February 25th, 2015

(no subject)

хитрость есть только отсутствие разума: не будучи в состоянии достигнуть своих целей прямыми путями, она пытается их добиться плутовскими окольными; и ее беда заключается в том, что хитрость помогает лишь один раз, а потом всегда лишь мешает. (Джон Локк, педагог, философ, госдеятель)
- это правда: хитрость заменитель ума, а обманывать приходится каждый раз по-новому.

(no subject)

в песенно-поэтической традиции ашугов (в которую входят тюркские, персидские, армянские и грузинские языки и начала) есть искусство исполнения песни не смыкая губ - по-турецки додагдеймез. Петь так, конечно, трудно. И на конкурсах-соревнованиях (дейишме) по старинным правилам между губами поющего додагдеймез вставляли иглу - чтоб жизнь медом не казалась:).
- Зато медом была песня.

о школе оборотничества для лис (XVII в., гора Тайшань)

ЛИС-СТУДЕНТ СОВЕТУЕТ ЧЕЛОВЕКУ СТАТЬ БЕССМЕРТНЫМ

сын генерала Чжао, господин Сян-минь, был генерал-губернатором Баодина (в провинции Хэбэй на востоке Китая. - germiones_muzh.). Как-то ночью он сидел и читал в западной башне. Двери были заперты, как вдруг кто-то тонюсенький пролез в оконную щель; дойдя до середины комнаты, начал тереть руками голову, потом руки и ноги и постепенно стал плотнее и круглее; на существе этом была головная повязка, красные туфли; сложив руки для приветствия, оно сказало:
— Я бессмертный лис-студент, живу здесь уже сто лет, меня удостаивали своим посещением многие известные люди, а теперь вот вы вдруг решили устроиться здесь для занятий. Я не смею оказать сопротивление чиновнику императора, поэтому и пришел просить указаний. Если вы обязательно хотите здесь заниматься, я должен буду переселиться, на это мне нужно три дня; если же вы проявите жалость и позволите мне по-прежнему жить здесь, то я попрошу вас запереть за собой двери, как это всегда делается.
Удивленный Чжао сказал с улыбкой:
— Ведь ты лис, как же можешь быть студентом?
— Все лисы, — услышал он в ответ, — удостаиваются права сдавать ежегодные экзамены матушке Тайшань (Бися Юаньцзюнь – «небесная фея, нефритовая дева, госпожа лазоревой зари», дочь духа горы Тайшань - считается покровительницей детей и лис. – germiones_muzh.); те, кто овладел литературным стилем, становятся студентами, а недоучки остаются дикими лисами. Студенты могут достичь бессмертия, недоучки же не могут. Вы — знатный человек, и очень жалко, что не научились, как достичь бессмертия. Нам трудно этому научиться. Сначала мы учимся принимать человеческий облик, потом изучаем язык людей. Те, кто учится языку людей, сначала учат язык птиц; учащиеся языку птиц обязательно должны выучить язык всех птиц внутри всех девяти областей в пределах четырех морей (т.е. Китая. – germiones_muzh.). Когда они овладеют этим, то могут понимать язык людей и обрести человеческий облик. На это уходит пятьсот лет. Людям легче научиться тому, как стать бессмертными, на это нужно пятьсот лет тяжкого труда, но знатным людям, а также литераторам, если они начнут учиться, как стать бессмертными, труда потребуется на триста лет меньше («покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!» - germiones_muzh.). Вы могли бы этому научиться; это — непреложная истина.
Господину Чжао понравились рассуждения лиса, и на следующий день он запер западную башню, уступив ее лису.
Обе эти истории я узнал от начальника Чэньюани, чье посмертное имя было Чжао Чжи-юань, он был внуком генерала Чжао Лян-дуна. И еще он добавил:
— Мой отец потом жалел, что не спросил, какие же экзаменационные темы давала лисам матушка Тайшань.

ЮАНЬ МЭЙ (1716 - 1797). НОВЫЕ ЗАПИСИ ЦИ СЕ

ГРЕХОПАДЕНИЕ (древнеанглийская поэма VII в.). IV серия

  …враг разъярился;
     он направился прямо
туда по стране земной,
     где жену заприметил прежде,
Еву прекрасноликую;
     он сказал, что великие
беды ее потомкам
     тут уготованы,
в этой стране, отныне:
     «Ибо, я знаю, гневом
     господь исполнится,
коль вернусь я без пользы
     из дальних пределов,
и должен буду
     весть ему поведать
о том, что вы, двое,
     пока еще не покорны
его приказу, с востока
     ныне посланному со мною:
не иначе, как сам он
     к вам придет за ответом; волю его исполнить
посол не в силах,
     и в сердце он, всемогучий,
знаю, разгневается;
     однако, женщина,
поверь, что, выслушав
     слова мои со вниманием,
ты получишь
     совет наилучший, —
сама помысли,
     ты можешь спасти сегодня
вас обоих от божьей кары,
     как тебе укажу я:
вот, от плода отведай,
     и разверзнутся очи,
и до самых дальних пределов
     мирозданье тебе откроется,
и престол небодержца
     разглядеть ты сможешь,
и любима богом
      будешь отныне;
и тогда ты Адамом
     владычить сможешь,
коль скоро, тебе покорный,
     от тебя он приказу поверит,
коль скоро ему ты скажешь,
     какой закон ты познала,
истину в сердце,
     с которой усердно
волю вышнего исполняешь,
     и тогда он свое невежество,
бунт нечестивый
     навсегда забудет,
от непокорства откажется,
     коль скоро мы оба скажем,
что о счастье его печемся:
     увещай же его усердно,
чтобы слово твое он услышал,
     а не то повелителю станете
вы ненавистны,
     вышнему государю;
но если, лучшая из женщин,
     все получится, как мы замыслили,
не передам я тогда владыке,
     как этот Адам сегодня
речами бесчинными
     меня бесчестил,
обличал меня начальником злобы,
     мол, я причина и вестник
бездны бед,
     а не божий ангел;
мне же ведомы вышние
     своды неба,
и повадка известна
     ангельская, ибо от века
всем сердцем
     я служил усердно
господу благому,
     всемогущему богу,
моему владыке;
     я не подобен диаволу».
Так завлекал ее злокозненный,
     покуда лукавому слову,
лжи его женщина не подпала,
     и в душе ее шевельнулась
мысль змея, —
     ибо меньшей силой духа
наделил ее повелитель, —
     слабая, она внимала
речам злочинным,
     и получила от проклятого
с древа запретного,
     завет поправши,
плод пагубный —
     плоше этого не было
дела содеяно:
     дивно и непостижимо,
как же он попустил,
     властитель вечный,
как же стерпел господь,
     что подпали соблазну
лживому столько мужей,
     жаждавших правды.
Вот, от плода отведала,
     вышла из воли господней,
от заповеди отказалась, —
     и глаза ее вдруг прозрели:
так подействовал
     дар злодейский,
совратил ее богопротивник,
     обольстил ее мороком:
показались ей светозарней
     земь и небо,
и окрестности еще прекрасней,
     и все творенье господне
великолепным и многовеликим,
     хоть не слабым своим разуменьем
она этот мир познала,
     но сном ее душу
обольщал со тщанием
     враг, обещавший,
что даст ей мирозданья
     даль увидеть
и царство небесное;
     и сказал злобесный...