June 28th, 2015

КУПАЛСИ БОБЁР (казачья свадебная песня)

http://www.youtube.com/watch?v=mdggmhXxEIs

«купался бобер» - старинная казачья свадебная песня, женская. Она интересна тем, что в ней, собственно, подруги невесты предупреждают жениха (и прочих мужчин) о том, что брак накладывает определенные обязательства – а измена может быть наказана. Жених-бобер пошел купаться – а не так выкупался, как вымазался; вот за то и взяли бобра поперек живота и собственная жена его куница (красная девица) из него шубу сшила… - Нечего гулять налево! Как видите, песня выполняет важную обрядовую функцию остережения - контропрограммирования, если угодно:) В традиции казаков дамы были вполне боеспособны (одни подвиги казачек-доброволиц в 1 Мировой чего стоят) - и могли постоять за себя и за семью.
Изначальная "тотемная" тема всегда более или менее разбавлена/дополнена более поздними бытовыми реалиями. Песня бытовала во всех казачьих Войсках – до Забайкалья и Амура.
Исполнение здесь не шедевральное, а хорошее ученическое; но качественных записей старых исполнителей у меня нет. Сойдет и такое.

граф Аракчеев - бюрократ и патриот

чтоб не выглядеть конченым ура-патриотом - уделю немного внимания истории российской бюрократии.
Известный "военными поселениями" всесильный министр императора Александра I - граф Аракчеев Алексей Андреич был фанатиком дисциплины и контроля. В собственном его имении в Грузино, куда он регулярно "летал" с реактивной скоростью на сменных лошадях (по 8 часов в сутки!), все дороги углы и даже деревья были ранжированы по линейке - определенной длины, прямые или скругленные и нужной хозяину высоты. Все деревни, церкви и даже кладбища, не соответствовавшие идеальному плану имения, были снесены; мужикам предписаны подробнейшие циркуляры поведения (вплоть до того, какие занавески кому и когда задергивать); в каждом селении назначались местные доносители, осведомлявшие Аракчеева о положении дел.
Аракчеев был человек мнительный, опасался недоброжелателей и даже свой кофе, перед тем как употребить внутрь, всегда давал пробовать собаке Жучке (а по ее смерти - Дианке). Загранице тоже не верил ни на грош - во время вояжа во Францию, когда тамошняя таможня предложила ему на выбор: задержать его слишком обширный набор серебра на границе (с тем чтоб вернуть на выезде) или же изломать все предметы и отдать их тут же хозяину в виде лома - выбрал второе. Но увидев как ломают любимый чайник, вышел из себя и схватил таможенного чиновника за горло - еле отбили...
При всем при том граф Алексей Андреич был человек кристально честный и бескорыстный: неоднократно отказывался от орденов - и от назначения своей матери статс-дамою; пожертвовал Новгородскому кадетскому корпусу для бедных дворянских детей 300.000 рублей (огромные по тем временам деньги), а Екатерининскому институту - 50.000; получив в награду за преданную службу императорский портрет с бриллиантами, брилланты вернул в казну, а портрет хранил при себе до последней минуты жизни и даже умер, глядя на обожаемую "персону" уже давно покойного Александра I.

- Аракчеев просто был не слишком умен - и брал энергией и исполнительностью. В войну 1812 г., например, обеспечил хорошее и своевременное снабжение русской армии. А вот сам креативить ничего не умел.

смелые и инициативные действия дружинника Яня Вышатича по пресечению бунта волхвов в Белоозере. 1071

в год 6579 (от сотворения мира. По нынешнему летоисчислению – 1071. – germiones_muzh.). Воевали половцы у Ростовца и Неятина (в Киевском княжестве. – germiones_muzh.). В тот же год выгнал Всеслав Святополка из Полоцка. В тот же год победил Ярополк Всеслава у Голотическа (в Полоцком княжестве. Сыновья киевского князя Изяслава Святополк и Ярополк с переменным успехом изгоняли полоцкого князя Всеслава с его земли. - В целом, обстановка была напряженная. – germiones_muzh.).
В те же времена пришел волхв, обольщенный бесом; придя в Киев, он рассказывал людям, что (здесь перевод упрощен: в древнерусском оригинале волхв говорит, что ему явились пять богов и велели поведать людям следующее. – germiones_muzh.) на пятый год Днепр потечет вспять и что земли начнут перемещаться, что Греческая земля станет на место Русской, а Русская на место Греческой, и прочие земли переместятся. (- обращает на себя внимание совпадение количества явившихся языческих богов – и лет срока, через который произойдут катаклизмы. Боги явно претендуют на то, чтобы покровительствовать предстоящим годам, определяя ход событий. Но длительный срок надежно защищает волхва от ответственности за истинность его прогноза. – germiones_muzh.) Невежды слушали его, верующие же смеялись, говоря ему: «Бес тобою играет на погибель тебе». Что и сбылось с ним: в одну из ночей пропал без вести.
Бесы ведь, подстрекая людей, во зло их вводят, а потом насмехаются, ввергнув их в погибель смертную, подучив их говорить; как мы сейчас и расскажем об этом бесовском наущении и деянии.
Oднажды во время неурожая в Ростовской (Ростова Великого. – germiones_muzh.) области явились два волхва из Ярославля, говоря, что «мы знаем, кто запасы держит». И отправились они по Волге и куда ни придут в погост, тут и называли знатных жен, говоря, что та жито прячет, а та – мед, а та – рыбу, а та – меха. И приводили к ним сестер своих, матерей и жен своих. Волхвы же, мороча людей, прорезали за плечами и вынимали оттуда либо жито, либо рыбу (это были сеансы суггестии-внушения либо даже телекинез: волхвы «показывали» толпе, что эти женщины «прячут» в некоем незримом пространстве за собой «изобилие» - пропавший урожай. Своих жертв они выдавали народу за ведьм. - А ведь, по существу, занимались черной магией сами! – germiones_muzh.) и убивали многих жен, а имущество их забирали себе (- здесь понятно, почему выбирали богатых жен. – germiones_muzh.). И пришли на Белоозеро, и было с ними людей 300.
В это же время случилось Яню, сыну Вышатину (дружиннику князь Святослава Черниговского. – germiones_muzh.), собирая дань, прийти от князя Святослава; поведали ему белозерцы, что два кудесника убили уже много жен по Волге и по Шексне и пришли сюда. Янь же, расспросив, чьи смерды (подданные земледельцы; не рабы. – germiones_muzh.), и узнав, что они смерды его князя, послал к тем людям, которые были около волхвов, и сказал им: «Выдайте мне волхвов, потому что смерды они мои и моего князя». Они же его не послушали. Янь же пошел сам без оружия (под оружием в ту эпоху понимали полный комплекс вооружения – со щитом, броней, шлемом. – germiones_muzh.), и сказали ему отроки его: «Не ходи без оружия, осрамят тебя». Он же велел взять оружие отрокам (младшие дружинники. – germiones_muzh.) и с двенадцатью отроками пошел к ним к лесу. Они же исполчились против него. И вот, когда Янь шел на них с топориком, выступили от них три мужа, подошли к Яню, говоря ему: «Видишь, что идешь на смерть, не ходи». Янь же приказал убить их и пошел к оставшимся. (- Янь пошел один, показывая, что невооружен и и ничего не боится. – germiones_muzh.) Они же кинулись на Яня, и один из них промахнулся в Яня топором. Янь же, оборотив топор, ударил того обухом (- экономная нейтрализация. Он мог это сделать даже оружием противника, перехватив за рукоять. Возможно, Янь шел вообще с голыми руками, и его топорик ему приписал летописец, не сообразивший по рассказу происходившее. – germiones_muzh.) и приказал отрокам рубить их. Они же бежали в лес и убили тут Янева попа. Янь же, войдя в город к белозерцам, сказал им: «Если не схватите этих волхвов, не уйду от вас весь год». Белозерцы же пошли, захватили их и привели к Яню. (- дружинник грамотно использовал интересы и страхи местных жителей. – germiones_muzh.) И сказал им: «Чего ради погубили столько людей?». (- это уже допрос. Янь Вышатич теперь действует как оперативник. - germiones_muzh.) Те же сказали, что «они держат запасы, и если истребим их, будет изобилие; если же хочешь, мы перед тобою вынем жито, или рыбу, или что другое». Янь же сказал: «Поистине ложь это; сотворил Бог человека из земли, составлен он из костей и жил кровяных, нет в нем больше ничего, никто ничего не знает, один только Бог знает». Они же сказали: «Мы знаем, как человек сотворен». Он же спросил: «Как?», Они же отвечали: «Бог мылся в бане и вспотел, отерся ветошкой и бросил ее с небес на землю. И заспорил сатана с Богом (- волхвы вряд ли говорили о библейском Боге и сатане. Скорей всего они подразумевали языческих белобога и чернобога. – germiones_muzh.), кому из нее сотворить человека. И сотворил дьявол человека, а Бог душу в него вложил. Вот почему, если умрет человек, – в землю идет тело, а душа к Богу». Сказал им Янь: «Поистине прельстил вас бес; какому богу веруете?». Те же ответили: «Антихристу!». Он же сказал им: «Где же он?». Они же сказали: «Сидит в бездне» (- и здесь, видимо, волхвы имеют в виду языческого бога Велеса. – germiones_muzh.). Сказал им Янь: «Какой это бог, коли сидит в бездне? Это бес, а Бог на небесах, восседает на престоле, славимый ангелами, которые предстоят ему со страхом и не могут на него взглянуть. Один из ангелов был свергнут – тот, кого вы называете антихристом; низвергнут был он с небес за высокомерие свое и теперь в бездне, как вы и говорите; ожидает он, когда сойдет с неба Бог. Этого антихриста Бог свяжет узами и посадит в бездну, схватив его вместе со слугами его и теми, кто в него верует. Вам же и здесь принять муку от меня, а по смерти – там». Те же сказали: «Говорят нам боги: не можешь нам сделать ничего!». Он же сказал им: «Лгут вам боги». Они же ответили: «Мы станем перед Святославом, а ты не можешь ничего нам сделать». Янь же повелел бить их и выдергивать им бороды. Когда их били и выдирали расщепом бороды, спросил их Янь: «Что же вам молвят боги?». Они же ответили: «Стать нам перед Святославом». И повелел Янь вложить рубли в уста им (монету в рот вкладывали покойникам. – germiones_muzh.) и привязать их к мачте и пустил их перед собою в ладье, а сам пошел за ними. Остановились на устье Шексны, и сказал им Янь: «Что же вам теперь боги молвят?». Они же сказали: «Так нам боги молвят: не быть нам живым от тебя». И сказал им Янь: «Вот это-то они вам правду поведали». (- цель Вышатича здесь: показать жителям Белоозера несостоятельность волхвов как пророков и идеологов. - germiones_muzh.) Волхвы же ответили: «Но если нас пустишь, много тебе добра будет; если же нас погубишь, много печали примешь и зла». Он же сказал им: «Если вас пущу, то плохо мне будет от Бога, если же вас погублю, то будет мне награда». И сказал Янь гребцам: «У кого из вас кто из родни убит ими?». Они же ответили: «У меня мать, у того сестра, у другого дочь». Он же сказал им: «Мстите за своих». (- таким образом, дружинник запрограммировал и дальнейшие действия местных в отношении волхвов, если те еще появятся. - germiones_muzh.) Они же, схватив, убили их и повесили на дубе: так отмщение получили они от Бога по правде! Когда же Янь отправился домой, то на другую же ночь медведь взобрался, загрыз их и съел. И так погибли они по наущению бесовскому, другим пророчествуя, а своей гибели не предвидя. Если бы ведь знали, то не пришли бы на место это, где им суждено было быть схваченными; а когда были схвачены, то зачем говорили: «Не умереть нам», в то время, когда Янь уже задумал убить их? Но это и есть бесовское наущение: бесы ведь не знают мыслей человека, а только влагают помыслы в человека, тайного не зная. Бог один знает помышления человеческие. Бесы же не знают ничего, ибо немощны они и скверны видом…

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

апгрейд!!! - Готовы?

…хирург не церемонится. Он быстро разрезает меня от шеи до пупка, потом начинает возиться внизу. Его глаза работают на инфракрасных частотах, поэтому в операционной довольно темно. Я настраиваю свои на инфра-диапазон и тоже начинаю видеть. То, что я вижу, мне совсем не нравится.
Я не могу повернуть или поднять голову, но гладкий пластиковый потолок достаточно хорошо отражает инфракрасные лучи, чтобы я мог видеть в нем свое отражение, как в мутном зеркале. Хирург разрезает все мягкие ткани на уровне пупка, потом отсоединяет кишечник. Такое впечатление, что он собирается разрезать меня пополам. Артерии и вены он разрезает чуть повыше того места, где они разветвляются, чтобы направиться к ногам. Потом принимается за позвоночник.
– Что это значит? – говорю я.
Пока что я способен говорить. Но что будет через минуту, я не знаю.
– Тебя удобнее будет оперировать по частям, – говорит хирург и улыбается. Его металлическое лицо способно к выражению простых эмоций, например, он умеет имитировать человеческую улыбку. Наверное, разработчики считали, что такая улыбка подбодрит слишком нервного пациента. Однако, его улыбка не совсем человеческая. Меня этот оскал ни капли не расслабляет.
– Как это по частям? – спрашиваю я. – Сколько частей ты собираешься сделать?
– Шесть, – отвечает хирург. – Шесть больших и много маленьких. А теперь не отвлекай меня разговорами.
Он просовывает свою тонкую конечность внутрь моей грудной клетки и что-то там отрезает или зажимает. Теперь я не могу говорить. Мне остается только смотреть за его действиями.
Освободив позвоночный столб, он аккуратно отделяет пять нижних несросшихся позвонков. Насколько я понимаю, он отделяет люмбальный отдел позвоночника вместе с тазом и всем, что там осталось внизу. Таким образом, повреждение спинного мозга будет минимальным: он сделает разрез как раз под терминальным конусом, то есть, практически перережет одни только нервы. Разумная идея. Точнее, лучший вариант из худших. Теперь я разрезан пополам, в самом прямом смысле слова. Меня несколько беспокоит та свобода, с которой он обращается с моими нервами, особенно с теми, которые замыкаются на кишечнике. Но высказать свое мнение я не могу.
Хирург оттаскивает мою нижнюю половину и сваливает ее на тележку. Затем катит тележку в угол комнаты. Там возится довольно долго, минут десять лили пятнадцать, прикрепляя биоконтакты. Эти штуки не позволят моим тканям умереть. Хотя не знаю, можно ли назвать эти ткани моими, если они существуют отдельно от меня. Общий план операции пока от меня ускользает.
Покончив с ногами, хирург принимается за череп. Вначале он снимет скальп с половины головы и аккуратно распиливает кость. Во время этой операции я несколько раз отключаюсь, видимо, он не старается работать аккуратно и задевает мозговые ткани. Железяка проклятая. К счастью, мне совершенно не больно, а только противно. Так бывает всегда, когда кто-то чужой копается в твоих внутренних органах. Сняв половинку черепной крышки, хирург принимается колдовать. Похоже, что он хорошо понимает, что делает, однако, операция не из легких. Скорее всего, он ставит временные перемычки между нервами, и опытным путем проверяет, как они работают. Вначале у меня дергаются руки, причем пальцы правой выполняют подобие сложного целенаправленного движения. Но хирург не удовлетворен, он ставит и снимает эту перемычку несколько раз, а потом все равно заменяет другой. Несколько раз я вижу яркий свет, который будто бы брызжет прямо из моих глаз, потом я вижу довольно приятные картины, имеющие ко мне отдаленное отношение. Все это сопровождается слуховыми галлюцинациями.
– Рассказывай, что ты видишь и слышишь, – говорит хирург. Он снова засовывает конечность в мою грудную полость и что-то делает там. Я чувствую, что опять могу говорить.
– Я слышу слова: «самодовольный круг» и «контролен», – отвечаю я, – эти слова повторяются.
– Но это бред, – удивляется хирург.
– Вот именно.
– Тогда попробуем еще раз.
Он продолжает свою возню. Я вижу образы моего детства, потом темную комнату, освещенную лишь светом очень дальнего прожектора, попадающим в окно. Кроме меня в комнате много танцующих обнаженных женщин, которые не обращают на меня никакого внимания. Всего они очень маленького размера, сантиметров пятьдесят, не выше. Я рассказываю хирургу о том, что вижу и на этот раз он удовлетворен. Он поправляет еще что-то, и теперь женщины становятся нормального размера. Он ставит мою черепную кость на место и аккуратно прижимает. Через пару минут распил затягивается.
Теперь он вскрывает мою гайморову полость, где находится РГ-батарея. (- в эту предполагаемую эпоху в теле каждого человека устанавливаются батареи для регенерации органов. – germiones_muzh.)
– Осторожно! – предупреждаю я.
Еще бы. Если в данный момент он отключит батарею, мне придет конец. Организм сам по себе не способен выдерживать такие повреждения. Природа на это не рассчитывала. Но и моя батарея не слишком-то велика. После этой операции она вполне может оказаться пустой.
Хирург рассматривает маркировку батареи и качает головой.
– Китайская, – констатирует он.
– Конечно китайская, – я же не миллионер, чтобы покупать европейские батареи.
Он смотрит на меня сокрушенно.
– Нельзя так обращаться со своим здоровьем, – наконец, говорит он, – китайские становятся нестабильны после пяти месяцев работы. И, кроме того, никогда нельзя доверять их маркировке. Они всегда пишут больше, чем есть на самом деле. Ты об этом знал?
– Мои батареи никогда не служили больше пяти месяцев, – отвечаю я.
– А, так это другое дело, – говорит хирург. – Но все равно, сейчас я поставлю тебе хорошую, настоящую.
Он уходит куда-то в сторону, туда, где я его не могу видеть, и включает музыку. Обратно он возвращается, приплясывая. В его руках две небольшие батареи. Зачем мне две?
– Каждая на шестьсот тератом, – сообщает он.
– Таких не бывает.
– Уже бывают, это новейшая разработка.
– Зачем мне столько? Шестьсот тератом смогут вырастить целого слона.
– Намного больше, чем целого слона, – говорит хирург. – Я надеюсь, что они тебе не пригодятся. Хотя всякое может случиться. Заранее ничего не известно, такая она, ваша жизнь.
Он совершенно доволен собой и продолжает выстукивать ногами ритм. Потом он вставляет мне одну из батарей, и подключает к ней другую, последовательно. При этом я теряю сознание на несколько секунд. К счастью, хирург работает очень быстро. Я начинаю догадываться, что он собирается сделать.
– Ты хочешь поставить батарею ему? – спрашиваю я. – Зачем?
– Я выращу твою копию из нижней половины тела, – говорит он. – Так бывает с червями, ты знаешь? Если ты разрежешь одного пополам, то вскоре будешь иметь двух. На всякий случай я хочу иметь запасной экземпляр тебя.
– На какой случай?
– Я пока еще не приступал к операции, – говорит он, – она будет сложной. Мне могут понадобиться запасные части. Все, что угодно, включая мозг. Сейчас я все это выращу. Хочешь, новый анекдот расскажу? Еще никому не рассказывал.
Он возится еще некоторое время, потом снова начинает разрезать на части то, что пока осталось от меня. Он отделяет обе руки и относит их в какой-то дальний шкаф. Надеюсь, что он подключил к ним питание. После этого начинает отрезать голову. Я пытаюсь возражать, но уже не могу говорить: он перерезал гортань и глотку. Он оставляет мне несколько шейных позвонков и очень большой кусок кожи, свисающий с шеи. Теперь вместо тела я имею длинный шнур толщиной в руку. Кажется, что он состоит из множества проводов и тонких трубок, которые подключены к какому-то механизму. Вверху все это заканчивается овальной платформой с контактами очень сложной формы. Подробнее я рассмотреть не могу. Хирург несколько раз отключает мое сознание, причем делает это без всякого предупреждения. А может быть, я просто отключаюсь самостоятельно. Судя по всему, операция идет очень долго. В моем мозгу есть внутренние часы. Сейчас они идут плохо, но все-таки идут. По моим часам с начала операции прошло сто сорок минут, значит, намного больше на самом деле. Они ведь останавливались. Сейчас хирург расположился, нагнувшись, как раз над тем местом, где должно быть мое туловище, поэтому я не вижу ничего конкретного. Появилось и что-то новое: ко мне подключен небольшой монитор, и хирург время от времени смотрит на его экран.
– Сейчас будет больно, – говорит он. – Если хочешь, кричи.
Я ору что есть мочи. Действительно, очень больно.
– Нормально, – говорит он, – сигнал проходит. Сейчас попробуем еще раз, на всякий случай.
Когда я прихожу в себя в очередной раз, у меня снята черепная коробка, и я ощущаю пальцы хирурга внутри своей головы.
– Хороший мозг, – говорит он, – большой и плотный. К сожалению, мне придется удалить добрую треть.
В этот момент я выключаюсь окончательно.
Когда я прихожу в себя, я нахожусь уже не на операционном столе, а на широкой и удобной кровати. Нечто внутри меня совершенно точно сообщает, что за время сна я переместился на триста двенадцать километров и семьдесят метров. Раньше в моем мозгу не было такой функции. Сосредоточившись, я ощущаю карту и свое местоположение на ней. Я уже за городской чертой, причем на целых тридцать шесть километров в глубине заповедного леса. За окном солнечный день. Обстановка комнаты проста и напоминает полупустой антикварный магазин. Большой деревянный стол, покрытый белой тканью, несколько деревянных стульев, полупрозрачные гардины, паркет, фикус на окне. Я рывком встаю и подхожу к окну. Там широкая веранда, а за нею живописный еловый лес. Я механически отрываю от фикуса кусочек и принимаюсь его жевать. Мое тело работает нормально. Даже более, чем нормально: таким здоровым и сильным я еще никогда себя не чувствовал. Хирург постарался на славу. Я ощущаю позади себя шаги живого существа. Какая-то из новых функций моего мозга позволяет его сразу идентифицировать.
– Привет, – говорю я. – Что теперь со мной будут делать?
– Учить, – отвечает Клара. – Ты пока не умеешь пользоваться своим телом. Это не так просто.
– Я умею пользоваться своим телом, – возражаю я.
– Неужели? – фыркает она...

СЕРГЕЙ ГЕРАСИМОВ «ЕДИНОБОРЕЦ»