March 4th, 2016

(no subject)

СТАНЬ ВНЕ ВСЕГО ДРУГАГО, ЕСЛИ ЖЕЛАЕШЬ БЫТЬ В МОЛИТВЕ С ЕДИНЫМ УМОМ. (Пресвитер Илия Екдик)

синьор утром - и синьор вечером (Италия, XIV в.)

мессер Лодовико Мантуанский из-за простого словца, сказанного ради забавы одним из его служащих, отнимает у него то, что тот имел
мне припоминается еще, как небольшое обстоятельство побудило одного синьора причинить несчастье одному человеку.
В бытность мессера Лодовико ди Гонзага синьором Мантуи (Лодовико I либо Лодовико II - капитаны Мантуи. - germiones_muzh.) один из его служащих сказал однажды в беседе с некоторыми лицами, больше ради забавы, чем ради другой цели: «синьор – что вино в бутылке: утром оно хорошо, а вечером испорчено».
О сказанном слове было донесено синьору. Как это часто бывает, чтобы снискать милость синьора, у него всегда имеются доносчики. Услышав это, мессер Лодовико приказал позвать к себе своего служащего и сказал ему: «Скажи-ка мне: говорил ли ты такие-то слова?»
Тот ответил: «Да, синьор мой. Но слова мои были сказаны только как острота, потому что я слышал их некогда от одного достойного человека».
На это синьор сказал ему: «Так ты, значит, утверждаешь, что сказал их как остроту, и тебе они не кажутся дурными. А между тем ведь ты назвал меня и сравнил меня с бутылкой вина. Клянусь богом, мне хочется пошутить над тобой так, чтобы от этой шутки ты постоянно ощущал бы зловоние. Но чтобы ты мог сказать, что над тобой пошутили поделом, разденься до куртки и останься в таком виде, в каком явился служить ко мне, а потом ступай с богом».
Человек тот исчез в тот же час и никогда больше не появлялся в Мантуе. И оставил он денег две тысячи лир в болоньинах (сребряные монеты, чеканились в Болонье. - germiones_muzh.), каковые синьор целиком отнял у него. Так и случилось, что синьор оказался вином в бутылке: было вино вином, да испортилось.

ФРАНКО САККЕТТИ (1332 - 1400). ТРИСТА НОВЕЛЛ

"ГЕРР МАННЕЛИГ" (старонорвежская баллада XVI в. группа "Гармарна")

https://www.youtube.com/watch?v=skDWz8ie7qY
скандинавская народная баллада о прекрасном рыцаре Маннелиге, которого полюбила дева-тролль.
"Герр Маннелиг, герр Маннелиг, супругом будь моим,
Одарю тебя всем, что желаешь!
Что только сердцу любо, получишь в сей же миг,
Лишь ответь мне - да или нет?.."


Но сколько она ни предлагала богатств, герр Маннелиг не согласился на ее любовь.
Есть там поверье, что если тролль и человек полюбят друг друга, тролль станет человеком... А ошибся ли герр Маннелиг, не пожелав деву с лапой волка, - решайте сами.

ФИЛИПП ДЕЛЕРМ

ПЕРВЫЙ ГЛОТОК ПИВА

только самый первый! Остальные – хоть и отхлебываешь каждый раз все больше, уже не то – ничего не дают, только разливается ватный дурман да распирает сытость. Разве что в последнем, с его безнадежностью конца, тоже что-то есть…
Но первый глоток! Глоток? Все начинается еще не доходя до горла. Сначала золотые пузырики, вспененная прохлада на губах, потом медленная, щекочущая горчинкой ласка наполняет нёбо. Первый глоток кажется таким долгим! Впиваешь его с наигранно-инстинктивной жадностью. На самом деле все предопределено: и количество – не слишком много, не слишком мало, ровно столько, сколько нужно для хорошего почина; и непременное блаженство, обозначаемое вздохом, причмокиванием или не менее выразительной паузой; и обманчивое ощущение уходящего в бесконечность удовольствия… Сам-то знаешь: лучшее уже позади. Теперь нужно поставить стакан на пористый кружочек и даже чуточку его отодвинуть. Насладиться цветом – горького меда, холодного солнца. С толком и с расстановкой – совершается целый обряд, с тем чтобы овладеть чудом, которое исчезает, едва успев произойти. На стенке стакана с удовлетворением читаешь название – да, это пиво ты и заказывал. Однако, сколько бы ни перекликались, как бы точно ни соответствовали друг другу сосуд и содержимое, волшебство невоспроизводимо. Хочется сохранить, облечь в формулы тайну синтеза чистого золота. Но эта алхимия за белым столиком в пятнах солнца сводится к соблюдению условностей, а удовольствия чем больше пьешь, тем меньше. И нет в нем радости: пьешь, чтобы забыть первый глоток.