April 15th, 2015

сТрАшНыЕ тАйНы ДуРаЦкОгО жУрНаЛа. № 3

так кого ж я могу и кого не могу уважать?
- Ясный день, что я жестокий деспотичный имперец и православный маньяк. Когда мне говорят, что не устраивает ассортимент и качество живого пива, чипсов, морепродуктов со швейцарскими сырами, орешков и немецких колбасок - я предлагаю: по сто грамм и в штыки:) Когда жалуются на то, что мало стало мущщин приличных на все случаи жизни, сезоны, настроения и кошельки - я отвечаю: а ты хоть одного стоишь? Должен быть один - зато алмазный-яхонтовый, и когда нужно, стальной - а ты меняешь шило на мыло, гавно на говно, до разжижения мозгов, как у японских школьниц:) И еще жалишься.
Понятно, что при таких-сяких установках жирные бюргеры, худые стервы и бледные интеллигенты для меня не приоритетны:).
Но ведь дело не в предпочтениях - а в условии непременном.
В моей жизни бушующей стречались вполне достойные стервы, умники и бюргеры.
Чтоб я его уважал, человек не обязан быть ветераном всех войн без глаза с кило осколков за пазухой и праведницей высшей пробы, чистой как еще некупленная фата невесты в бутике. Достаточно малого.
Чего?

[НОВОЕ ПРИЗНАНИЕ СЛЕДУЕТ]

правила пира у древ.греков

законы пира были заданы Элладе в "героическую эпоху", воспетую Гомером - а позже только обыгрывались и незаметно нарушались для удобства.
Общее пиршество было трапезой равных мужчин - совместной с божествами, которым поклонялись древ.греки. Территория пира (это мужская часть дома - мегарон, но могла быть и любая площадка) поэтому считалась священной. На ней нужно было вести себя должным образом - и НИЧЕГО НЕ ВЫНОСИТЬ оттуда! Это был второй закон пира.
Первым законом пира было равенство долей участвующих в нем. Пиры устраивались вскладчину - а оделял ответственный за этот вопрос муж, ВСЕМ ПОРОВНУ.
Поскольку ели вместе с богами, то пища носила жертвенный характер. В жертву индоевропейцы приносили коров и быков - на пиру ели жареную говядину. Боги получали от туши положенные им части. Все остальные продукты на пиру носили необязательный характер (но чем дальше, тем больше становилось этих компонентов - рыба, птица, фрукты и др.).
Пили вино или пиво. - Боги также:)
Свободнорожденные женщины на пир не приходили: "своей" доли они в нем не имели, а прислуживать, как рабыням, им было западло. Мужчины-рабы тоже могли прислуживать. Но делил трапезу распорядитель - он же глава пира.
Оружие оставляли "в прихожей". Участники снимали обувь, и им мыли ноги - а в процессе пира и сливали воду на руки периодически.
Пирующих развлекали танцами, музыкой и даже спортивными играми. Всем этим занимались рабы, несовершеннолетние, которым не полагалось сидеть с мужами, приглашенные артисты и гетеры. Все они получали похвалы, угощение и иногда награды - но равными участниками пира не были.
Участники пира сидели на скамьях или креслах (или на чем было). Позднее стали возлежать по восточной моде на персональном ложе. Перед каждым первоначально ставили отдельный столик. Потом перешли к одному большому столу на всех.
Каждый приглашенный участник имел право привести с собой еще одного человека. (От этого обычая постепенно развилась практика халявы - профессионального "паразитизма" у древ.греков).
Лучшим и древнейшим развлечением на пиру была умная и интересная беседа. Дураки не привествовались.
Ходить на головах и бесчинствовать участникам пира не разрешалось. Скоморохам - другое дело. Гетеры и рабыни вели себя как гетеры и рабыни.
В начале и в конце пира провозглашался гимн богам - как бы тема и "программа" встречи.

ЖАК ПРЕВЕР

КАК НАРИСОВАТЬ ПТИЦУ

Сперва нарисуйте клетку
с настежь открытой дверцей,
затем нарисуйте что-нибудь
красивое и простое,
что-нибудь очень приятное
и нужное очень
для птицы;
затем
в саду или в роще
к дереву полотно прислоните,
за деревом этим спрячьтесь,
не двигайтесь
и молчите.
Иногда она прилетает быстро
и на жердочку в клетке садится.
иногда же проходят годы -
и нет
птицы.
Не падайте духом,
ждите,
ждите, если надо, годы,
потому что срок ожиданья,
короткий он или длинный,
не имеет никакого значенья
для успеха вашей картины.
Когда же прилетит к вам птица
(если только она прилетит),
храните молчание,
ждите,
чтобы птица в клетку влетела;
и, когда она в клетку влетит,
тихо кистью дверцу заприте,
и, не коснувшись не перышка,
осторожненько клетку сотрите.
Затем нарисуйте дерево,
выбрав лучшую ветку для птицы,
нарисуйте листву зеленую,
свежесть ветра и ласку солнца,
нарисуйте звон мошкары,
что в горячих лучах резвится,
и ждите,
ждите затем,
чтобы запела птица.
Если она не поет -
это плохая примета,
это значит, что ваша картина
совсем никуда не годится;
но если птица поет -
это хороший признак,
признак, что вашей картиной
можете вы гордиться
и можете вашу подпись
поставить в углу картины
вырвав для этой цели
перо у поющей птицы.

СКАЗАНИЕ ОБ ОЛЬГЕ. III серия

…и киевским князем стал Игорь. В золотом корзне (княжий плащ. – germiones_muzh.) сел на Олегово место, Ольга рядом.
- Чего, лада, хочешь? - спросил. - Говори.
- Дворец каменный, - сказала Ольга.
- А что ж! - сказал Игорь.
И позвали мастеров из Греции, умельцев по части каменных палат.
Через толмача Ольга им сказала:
- Постройте нам дворец, как у вашего императора.
Мастера были степенные, трезвые, с многоумными обширными лбами.
- Как у нашего императора, - сказали, - на это всего твоего достояния не хватит, княгиня.
- Неужто! - сказала Ольга.
- Так, - подтвердили они. - Ты бы в этом убедилась, если бы съездила в Константинополь. Но можем тебе построить дворец славный и крепкий, могущий простоять, при благоприятных обстоятельствах, не одну сотню лет, удобный для жития и отрадный для глаз.
- Будет ли он достоин нашего звания и могущества?
- Не сомневайся, он будет таков, что любой европейский король за честь бы почел в нем жить.
- Чтоб непременно, - сказала Ольга, - была при нем башня-смотрильня, нам без нее нельзя.
- Хорошо, - согласились мастера. - Построим тебе башню-смотрильню.
И стали строить. По их указаниям рабы копали яму, месили известь и глину. С Волги от болгар повезли белый камень, его резали и обтесывали, делали красивые ровные плиты. Обернутые в солому, издалека прибыли стекла для окон, узорчатые, цветные. Только печи клали наши печники, русских печей греки класть не умели.
Славно работали ученые мастера. Поработав, ходили молиться в христианскую церковь святого Илии на Аскольдову могилу. Возвели дворец, какого в Киеве еще не бывало, медной кровлей и цветными окнами сиявший как жар-птица, со многими покоями для спанья, пиров и беседы.
А меж тем негодные древляне отказались платить Киеву дань.
То было племя дикое и темное, как темны и дики были их леса. Они обитали под боком у Киева, но не стремились перенимать доброе у киевлян, жили по своему лешачьему обычаю. Богаче многих племен, имея множество скота, они продавали кожи, а сами предпочитали ходить в лаптях, не в сапогах: не имели, значит, понятия о благолепии и чести. Они приносили богам человечьи жертвы из самых пригожих своих отроков и отроковиц. И не то что при тяжких бедствиях, когда, кроме этого, уж ничем, как известно, не поможешь горю, а просто так, походя, распевая песни и отплясывая. У них невесту не приводили к жениху по-хорошему, они умыкали себе невест на весенних гульбищах у вод (- и это не совсем справедливое обвинение. Умыкание девицы у воды – древний обычай, имеющий мифологическую основу; это совсем не обязательно значит, что похищали насильно. Но значит, что все решалось меж ним и ею – а родителям невесты не платилось за нее «вено». Такая архаичная форма брака имела меньше «социальных гарантий», но все же полной дикостью она не была. – germiones_muzh.). Выбегали из лесов и умыкали девиц из других племен тоже. И ели падалину, как псы (- скорее всего, подразумевается, что ели «звероядину» - растерзанный зверем скот. Скажем, овцу, зарезанную волком. Цивилизованные киевляне, сидевшие на днепровской магистрали, такого уже не делали. А дикие древляне, исходя из древних форм языческой религии, могли и не противопоставлять себя животным - как «своим предкам». – germiones_muzh.). И в довершение всего их женки ходили простоволосые, с голыми шеями.
Олег, с которым шутки были плохи, примучил древлян, и они ему платили, хоть и роптали. Самое дорогое в их дани были черные куницы, их брали нарасхват во всех странах. Больше ста лет назад госпожа Зобеида, супруга калифа Гаруна-аль-Рашида, стала носить шубы на русских мехах, и с тех пор все знатные госпожи и господа следовали ее примеру. А черная куница шла почти в цену соболя.
Теперь древляне затворились в своих городах и не хотели давать что бы то ни было Игорю и его мужам. Уж и князь у вас ноне, говорили. Чуть не до сивой бороды прожил у Олега за спиной, на рать не ходил, только на охоту с кречетами (- соколиная охота: кречет - самый дорогой и крупный охотничий сокол. - germiones_muzh.). Идите, говорили, с вашим Игорем к такой-то матушке, ничего не получите.
Не разочли лапотники: был жив Олегов дух в Киеве! Бывалые воеводы поседали на коней и, взяв с собой Игоря, ударили на древлян. Отважней старых воевод был молодой, Свенельд, лез вперед через любую опасность. Они победили древлян и взяли куниц, белок и прочее.
После того, разохотившись, решил Игорь сходить на Царьград. Два раза ходил. Первый раз удачи не было, еле до дому добежал с остатками дружины, без золота и без славы: думал, так же просто управится и с греками, как с древлянами; пошел малой силой, на немногих кораблях, и греки пожгли эти корабли своим греческим огнем.
В другой раз кликнули варягов из-за моря и наняли печенежскую конницу. На этот раз что-то принесли домой: греки не стали ждать разорения, заплатили, и был заключен договор о мире и любви.
А пока Игорь воевал, Ольга сына родила. Положили его в зыбку, при зыбке сели сторожить мамушки. Запели про серенького волчка, про кота-воркота, про богатство - "будешь в золоте ходить, чисто серебро носить". Имя дали сыночку - Святослав.

ВДОВСТВО
С возрастом Игорь стал тяготиться трудами, норовил сидеть дома.
Вместо себя посылал Свенельда собирать дань и примучивать непокорных. Пока не рассердилась Игорева дружина и не сказала:
- Скучно нам у тебя. Свенельдовы отроки ходят с ним за данью, и оружие у них самое лучшее, и одеты как королевичи, и подвиги есть за каждым, чтоб покрасоваться. А мы тут с тобой сидим бесславно, наги и босы. Сходил бы куда с нами. И мы себе добудем, и ты себе.
- Ну что ж, - сказал Игорь, с дружиной ему ссориться не приходилось.
- Хоть к древлянам, - сказала дружина. - Они примучены крепко, противиться не будут. И близко. И богатые.
- И то, - согласился Игорь.
И не велел Свенельду ходить к древлянам, сам, мол, пойду. А Свенельда послал в другие волости.
Отъехали они, как всегда, в месяце грудне (в декабре. - germiones_muzh.).
Миновала зима. Вернулся Свенельд. Прилетели журавли. Половодье спало, а Игоря нет и нет. Затревожилась Ольга - послать, что ли, на поиски, а то и самой поехать. Когда на рассвете будят ее и говорят:
- Там к тебе древляне пришли.
Она вышла на сени, а древляне, человек двадцать, стояли внизу во дворе. Она спросила:
- Что вам?
Они ответили:
- Нас послала Древлянская земля известить тебя, что мы убили твоего мужа Игоря.
Она спросила:
- За что?
- За то, - ответили они, - что он грабил нас как волк. Он за данью пришел, и сколько мы звериных шкур надавали ему и дружине его, и счесть нельзя. До последней белки все у нас повыбрал, и уж радовались мы, когда он уехал и скрип возов его стих. Но ему мало было, он дружину отослал, а сам вернулся с небольшим числом людей и говорит: еще давайте. Твой муж Игорь слишком был жадный. Он как думал? Он думал: вот я вернусь с малым числом людей и что соберу, то с немногими делить придется, не со всей дружиной. А о том, видишь, не подумал в своей волчьей жадности, что если людей с ним немного, то мы можем его убить.
Так они рассказывали, задрав бороды к высоте, на которой она стояла. На них были белые рубахи и новые лапти, а на шеях ожерелья из серебра и бронзы, они оделись чисто, желая оказать ей уважение.
Она спросила:
- Как вы убили его?
Они ответили:
- Мы его, не обижайся, привязали к двум деревьям, пригнув их друг к дружке, потом их отпустили, и его тело разорвалось пополам. Уж очень он забрал много. И воск, и мед, и деготь, который мы думали обменять на топоры, тоже взял. Нехороший был человек. Вот наш князь Мал - хороший человек. Храбрый, и-и! Таких храбрецов свет не видел. И в охоте удачлив. Что тебе горевать об Игоре? Выходи за нашего Мала. Вдовой плохо быть, мы понимаем. Мы понимаем, что раз уж оставили тебя без мужа, то должны другого дать. Выходи за Мала, и дело с концом.
Еще спросила она:
- Где это было?
- В городе Коростене, - сказали ей, - где правит Мал. Выходи за Мала!..

ВЕРА ПАНОВА