germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

АЛОИЗИЮС БЕРТРАН

ВЕЧЕРОМ НА ВОДЕ
берега, где Венеция царит над морем.
Андре Шенье

черная гондола скользила вдоль мраморных дворцов, подобно злодею, спешащему на ночное дело с фонарем и кинжалом под полой.
Кавалер и дама беседовали о любви: «Апельсиновые деревья так благоухают, а вы так бесчувственны! – Ах, синьора, вы словно статуя в парке!».
– Разве вас поцеловала статуя, милый Джорджо? Чем вы недовольны?
– Значит, вы меня любите?
– Это известно каждой звездочке, сияющей на небесах, а тебе неизвестно?
– Слышен какой-то шум.
– Пустяки, это, должно быть, волны плещутся и сбегают со ступенек лестницы в Джудекке (- остров венецианской лагуны. Там до 1516 года, когда было выделено в районе Канареджо гетто, селились евреи. Отсюда и название. – germiones_muzh.).
– На помощь! На помощь!
– Матерь божья! Кто-то тонет!
– Отойдите! Он получил отпущение грехов, – сказал монах, появившийся у воды. (- Светлейшая Республика Венеция казнила повешением - часто на мачте - или утоплением: кидали в мешке с моста. Впечатляет и недорого. А фрателло-брателло, видно, поставили проконтролировать исполнение. И помолиться за душу грешную заодно. - germiones_muzh.)
И черная гондола поплыла дальше, скользя вдоль мраморных дворцов, словно злодей, возвращающийся с ночного дела с фонарем и кинжалом под полой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments