November 30th, 2015

(no subject)

люди замечают движение больших масс в непосредственной близости, не понимая их цели и направления; хотя они, возможно, и догадываются, что под оболочкой этих дней сокрыты иные вещи — зрелища нового и неизведанного свойства. Поэтому бывает и так, что они лишаются защиты, ибо не ведают, каким будет следующий ход судьбы. (Эрнст Юнгер)
- пчелы тоже воспринимают человека как массу с запахом - не более того... Но пчелы умеют летать, жить вместе. И делают мёд.

ИВАН БУНИН

У БЕРЕГОВ МАЛОЙ АЗИИ

Здесь царство Амазонок. Были дики
Их буйные забавы. Много дней
Звучали здесь их радостные клики
И ржание купавшихся коней.

Но век наш - миг. И кто укажет ныне,
Где на пески ступала их нога?
Не ветер ли среди морской пустыни?
Не эти ли нагие берега?

Давно унес, развеял ветер южный
Их голоса от этих берегов...
Давно слизал, размыл прибой жемчужный
С сырых песков следы подков...

ГОВОРЯЩИЙ СВЕРТОК. XIII серия (заключительная)

…Саймон сел, а Питер встал, развернул свиток пергамента и начал читать:
— «Пункт первый. Из Мифландии изгоняются все фениксы, а также каждая морская змея, превышающая в длину два метра».
— Чертовская наглость! — проревел Освальд.
— «Пункт второй. Все драконы будут использоваться для перевозки тележек с тяжестями, строительными материалами и так далее для нужд василисков».
— Нахалы! — Табита побагровела от ярости.
— «Пункт третий. Всем единорогам обрубить рог и впрячь в повозки василисков».
Последовало гневное ржание и грохот рогов и копыт.
— «Пункт четвертый. Всех жаб использовать для высиживания яиц василисков, мытья полов в замке и обслуживания василисков за столом».
Глаза у жаб выпучились от ужаса.
— «Пункт пятый. Все русалки будут использоваться как тягловая сила для перевозки судов и плотов, а также будут прочищать ров вокруг замка три раза в неделю».
— Какая дерзость! Чтобы я прочищала рвы! Я, с моими благородными связями?! — Дездемона задохнулась от бешенства
— «Пункт шестой. Всех горностаев использовать как нянек, поваров, лакеев, садовников и прочее в замке василисков».
— Это я, герцог Горностайский, буду нянькой у василисков?! — с отвращением возопил Рокфор. — Я — лакей у василисков?!
— «Пункт седьмой. Заставить Ха-Ха работать на василисков и помогать им заклинаниями».
— Ни за что! Ни за что! Никогда! — выкрикнул волшебник.
Все захлопали и закричали «ура»
— «Пункт восьмой Следует поощрять: безмерное увеличение числа василисков для полного господства в стране; неуклонное увеличение числа мандрагор, оборотней и других здравомыслящих, высокоразвитых и вызывающих симпатию членов общества».
Тут поднялся такой оглушительный рев гнева и ярости, такой шум и гам, что и вообразить невозможно. Рокфор впал в такое буйство, что нечаянно своей тростью с золотым набалдашником ударил Уинифред по голове. Жабы размахивали пиками с таким пылом, что несколько горностаев заработали синяки, а четыре наиболее слабонервные огневки упали в обморок. Прошло не менее пяти минут, прежде чем удалось восстановить порядок и Саймон смог продолжать.
— Теперь вы понимаете, — сказал он, — почему нам важно победить?
— Да! Да! — закричали все.
— Отлично. А сейчас слушайте внимательно, я расскажу, как будет проходить взятие замка и что будет делать каждый.
Все устремили любопытные взгляды на модель, стоявшую на видном месте посредине стола.
— Это модель замка. — Саймон показал указкой. — Как вы замечаете, он имеет форму свадебного пирога, полого в середке и с четырьмя башнями. Дыра посредине — это большой внутренний двор. Замок окружен рвом, тут подъемный мост и ворота. Всем ясно?
— Да, да! — хором отозвались все.
— Атаковать мы будем следующим образом. Слева и справа от замка будут стоять два взвода грифонов, и при каждом батарея из пяти катапульт. Золотые ядра перед выстрелом будет раскалять Табита для того, чтобы они поджигали все, на что ни упадут, и производили побольше беспорядка. Как только грифоны дадут первый залп, получивший первоклассную подготовку кузен Этельреда по имени Эгберт, уже находящийся в замке перережет канаты, удерживающие подъемный мост. К несчастью, он не в состоянии самостоятельно открыть ворота, но едва мост опустится, как ворота будут разнесены в щепки натиском копыт и рогов славной кавалерии единорогов, возглавляемой моим братом Питером. Сразу же, как только эти действия будут осуществлены, произойдут два события Первое: мисс Уильямсон Смит-Смит-Браун и ее молодые леди в сопровождении нашего доброго друга Освальда войдут в ров и вытащат из него затычку. Уровень воды тут же начнет понижаться Второе: одновременно моя флотилия воздушных шаров, управляемых огневками и снабженных корзинами, полными горностаев, поднимется в воздух пролетит над замком и приземлится во дворе и на крепостной стене. Каждый горностай будет снабжен огнеупорным костюмом и пистолетом, заряженным лавандовой водой. Их задача — отвлекать на себя василисков, сражаясь с ними сколько хватит сил. Едва вода во рву спадет и обнажатся трубы, Эгберт пометит два-три отверстия красными флажками. Эти трубы ведут прямо в темницы, где хранятся Великие Книги. Сейчас же большой отряд горностаев вместе с Ужаснаводящими жабами Пенелопы проберутся по трубам, обезвредят часовых и возьмут на себя охрану книг до того момента, когда замок будет взят. Как, все ясно?
Все было ясно как божий день.
— Отлично, — заключил Саймон. — Всем быть на местах завтра ровно в шесть утра, а ровно в половине седьмого грифоны дадут первый залп. Все, желаю удачи.
Выходя из банкетного зала, Пенелопа подошла к Этельреду.
— По-моему, ты совершил невероятно мужественный поступок. Проникнуть таким способом в замок и так замечательно все организовать мог только ты.
— Пустое, мисс, — ответил Этельред. — Я же говорил: чем-чем, а искусством маскировки я, как-никак, владею.
— Все равно ты умница. И у меня есть к тебе личная просьба.
— Все что угодно, мисс, — с жаром произнес Этельред. — Вы только намекните, и все будет сделано.
— Значит, обещаешь?
— А как же, мисс.
— Хорошо, — продолжала Пенелопа, — ты идешь в замок со своим полком по водостоку, так?
— Да, мисс, я, так сказать, веду их.
— Я хочу идти с вами.
— Что?!! Нет, постойте, мисс, — заволновался Этельред. — Это нечестно. Не могу я вас взять с собой, ей-богу. Случись с вами что, я сам себе не прощу и никто мне не простит.
— Ты обещал? Обещал! Я не собираюсь тут сидеть сложа руки, пока все будут действовать. Ну пожалуйста, Этельред, мне просто обязательно надо пойти с тобой. Я надену вашу хорошенькую красную форму, волосы спрячу под шапочку. Я обещаю делать все, что ты прикажешь, а ты меня будешь защищать.
— Ей-богу, мисс, — с несчастным видом пробормотал Этельред. — Если кто об этом прослышит, с меня шкуру снимут, честное слово.
— Значит, договорились?
— Ну, раз обещал, что теперь поделаешь, — проговорил Этельред. — Только уж вы, мисс, поосторожней, ладно? Дело будет жаркое.
— Буду осторожна, — пообещала Пенелопа.
Попугай взял на себя должность генерала-наблюдателя. Он должен был кружить над замком, наблюдать сверху военные действия и доставлять донесения волшебнику, чей персональный воздушный шар должны были привязать в выгодном пункте, откуда он мог видеть происходящее.
На следующее утро без десяти шесть воздушный шар на шелковом тросе медленно поднялся в воздух. В нем находился волшебник, на всякий случай вооруженный лавандовым пистолетом, большим пакетом с бутербродами, бутылкой лунноморковного имбирного пива и подзорной трубой Попугая. Сам Попугай примостился на краю корзины, готовый взлететь в любую минуту.
Ровно в шесть грифоны установили свои катапульты, и батальон горностаев положил аккуратными кучками ядра около каждой катапульты. Табита перебегала от одной кучки к другой и разогревала ядра своим дыханием, пока они не накалялись докрасна.
Тем временем горностаи, жабы, русалки и Освальд спрятались в пробочном лесу поблизости от рва. Позади небольшой гряды холмов, как раз напротив подъемного моста, Питер выстроил свою кавалерию, а Саймон привязал воздушные шары. Все было приведено в боевую готовность, и участники терпеливо и мужественно (хотя и трусили немножко) ждали, когда Ха-Ха подаст сигнал.
Точно в половине седьмого волшебник высунулся из корзины и замахал большим зеленым платком с золотыми полосами — флагом Мифландии. Бой за замок василисков начался.
Восемь грифонов заложили золотые ядра в катапульты-поварешки. Восемь других грифонов по сигналу вожака нажали на рычаги, катапульты выстрелили, и золотые ядра, сверкая и визжа, прочертили небо и ударились в зубцы крепостной стены. Они остались лежать там и дымиться, а василиски забегали с ведрами воды» пытаясь их потушить После трех залпов верхушки стен почти разрушились, замок кое-где пылал, и василиски пришли в такое смятение, что стало ясно: их застали врасплох. Им все-таки удалось перетащить несколько пушек на новые места и сделать пять выстрелов по грифонам, но стрелки они в отличие от грифонов были скверные.
В это время с оглушительным грохотом опустился подъемный мост — это Эгберт перерезал канаты. Немедленно Питер в красивом голубом с золотом мундире, который специально для него сделала Пенелопа, затрубил атаку. Сто пятьдесят белых и голубых единорогов показались плечом к плечу из-за гребня холма. Сперва они бежали рысью. Приближаясь к мосту, они по команде Питера построились, в колонну по четыре. Еще команда — и они перешли на галоп. Ноздри их раздувались, рога сверкали в свете восходящего солнца. Первая волна единорогов влетела на мост, копыта загремели по деревянному настилу, и тут же раздался треск ломающегося дерева — это рога с размаху вонзились в ворота.
Волна за волной ряды единорогов грохотали по мосту и втыкались рогами в ворота, и вот ворота медленно, понемногу начали расщепляться Василиски в панике подтащили самые большие котлы с кипящим маслом к краю стен над воротами и опрокинули их вниз. Но Попугай, круживший над мостом успел крикнуть, и единороги вовремя отскочили назад Затем группа горностаев с ведрами промчалась по мосту и посыпала разлившееся масло песком и гравием чтобы единороги не поскользнулись.
В тот момент, когда первая волна единорогов скакала по мосту, Освальд с Дездемоной и ее русалками, сидящими у него на спине, свесив хвосты на одну сторону, как амазонки, выполз из пробочного леса и направился ко рву. Василиски нацелили на него свои пушки и выстрелили несколько раз. Ядра ударялись в землю вокруг Освальда, свистели, взрывали лиловый дерн, но ни одно ядро не попало в эту гигантскую мишень. Освальд с русалками благополучно достигли рва и скрылись под водой.
В тот же миг начал воздушную атаку Саймон. Прозрачные шары с сидевшими в них огневками, отсвечивая всеми цветами радуги, поднялись в небо. Под ними в корзинах болтались разъяренные горностаи. Они выпили столько руты, что, если бы не Саймон, они бы передрались между собой в ожидании сигнала. Когда шары очутились над замком, василиски в ярости пытались доплюнуть до них пламенем, но не достали. Горностаи отвечали выстрелами из лавандовых пистолетов, и вскоре василиски на крепостной стене начали задыхаться, кашлять, из глаз у них заструились слезы. Один из василисков так неудержимо чихал, что свалился в котел с кипящим маслом. Наконец воздушные шары с ликующими горностаями перевалили через стену и начали опускаться во двор замка.
Тем временем Дездемона и ее молодые леди отыскали на дне рва пробку. Найти ее было нелегко, так как, где она, они знали только приблизительно, к тому же она заросла илом и слизью. Отыскав ее, они прикрепили к вделанному в нее кольцу веревку и привязали другой конец веревки к Освальду. Эта операция далась им нелегко. Сперва они пытались обвязать веревку вокруг его живота, но Освальд, как выяснилось, страшно боялся щекотки и так хихикал, что ему пришлось подняться на поверхность и глотнуть воздуха. В конце концов веревку обвязали вокруг его шеи. Потом они все разом потянули — и выдернули пробку. Ха-Ха, наблюдавший за ними в подзорную трубу, увидел водоворот грязной воды, образовавшийся над дыркой. Послышалось громкое клокотание и хлюпанье, как будто опустошалась гигантская ванна, и вода стала быстро опускаться.
Василиски, основательно одуревшие от такого количества одновременных атак, продолжали тем не менее свирепо сражаться. Ядра грифонов по-прежнему сыпались на крепостные стены. Ворота в замок были уже почти раздроблены. Воздушные шары опустились на двор, и василиски оказались лицом к лицу с жаждущими крови горностаями, вооруженными лавандовыми пистолетами.
Последние остатки воды с хлюпаньем ушли в дыру, ров был пуст и грязен. А в стенах и в самом деле открылись многочисленные водостоки, такие же, как тот, по которому ребята проникли в замок в прошлый раз. Около двух отверстий торчали красные флажки. Этой минуты и ждал главнокомандующий Этельред. Он вывел пятьдесят негодующих и полных энтузиазма жаб и разъяренных горностаев из леса и повел их ко рву. Все они были вооружены огнеупорными щитами и лавандовыми пистолетами. Пенелопа бежала рядом с Этельредом. Вид у нее в красном мундире и в шапочке с пером был очень бравый.
— Пожалуйста, мисс — с мольбой проговорил запыхавшийся Этельред. когда они спрыгнули в грязный ров и зашлепали по дну — Пожалуйста, мисс, держитесь рядом и не выкидывайте никаких штук.
— Ладно, — Лицо у Пенелопы разгорелось от возбуждения. — Какое увлекательное приключение, верно?
— Ух ты! — Ядро шмякнулось в ил совсем рядом с Этельредом. — Нет, мисс, для увлекательного оно слишком опасное!
Они достигли помеченных флажками водостоков, и Этельред разделил свой отряд надвое. Внушив горностаям необходимость соблюдать тишину, он послал их по одной трубе, а по другой пошел с Пенелопой и Ужаснаводящими жабами. Пенелопе, следовавшей в полной темноте за Этельредом, казалось, что труба никогда не кончится. Внезапно они наткнулись на железную решетку, за которой был виден коридор, ведущий к темнице с книгами Они бесшумно сняли решетку и на цыпочках вышли в коридор. Немного поодаль в коридор высыпались из другой дыры горностаи. Снова объединившись, отряд стал тихо красться дальше.
Дойдя до поворота, Пенелопа и Этельред выглянули из-за угла и увидели десяток василисков, очевидно карауливших книги Они столпились у подножия лестницы и спорили между собой. Было ясно, что они не ожидали нападения с тыла, — спор шел о том, следует им или нет подняться наверх во двор и вступить в драку. Наконец главный среди них решил, что один караульный останется здесь и, если понадобится, подожжет книги, а остальные пойдут во двор на подмогу сражающимся. После чего оставшийся василиск открыл дверь в темницу и стал возле книг, а другие потопали наверх.
— Что будем делать? — шепнула Пенелопа. — Если мы покажемся все сразу, он подожжет книги.
— Да, — шепнул в ответ Этельред. — Пособите-ка мне снять мундир, мисс, живо.
Пенелопа помогла ему, и в ту же минуту он обогнул угол и запрыгал к темнице с лавандовым пистолетом в лапе.
— Эй! — окликнул он часового. — Эй, часовой, а остальные куда подевались?
— Не подходи! — рявкнул василиск. — А то как дыхну на тебя.
— Чего это с тобой? — спросил Этельред. — Я просто пришел показать тебе и вашему главному, какую занятную штуку я подобрал. Погляди-ка.
И Этельред показал василиску издалека пистолет.
— Что это? — подозрительно спросил часовой.
— Да мне сейчас в трубе один горностай попался, ну я и дал ему камнем по башке. Так вот, у него была такая штука. Горностаи из них там наверху ваших косят. Раз — и готово. Только вот не знаю, как с ней обращаться.
Стоя у входа в темницу, Этельред вертел в руках пистолет
— Давай сюда, я сержанту покажу, — сказал василиск и сделал шаг в коридор. В ту же минуту Этельред пустил струю лаванды прямо ему в клюв. Василиск мгновенно зашатался закашлял и зачихал. «Сейчас или никогда», — подумала Пенелопа. Она обернулась к шеренгам жаб и горностаев и крикнув: «В атаку!», бросилась по коридору вперед, животные хлынули за ней.
Василиск, увидев, что на него мчится полчище врагов, хотел бежать в другую сторону, но тут пятьдесят жаб и пятьдесят горностаев ударили в него лавандовыми струями из своих пистолетов. Василиск как-то забулькал, закрутился на одном месте и упал плашмя без сознания.
— Быстро, — скомандовал Этельред, — десять горностаев и десять жаб в темницу стеречь книги.
Он запер темницу и отдал ключ Пенелопе.
— Значит, так, мисс, — сказал он, — вы стойте здесь, а я побегу с остальными наверх.
Поднявшись по лестнице во двор, он увидел, что сражение, собственно, уже почти закончилось. Чихающих, задыхающихся василисков горностаи согнали в одну кучу и связывали по нескольку штук. Видя, что ему тут делать больше нечего, Этельред послал своих горностаев на подмогу товарищам вязать василисков, а сам опять спустился в подземелье. И на последней ступеньке в ужасе застыл.
Пенелопа, стоявшая на часах у двери, не замечала, что поверженный василиск уже пришел в себя и подкрадывается к ней с горящими от ярости глазами. Безоружный Этельред в отчаянии огляделся. К счастью, на полу валялась пика, оброненная кем-то из жаб. Схватив ее, он хорошенько прицелился и метнул ее в василиска как раз в тот момент, когда тот приготовился дунуть на Пенелопу огнем. Пика попала ему прямо между глаз, и василиск повалился навзничь.
— Ох, Этельред, ты спас мне жизнь. — Пенелопа с содроганием посмотрела на лежавшего василиска, из ноздрей у которого валил дым и огонь.
— Пустое, мисс, — скромно отозвался Этельред. — Как-никак, вы мне тоже жизнь спасли, мисс.
Во дворе раздалось громкое «ура», и на мост въехал верхом на короле единорогов волшебник. Он медленно проехал под стенами, пострадавшими от ядер грифонов, через остатки расщепленных ворот — во двор, где горностаи стерегли жалкие кучки связанных василисков. Посредине двора он остановился, и из подземелья показалась процессия жаб: они несли вместе с золотыми подставками три Великие Управляющие Книги. При виде Книг, целых и невредимых, раздалось такое «ура», что его было слышно по всей Мифландии.
Затем волшебник, все так же на короле единорогов, двинулся к Кристальным пещерам. Попугай сидел у волшебника на плече. Пенелопа с полком жаб, несущих Великие Книги, следовала за ними. Дальше шествовали единороги, грифоны, Освальд с русалками, Табита, с гордостью шагавшая со своей корзиной яиц, горностаи, а над процессией летели воздушные шары с огневками.
Таким-то образом триумфальное шествие достигло Кристальных пещер, и Книги были водворены на место, под крылышко Хенгиста Хайрама Джанкетбери.
Рассказывать по существу почти уже нечего.
Волшебник отправил василисков на отдаленный остров в Поющем море, чтобы они там посидели и подумали, как стать порядочными существами. Замок василисков начали ремонтировать, с тем чтобы Освальд открыл там ресторан. Освальд был безмерно счастлив.
Из всех яиц Табиты в свое время благополучно вылупились драконники, а это означало, что драконы в Мифландии никогда не переведутся.
В день отъезда детей Ха-Ха устроил в их честь прощальный и благодарственный обед. Происходило это на берегу Поющего моря. Поперек пляжа поставили огромный, составленный из нескольких столов банкетный стол. Одним концом он уходил в море наподобие пирса, чтобы водяные животные могли сидеть на морском конце стола, а наземные — на сухопутном.
Пир получился на славу, все яства были приготовлены самим Освальдом. Говорили речи, произносили тосты, а под конец встал волшебник.
— Дорогие Пенелопа, Питер и Саймон, — сказал он, — только благодаря вам, вашей доброте, уму, храбрости, спасена Мифландия. Нам жаль, что вы покидаете нас, но знайте: когда бы вы ни приехали, здесь всегда будут вам очень рады.
Все одобрительно зашумели, послышались крики «Правильно!», «Само собой разумеется».
— А сейчас, — заключил волшебник, — я хочу сделать вам от всех нас подарок.
Он протянул Пенелопе красивую резную шкатулку, и, открыв ее, девочка застыла в изумлении. В шкатулке лежало три ожерелья для нее — жемчужное, рубиновое и бриллиантовое. Такие же запонки и булавки для галстуков — для Питера и Саймона. И наконец, там лежали три ордена победы над василисками. На них были изображены поверженный василиск и стоящие вокруг ликующие жители Мифландии. Ордена были усыпаны мельчайшими драгоценными камнями и жемчужинками и отделаны золотой и серебряной филигранью. Дети были потрясены. Окружающие от восторга затянули в их честь «Они хорошие ребята»,
— и у Пенелопы навернулись на глаза слезы. Дети обняли по очереди всех своих друзей и последним — волшебника.
— Приезжайте поскорее, — сказал он, — мы будем ждать вас с нетерпением.
— Непременно приедем, — пообещали ребята, — непременно.
Потом они сели на трех своих единорогов, а на четвертого взобрались Попугай с Этельредом, хотевшие их проводить, и они двинулись в обратный путь, оставив своих друзей весело пировать на берегу Поющего моря.
Через час они прискакали ко входу в Мифландию, через который когда-то вошли.
— Послушайте, мисс, — шепнул Этельред, когда все спешились, — нельзя ли сказать вам словечко наедине?
— Конечно. — Пенелопа отошла с ним в сторонку за скалу.
— Знаете, мисс, не согласитесь ли вы кое-что для меня, так сказать, сделать? — спросил он, покраснев до ушей.
— Все что угодно, Этельред, ты же знаешь.
— Значит, такое дело, мисс… — Этельред краснел все гуще. — Я тут читал как-то… ну, знаете, одну историю про жабу. Там еще была одна… значит, принцесса. Так она, знаете… ну, в общем, она поцеловала жабу, а та, не поверите, превратилась в красивого принца.
— Так ты хочешь, чтобы я тебя поцеловала?
— Уж если вы не принцесса, мисс, так я не знаю, кто еще! — проговорил убежденно Этельред. — Так что не откажитесь, мисс, разок, как бы для пробы.
— С удовольствием, — сказала Пенелопа.
И вот Этельред зажмурил глаза, а Пенелопа нагнулась и поцеловала его.
— Ух ты, — произнес Этельред, не открывая глаз. — Есть какая разница, мисс?
— Боюсь, что нет, — ответила Пенелопа.
Две большие слезы выкатились у Этельреда из-под закрытых век и медленно скатились по щекам.
— И я очень рада, — решительно добавила Пенелопа.
— Рады, мисс? Как так? — Этельред от удивления открыл глаза.
— Кому нужен какой-то противный красавец принц вместо тебя? Ты мне нравишься таким, как ты есть — красивой, храброй, доброй жабой Этельредом.
— Правда, мисс, честное слово? — Этельред просиял. — Можете перекреститься, поплевать на руку, сказать «Умру, если совру»?
— Честное слово, — сказала Пенелопа и в подтверждение своих слов еще раз поцеловала его.
— Пенни, пошли! — окликнул ее Питер. — А то мы так никогда не уйдем.
Они приблизились ко входу в туннель. Тут мальчики пожали Попугаю лапу, а Пенелопа расцеловала его в обе щеки.
— До свидания, мои добрые, храбрые, дорогие друзья, — проговорил Попугай. — Пожалуйста, приезжайте скорее.
— Да уж, пожалуйста, — добавил Этельред.
— Мы постараемся приехать на следующий год, — сказала Пенелопа. — Обещаем. Мы дадим знать через мадам Гортензию.
Дети в последний раз обвели взором Мифландию, прекрасные синие пробочные леса, лиловую траву, искрящееся золотом Поющее море, нефритово-зеленое небо и караваны разноцветных облаков. Они взглянули еще раз на своих друзей, Этельреда и Попугая, бросили взгляд на кивающих им головами белых и голубых единорогов. Затем, в последний раз помахав им на прощание, Пенелопа, Питер и Саймон шагнули в туннель, который должен был привести их обратно в их собственный обычный мир.

ДЖЕРАЛЬД ДАРРЕЛЛ