February 27th, 2015

(no subject)

однажды в IV веке до нашей эры на Агору в Афинах, где обсуждались законы и осуществлялась демократия, пришел первый циник Антисфен, ученик Сократа. Он взял слово и сказал: "предлагаю назначить ослов конями". - "Что за дурь!!!" - дружно заорали афиняне. "Ну, не знаю. Дураков стратегами вы назначаете," - пожал плечами Антисфен и ушел.

о ватниках и прочих раритетах

меня тут спросили, видал ли я в последнее время людей в ватниках – или это безвозвратно ушедшее прошлое минувших веков.

В Донбассе, несмотря на то, что регион этот явно не был бедным, я видел много старого. Люди не отрекаются от него. Это и слова, и одежда, и даже оружие. Я миномётил в старой «афганской» робе, подаренной одним ветераном (отличная вещь: три шнура продернуты, на трех уровнях можно подогнать по фигуре! Чистый хэбэ. А новые - дрянь). Первый автомат мой был АКМ 1960 года выпуска – на десять лет старше меня. С еще деревянным прикладом и цевьем. Прежний хозяин аккуратно обмотал карабины автоматного ремня изолентой и вставил в обмотку «последний» патрон (я сразу использовал его на пристрелку). Работал нормально; только затвор при сборке с первого раза по направляющим не входил… В моей роте был ополченец 1956 года рождения. На одном блокпосту у нас воевал старик-«афганец», весь в шрамах еще с Пандшера, с бородой не хуже чем у любого аксакала. В солдатском деле он знал больше, чем можно знать. Вместе с ним был его младший сын. Хорошо сделанное старое, скажу я вам, часто служит лучше и надежней навороченного нового.

- Носят, не сомневайтесь. И унижением человеческого достоинства это не считают.

африканская сказка

однажды родился мышонок, который отличался от всех других мышей тем, что на шее у него было белое пятнышко.
"На ком нам женить его?" - размышляли мыши.
- Нет ему ровни среди нас. Только солнце ровня ему. Женим его на солнце, - говорили одни.
- Нет, - говорили другие, - солнце - не подходит: нашему сыну не ровня тот, кого закрывает туча.
- Ну, тогда женим его на туче, - сказали родственники.
- Не ровня нашему сыну тот, кого может развеять ветер, - не согласились другие.
- Женим его на ветре.
- Не может быть ровней ему тот, кого задерживает гора.
- Женим его на горЕ.
- Не ровня ему тот, у кого мыши могут подрыть подножие, - возразили другие.
- Ну, тогда выдадим за него мышь: только одна она ровня ему, - решили все мыши.
И мышонок женился на мыши.

ГРЕХОПАДЕНИЕ (древнеанглийская поэма VII в.). VI серия

     ...и стоял гонец преисподней,
и распалял в них желанья,
     и ловко их морочил,
по пятам их ступая,
     падший ангел,
хитрый, своей охотой
     в дерзкий поход пустившийся
к дальним пределам,
     дабы людей обречь
смерти, ибо замыслил
     несметный род человеческий
извести, совратив,—
     всевластителя благодаянье,
дар владыки
     навсегда бы отринули,
обладанье небесным царством.
     Да, исчадию бездны
известно было,
     что ненавистные богу
не милость заслужат,
     но муки адские
они познают,
     казнимы будут
от заповеди отказавшиеся,
     наказания не избегнут,
и завлекал он,
     лукавый диавол,
лживыми посулами
     женщину прекрасноликую,
жену несравненную,
     и она за ним повторяла, —
стала ему подспорьем
     тварь господняя
в преступлении...
     Долго Адаму
она твердила,
     прекраснейшая супруга,
покуда разумом не склонился
     муж к тому же,
внимая доверчиво
     обещаниям сладкоречивым,
что получил он от женщины;
     то благим она полагала,
не ведая, что погибель
     навлечет она и злосчастье,
и печали несметные
     на все племена земные,
жена, обманувшись,
     словам зловестника
и советам его поверив,
     ибо думала, благодарность
государя небесного
     заслужит, коль будет послушна;
мужу славному
     такие знамения показывала
и знанием завлекала,
     что даже Адам,
духом смутившись,
     пал в своих помыслах,
подпал ее воле,
     перед ней склонился:
от жены получил он
     Ад и Смерть,
не имевшие еще названья,
     но от плода пойдут
подобные имена:
     дремота смертная,
морок диавольский,
     пагуба, преисподняя,
успение человеческое,
     мужей уничтоженье-
все от плода ужасного,
     вкушенного ими.
Вошел он в утробу,
     лег он на сердце, —
возвеселился посланный
     злоумышленник и со смехом
за двоих своему господину
     воздал благодарностью:
«Мой государь, отныне
     заручился я твоим попеченьем,
порученье твое исполнив:
     на веки вечные
человеки пали,
     Адам и Ева;
гневом отныне
     господь исполнится,
ибо завет его преступили
     и от заповеди отказались, —
не хозяева они больше
     в краю небесном,
но в бездны ада
     по черной стезе повлачатся;
не о чем тебе печалиться
     там, в цепях, в преисподней,
полно, многомогучий,
     душой сокрушаться
о том, что они вкушают,
     люди, вечное благо,
мы же лютое горе,
     мучения претерпеваем
в пучине мрачной,
     о том, что, великий духом,
увлек ты многих
     от дворцов драгоценных
царства горнего,
     от залов несказанно высоких,
за что наказал властитель
     нас, ибо на небе
мы пред ним не склонили
     гордые головы,
господу не покорялись,
     богу небесному, —
не подобало нам,
     служа державному,
перед ним унижаться;
     тогда же владыки
дух неумолимый
     гневом воспламенился,
и нас изгнал он,
     в огонь извергая
наимогучее воинство;
     но много на небе
он новых создал,
     поставил престолов,
и достались владенья эти
     роду людскому.
Да возрадуется ныне
     в груди твоей сердце —
мы победили дважды:
     на небесах высоких
семя людское
     не пребудет, но в бездну
к тебе направятся
     люди, в пламя;
злая то будет новость,
     горе господу, —
от него принимаем муку,
     но воздадутся Адаму
все страдания наши
     господним гневом,
пагубой для земнородных,
     смертной мукой;
потому-то воспрял я сердцем,
     духом я возродился,
ибо воздать за скорби
     мы сумели злой местью.
К месту геенскому,
     К Сатане вернусь я:
там он, на дне, во мраке
     окован цепями кольчатыми».
Вспять он пустился, взыскуя,
     злой посланец,
к пламени необъятному
     стези обратной и врат преисподней,
где начальник рати диавольской
     там, в цепях, обретался.
Адам и Ева…