думают, что они - братья. И всех это умиляет... Но хоть одновременно они родились, пройдет совсем немного времени - и четвероногий Фарли начнет отставать от Дилана по росту и по уму; а Дилан встанет на ноги (чего Фарли несможет никогда), заговорит, напишет на бумаге или, скорее, наберет на дисплее первое слово. Станет хозяином Фарли, и переживет его - надо думать, надолго.
Зачем? И в чем принципиальная разница между этими братьями?
И тот, и другой тянутся к теплу, обоим нужна пища и ласка - а впоследствии и секс, и другие естественные удовольствия. Более того - у Фарли невпример лучше работают обеспечивающие био инстинкты - и никогда в жизни не будет таких заморочек и проблем, какие почти неминуемо ожидают Дилана. (Мой прежний хороший приятель и инструктор по дзюдо аспирант-философ Дима, с которым вместе тренировались в Ботсаду Ростова-на-Дону, получавший во сне указания от самого Уэсибы-сана, так и говорил: "Надо быть счастливым животным!" Не знаю, велел ему так виртуальный сэнсэй - или он додумался сам. Теперь он предприниматель и непарится этим больше)
Зачем же Дилан - "старший брат"? Для чего ему возможность развития и даже преодоления данностей физической природы, чего не может ни одна птица, рыба и зверь? Утенок, даже выросший в гнезде орла - орлом нестанет; и орленок из утиного выводка не поплывет. Не сможет. - А человек сможет.
- Не для удовольствия, это ясно (мне кажется, уж настаёт момент, когда человек ничего другого нехочет и согласен на "чечевичную похлёбку": Главным, "венцом творенья - Next" в квартире хипстера становится котэ). Иначе он так и остался бы "блаженным идиотом", счастливым животным.
Одинаковые запросы и интересы не дают Дилану оснований быть хозяином Фарли и есть "детское питание" - а потом стейки и сосиски из Пеппы. Не мотивируют разрешить глобальные проблемы; преодолеть смерть.
Нужно "нечто большее".
И это НЕЧТО каждый из нас должен понять сам.
(Шпаргалок, лайфхаков и спойлеров - море. И почти все они - лажа и деза)

СТИВ МАРТИН

ПУБЛИЧНОЕ ИЗВИНЕНИЕ
глядя сейчас на Восточную Реку из окна своей тюремной камеры и по-прежнему баллотируясь на выборную должность, я осознаю, что в своей жизни совершил несколько действий, за которые обязан принести публичные извинения.
Как-то раз я выиграл в супермаркете лотерею несмотря на то, что мой второй двоюродный брат работал в том же самом супермаркете упаковщиком подарков. Мне бы хотелось извиниться перед корпорацией "Безопасная Дорожная Еда" и ее работниками (- он ее тырил. – germiones_muzh.). Я бы хотел также принести извинения своей семье, поддержавшей меня в трудную минуту, и в особенности - моей жене Кэрен. Супруги мудрее и преданнее трудно было бы сыскать.
Когда мне исполнился двадцать один год, я в течение целого года каждый день курил марихуану. Мне хотелось бы принести извинения за последовавшие пятнадцать лет приступов тревоги и фобий, вызванных наркотиками, включая то ощущение, что Эд Салливэн (известный телеведущий. – germiones_muzh.), представляя Уэйна и Шустера, на самом деле сигнализировал моим родителям, что я обдолбан. Я хочу извиниться также перед моей женой Кэрен, которая до сих пор верит в меня, и перед Ассоциацией Плантаторов Марихуаны долины Напа-Вэлли за любые недоразумения, которые это могло бы вызвать.
Мне хотелось бы также упомянуть об одноми небольшом инциденте, имевшем место в гостинице "Холидэй Инн" городка Ипсиланти, штат Мичиган, примерно в то же самое время. Лежа в постели в номере 342, я начал считать плитки потолочного покрытия. Поскольку комната была квадратной, калькуляция проходила легко и заняла не больше двух выходных дней. Когда подкрался воскресный вечер, я начал считать, сколько воображаемых плиток потребуется для покрытия стен и потолка моего номера. Выписываясь из гостиницы, я легкомысленно сообщил портье, что для покрытия всего номера потребуется одна тысяча девятьсот двадцать четыре воображаемых потолочных плитки. Две недели спустя, пытаясь побить мировой рекорд непрерывного и последовательного прослушивания песни "Американский Пирожок", я осознал, что в расчет количества воображаемых плиток я также включил реальные плитки; в то время, как из общего количества их следовало вычесть. Хочу извиниться перед всем персоналом гостиниц "Холидэй Инн" за те неудобства, которые я мог этим вызвать, перед замечательными работниками компании "Универсальная Потолочная Плитка", перед моей женой Кэрен и двумя моими детьми, чье развитие затормозилось.
Несколько лет назад, будучи в Калифорнии, я съел своего первого моллюска и сказал, что вкус у него "как у гонады (- посмотрите в википедии, нехочу объяснять. - germiones_muzh.), обмакнутой в машинное масло". Мне хотелось бы извиниться перед "Фермой Моллюсков Боба и Бетти", а в особенности перед Бобом, у которого, как я узнал впоследствии, только одно яичко. Хочу также принести свои извинения официантке Джун и ее коллегам и семейной собаке Де Полу, которой пришлось пострадать от содержимого моего расстроенного желудка. Есть также несколько случаев сексуального домогательства, за которые мне тоже хотелось бы извиниться:
В 1992 году я проводил интервью некоей мисс Анны Флойд на предмет приема ее на работу в должности секретаря, когда мои брюки случайно упали мне на лодыжки и я произнес: "Вы когда-либо такую штуку видели?" Несмотря на то, что я имел в виду свой новый Карманный Диктофон, мне хотелось бы извиниться перед мисс Флойд за ту грусть, которую могло вызвать у нее это недоразумение. Кроме этого, хочу извиниться перед сотрудниками "Карманного Диктофона" и их коллегами в филиалах, а также перед компанией "Международные Паркетные Дизайны", на чей пол упали мои брюки. Особенно мне хочется принести извинения моей жене Кэрен, чье великое понимание наполняет меня чувством глубокой униженности.
Однажды на Гавайях я вступил в половые отношения со стодвухлетним самцом черепахи. Трудно оспаривать тот факт, что это произошло не по взаимному согласию. Приношу свои извинения самцу черепахи, его семье, персоналу отеля "Кахала Хилтон" и сотне или около того людей, обедавших в тот момент в открытом кафе отеля "Хилтон". Помимо этого, хочу извиниться перед моей преданной женой Кэрен, которой пришлось испытать на себе последовавшую за инцидентом заметку в колонке "Также Отмечается" Ежемесячника Женского Клуба Санта-Барбары.
В 1987 году я присутствовал на церемонии Бар-Мицва на Манхэттене одетым в белые габардиновые брюки, белые туфли из патентованной кожи, синий блейзер с золотыми пуговицами и кепку яхтсмена. Мне хотелось бы извиниться перед всем еврейским народом, государством Израиль, всей моей семьей, оcтавшейся со мной в нелегкую минуту, и особенно перед моей женой Кэрен, которой также пришлось выдержать мои семнадцать романов и трех внебрачных детей.
Более того, хочу принести извинения Национальной Ассоциации Развития Цветных Народностей за определение ее членов как "цветные народности". Мои извинения, помимо этого, будут неполными, если я не включу сюда мою новую жену Нэнси, обладающую розоватым окрасом, и двоих наших детей чисто белого оттенка.
Наконец, хочу извиниться за то, что спонтанно выкрикнул слово "Дикари!", проиграв шестьсот долларов в рулетку Национального Казино и Спортивного Клуба Резервации Индейцев Чоктау. Когда я был маленьким, значение этого слово близко напоминало значение гавайского приветствия "Алоха", и использование мной этого выражения призвано было означать "Пока мы не встретимся вновь".
А теперь - продолжаем кампанию!

из "АЛЫП-МАНАШ" (алтайского богатырского сказания)

х х

х
Бело-серый конь богатырский,
Золотую целебную пену неся,
К девяностосаженной яме
Вернулся.
Тонким волоском сделавшись,
В яму спустился.
Одну половину золотой пены
Алып-Манашу дал,
Вторую половину
Сам проглотил.
От этой пены
У бело-серого коня
В шесть раз силы умножились.
В десять раз он
Статнее стал.
Раны его зажили,
Оторванный хвост
Снова вырос.
Целебную пену проглотив,
Алып-Манаш богатырь
В десять раз
Пригляднее сделался.
Силы его
В шесть раз увеличились.
В девяти местах он
Железную цепь разрывает,
На свет луны и солнца
Из темной ямы поднимается...
Подседельное покрывало,
На широкую степь похожее,
Седло, подобное скале,
На бело-серого коня положил.
С семьюдесятью двумя тетивами
Железный лук взял,
Шестидесятисаженный черный меч
Правой рукой сжал.
Сев на коня,
Оглушительно свистнул,
Озлобленно крикнул:
— Губить лошадей привыкший,
Убивать богатырей повадившийся,
Совесть свою корове отдавший,
Человеческий облик утративший,
Хан Ак-каан, выходи!
Если ты меткий стрелок —
Постреляемся.
Если ты ловкий борец —
Поборемся.
Пусть сила
Нашу участь решит.
От этого крика
Вся земля дрогнула.
До шестидесяти ханов эхо донеслось,
Семьдесят ханов
В ужас пришли.
Ак-каан злобный
С богатого ковра вскочил,
Стальную саблю
Дрожащей рукой схватил.
Из дворца выбежав.
На бело-чалого коня торопливо сел,
Богатырей своих стал звать:
— Кровавой войны не боящиеся,
Богатыри мои,
Поскорей собирайтесь!
Темному лесу подобное, войско,
Поживее двигайся.
Ни один полк с поднятым хвостом
На землю мою не забегал.
Ни один богатырь
С обнаженным мечом
На мою землю ступить не смел.
А теперь страшная битва
Нас ждет:
Алып-Манаш ожил.
Призыв хана услышав,
Богатыри и войска
В один миг собрались.
Семиглавый Дельбеген-людоед
На синем быке примчался.
Ак-каан злобный,
Чтобы Алып-Манаша убить,
Всю эту орду
За собою повел.
Ак-каана увидев,
Алып-Манаш богатырь
Черную стальную саблю
О высокую скалу наточил,
Бобровую шапку
Поглубже надвинул,
Навстречу войску помчался.
Когда он вперед летел —
По шестьдесят тысяч голов срубал.
Войско хана,
Как трава, падало.
Когда он назад двигался —
По пятьдесят тысяч голов смахивал.
Войско хана,
Как лес, редело.
Скорее, чем могла бы вода закипеть,
Алып-Манаш богатырь
Ханское войско
Уничтожил.
Лошадиная кровь
До пояса поднялась,
Человеческая кровь
До груди поднялась.
Но битва не затихала.
Ханские богатыри
На Алып-Манаша набросились.
Оба уха плотно прижав,
Бело-серый конь богатырский
Врагов опрокидывал.
Алып-Манаш богатырь
Черной саблей
Врагов рубил.
Видя это, Ак-каан злобный,
Свирепо крикнув,
Громко свистнув,
На Алып-Манаша бросился.
Точно гора с горой,
Богатырь друг с другом сошлись,
Друг друга за воротники взяли,
Саблями один другого ударили.
Когда на твердую землю ступали —
Ноги богатырей
До лодыжек в землю уходили.
Когда на мягкой земле бились —
Ноги их по колено
В землю погружались...
Упругие камни крошились,
На твердых местах
Озера возникали.
Тучи бегущие
На землю опускались,
Пыль в небо летела,
Высокие горы обваливались,
Глубокие реки расплескивались.
Так семь лет
Богатыри бьются,
Никто из них
На землю не падает.
Девять лет сражаются,
А конца борьбы не видно.
Там, где руками берутся, —
Мясо клочьями вырывается.
Там, где ногтями впиваются, —
Кровь ложками расплескивается.
Ханские богатыри
На Алып-Манаша
Со всех сторон напирают.
Алып-Манаш пинками
Их отбрасывает.
Кого легонько заденет,
Тот через шесть гор летит.
Кого посильнее пнет,
Тот через десять гор летит.
На десятом году борьбы
Алып-Манаш богатырь
До небесного свода
Ак-каана злобного поднял,
В белых облаках зарыл,
В синих облаках спрятал,
В чистом небе им помахал...
Затем с богатырской силой
О вершину железной горы
Ударил.
Железная гора
Надвое распалась.
Хан Ак-каан
В твердую почву, как в мягкую тину,
До седьмого слоя земли
Врезался.
— Ак-каан злобный,
Лучших лошадей убивать любящий,
Ак-каан гордый.
Величайших богатырей
Губить привыкший,
Голову свою повыше подними,
Последний раз Алтаем полюбуйся,
На солнце и луну погляди!
Из конских костей
Ты белые россыпи сделал.
Из богатырских костей
На равнине горы сложил...
С дочерью своей - Эрке-Каракчи —
Сколько лошадиной крови
Вы пролили?
Сколько богатырей загубили?
Больше никогда этого не будет.
Теперь навеки ты в землю ляжешь».
Такие слова сказав, Алып-Манаш
На грудь Ак-каана
Богатырской ногой наступил,
Победителем сделался.
Хан Ак-каан злобный,
Пощады просить не привыкший,
Тут умолять стал:
— Головы моей не снимай —
Пастухом твоим буду.
Душу мою не губи —
Рабом твоим готов быть.
Твердое сердце Алып-Манаша
Не смягчилось.
Со ста сучками могучий тополь
Он пополам разодрал,
Ак-каана в расщелину засунул;
Щель рукой зажал,
Тополь, как ремень, скрутил.
Бело-серого коня повернув,
Алып-Манаш богатырь
Ко дворцу хана направился.
Неподалеку от коновязи
Дельбеген семиглавый
Богатыря встретил,
Бело-серого коня
Под уздцы взять хотел.
Не допуская близко людоеда,
Алып-Манаш богатырским пальцем
Метко по сростку голов
Его щелкнул.
Все семь голов Дельбегена
В разные стороны полетели...
Чтобы никакого зла не оставалось,
Алып-Манаш по стойбищу Ак-каана
Годами неугасающий
Огонь пустил.
Дотла ханское становище спалив,
Пленникам Ак-каана
Такие слова сказал:
— Теперь вы свободны.
На свои луга скот свой гоните,
В родные места
Семьи свои ведите.
Там земля и пища
Для всех вас найдется.
Пленников освободив,
Алып-Манаш богатырь
Весь народ Ак-каана
В правый карман положил,
Ханский скот
В левый карман ссыпал.
Бело-серого коня повернув,
На родину богатырь направился.
Родных ему
Повидать захотелось —
Отца, Байбарака богатыря,
Мать, Эрмен-Чечен,
Что молоком своим
Его вскормила.
О сестре своей Эрке-Коо
Он думает.
По супруге своей Кюмюжек-Ару
Он стосковался.
Все они дороги ему,
Сердце его к ним просится.
х х

х

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН (1770 - 1827). СОНАТА ДЛЯ ФОРТЕПИАНО №14 "ЛУННАЯ" (исполняет ЮРИЙ РОЗУМ)

https://www.youtube.com/watch?v=60hwVATR4dg
Бетховен посвятил сонату №14 юной Джульетте Гвиччарди, которую учил музыке - и на которой надеялся жениться...
Если быть точным, "лунной" назвал критик Людвиг Рельштаб только первую часть сонаты (Adagio) - всего 5 минут.