germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

сестрёнка (СССР, 1950-е, еще при "нём". - Стра-ашно?)

сегодня суббота. В пять часов к детскому саду подъедет грузовик-пятитонка. Шофёр Петрович, отец Светы Кожиной, откроет задний борт и скажет:
– Сыпьтесь, граждане!
Граждан наберётся полный грузовик: будут и взрослые, и дети. Петрович повезёт всех к дальнему озеру. Сегодня с Женей поедет мама. Давно они вместе не купались в дальнем озере! Мама будет учить Женю плавать.
Знаете, как плавает Женина мама? Как рыба, даже лучше. Она умеет нырять, плавать под водой. Она прыгает с высокой скалы и летит над озером, как птица, и исчезает в воде, а потом появляется и ложится на воду отдохнуть. Лежит на спине, руки под головой, и покачивается на волнах.
Люди с берега смотрят и любуются. Хлопают маме и кричат «браво». Женя влезает на скалу вместе с мамой и стоит во весь рост, чтобы все видели, что это – его мама.
Но такое удовольствие – купанье с мамой – бывает редко: то погода плохая, то мама занята, то ещё что-нибудь. А сегодня всё хорошо, и мама свободна.
Женя побежал домой за мамой…
Из открытого кухонного окна вкусно пахло. Ого, ванильная ватрушка! Молодец мама, догадалась спечь ватрушку на дорогу. Дразнит Женю, что он любит «все удовольствия сразу», а сама тоже любит, чтобы если хорошо, так уж всё хорошо! Такая уж мама!
Жене стало весело. Он присел на корточки и стал царапаться в дверь. Никто не открывал.
Женя протяжно замяукал.
– Что такое? – спросил мамин голос. Женя мяукнул ещё громче. Дверь открылась.
Мяукая и фырча, Женя пробежал на четвереньках мимо мамы и завертелся посреди комнаты. Ему было так смешно, что он уже не мог мяукать, только повизгивал от смеха.
Мама смеялась. Но, кроме неё, в комнате смеялся ещё кто-то и ещё один голос тоненько пищал.
Женя сел на пол и посмотрел. Батюшки, у них сидели гости! Женщина и девочка. Расселись на диване и, кажется, собираются ещё пить чай! А как же озеро?
Женя испугался. Посмотрел на маму. А мама показывает на него пальцем и говорит:
– Вот он, честь имею представить! Хорош?
– А что ж, ничего, – отвечает гостья. – Кот как кот. Будем знакомы, племянник!
Вот это кто! Тётя Вера с дочкой Саней. Мама их давно ждёт. А они всё не приезжали и не приезжали, а теперь – надо же, приехали как раз тогда, когда совсем не до них.
– Вот твоя сестрёнка, – сказала тётя Вера. – Саня, поздоровайся с братиком!
Четырёхлетняя курносая Саня молча протянула Жене руку. Женя так же молча дал ей свою. Он уже чувствовал, что из-за этих родственников не видать им сегодня озера.
Но всё-таки мама же вчера обещала! Женя подождал, пока мама зачем-то вышла на кухню, и побежал за ней.
– Мама, машина уже пришла. Мы опоздаем! – сказал он и взял маму за руку.
– Машина? – спросила мама. – Ах, это на озеро! Ну что ты, Женечка! Приехали родные – сколько лет не виделись, – какое уж тут озеро! Дай нам побыть вместе. Это же моя сестричка Верочка!
– Их тоже можно взять, – сказал Женя. – В пятитонке места хватит!
– Они устали с дороги, чаю не пили! Люди только что с самолёта, у них ещё в ушах гудит. Дай им покой! И садись лучше чай пить вместе с нами…
Они летели на самолёте! Вот этого Женя не знал. Он пошёл в комнату и уставился на тётку и двоюродную сестру, как будто это были заморские чудовища.
Ему было удивительно: сидит перед ним обыкновенная девчонка, каких много у них в младшей группе. Нос пуговицей, волосы перьями, передник с карманом на животе. И вот эта самая девчонка только сейчас была в небе, выше облаков, летела быстрее птиц.
Что взрослые летают, это не удивительно. Но что четырёхлетние девочки летают, – этого Женя никогда не думал. С такой девочкой, пожалуй, можно говорить серьёзно.
Женя подошёл к ней по-хорошему и спросил:
– Скажи, Саня, вы на каком летели? На пассажирском или на почтовом? А может быть, на «ТУ»?
Саня посмотрела на Женю исподлобья и ничего не ответила.
– Не знаешь, что ли? – удивился Женя. – Ну, ты скажи только, сколько на нём было моторов?
– Нисколько! – сердито сказала Саня и отвернулась.
– Да как же он мог летать без моторов? – возмутился Женя. – Ничего не понимаешь, а ещё летала, И зачем тебя только взяли в самолёт!
– Ты плохой! – вдруг громко и ясно сказала Саня. – Я с тобой не буду играть.
– Очень надо! – фыркнул Женя и отошёл прочь. Такая несправедливость: непонимающие, никудышные девчонки летают в самолётах, путешествуют по разным местам, а те, кто знает все самолёты, даже реактивные, те должны сидеть на одном месте, и даже на озеро нельзя поехать!
Женя надулся, вышел из комнаты и сел на крыльце. А мама даже не заметила: разговаривала с тётей Верой.
Конечно, из-за всего этого не стоило плакать, поэтому Женя крепко зажмурил глаза, чтобы слёзы как-нибудь нечаянно не выкатились.
Мама всё-таки вышла. Села рядом. Женя отвернулся.
– Женечка, мы в другой раз поедем, – сказала мама тихо.
– А зачем обещала? Не надо было обещать! – буркнул Женя.
– Если бы знала, что они приедут, ни за что бы не обещала, – сказала мама. – Верочка через день уедет, а озеро останется. Знаешь, мы с Верочкой только двое и были у родителей.
Так любили друг дружку – одна без другой никуда. Куда я пойду, туда и она за мной тянется. Так нас и прозвали: Иголочка и Ниточка. А потом вот выросли – и сейчас от Иголочки до Ниточки тысяча километров…
– Иголка, ты тут? – раздался за ними голос тёти Веры. – Что случилось, выкладывайте!
– Ты опять за мной тянешься, Нитка, как маленькая! – притворно рассердилась мама.
– Опять, как маленькая! – радостно сказала тётя Вера. – Мне без вас скучно. Идёмте чай пить!
– С ватутой! – весело сказала мама.
– Ура, чай с ватутой! – отозвалась тётя Вера и потащила их в комнаты. Женя не захотел идти.
– Вот что: поезжай один, – сказала мама. – Я позволяю!
Они ушли в комнаты. А Жене вовсе расхотелось ехать на озеро.
Но он всё-таки пошёл, хоть и медленно.
И конечно, опоздал. Грузовик только что отправился. Женя не очень огорчился и помчался домой. Там пьют чай с какой-то ватутой.
Все обрадовались, что Женя не поехал, начали его угощать.
– А где ватута? – спросил Женя, и мама с тётей Верой стали хохотать. Оказывается, это обыкновенная ватрушка: тётя Вера называла её «ватута», когда была маленькой. Только и всего. Ерунда. А Женя думал об этом всю дорогу!..

НИНА ГЕРНЕТ (1899 - 1982. столбовая дворянка, одесситка - и ленинградка, училка физкультуры и драматургии, главред журнала "Чиж", хороший человек). " СЕСТРЁНКА"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments