June 8th, 2015

лепидоптерапия

в старинном городе Стокгольме - столице башен и шпилей, единственной, над которой разрешено летать на воздушном шаре - лечат от телесных и душевных хворей бабочками: чешуекрылыми, садящимися на вас.
- Хотите попробовать?
Я думаю, хуже не станет:)

ДЖАЛАЛАДДИН РУМИ (1207 - 1273)

Я и ТЫ

Хозяин дома, слыша громкий стук,
«Кто?» – вопрошает. – «Я, твой близкий друг!»

– «Ступай же прочь, неверен твой ответ:
Двум „я“ за этой дверью места нет!

По миру странствуй в скорби и тоске.
Очистись – и вернешься налегке,

Познав пути сокрытые свои,
Где „я“ сгорает в пламени любви!..»

И тот ушел, огнем любви томим,
И образ Друга реял перед ним.

Он испытал немало горьких бед,
Немало миновало зим и лет.

И вот опять раздался громкий стук,
И снова вопросил незримый Друг:

«Кто?» – И в ответ из внешней темноты
«Открой, – раздался голос, – это Ты!»

И Друг сокрытый двери отворил,
И в сердце странника заговорил:

«Теперь ты понял тайну бытия:
С твоею сутью слита суть Моя.

Ты – это Я. Теперь вопрос решен!
Неразделимы корень и бутон».

О.ГЕНРИ

ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЙ ПОЛКОВНИК

солнце ярко светит и птицы весело поют на ветвях. Во всей природе разлиты мир и гармония. У входа в небольшую пригородную гостиницу сидит приезжий и, тихо покуривая трубочку, ждет поезда.
Но вот высокий мужчина в сапогах и в шляпе с широкими, опущенными вниз полями выходит из гостиницы с шестизарядным револьвером в руке и стреляет. Человек на скамье скатывается с громким воплем. Пуля оцарапала ему ухо. Он вскакивает на ноги в изумлении и ярости и орет:
— Почему вы в меня стреляете?
Высокий мужчина приближается с широкополой шляпой в руке, кланяется и говорит:
— П'ошу п'ощения, сэ'. Я полковник Джэй, сэ', мне показалось, что вы оско'бляете меня, сэ', но вижу, что я ошибся. Очень 'ад, что не убил вас, сэ'.
— Я оскорбляю вас — чем? — вырывается у приезжего. — Я не сказал ни единого слова.
— Вы стучали по скамье, сэ', словно хотели сказать, что я дятел, сэ', а я — п'инадлежу к д'угой по'оде. Я вижу тепе'ь, что вы п'осто выколачивали пепел из вашей т'убки, сэ'. П'ошу у вас п'ощения, сэ', а также, чтобы вы пошли и де'нули со мной по стаканчику, сэ', дабы показать, что у вас нет никакого осадка на душе п'отив джентльмена, кото'ый п'инес вам свои извинения, сэ'.