germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

идёт охота на слонов, идёт охота!! эфиопы + русский гусар (1897. весьма кроваво)

… 20 февраля в сопровождении 800 человек вооруженных ружьями солдат (аскеров эфиопского негуса. - germiones_muzh.) мы выступили на охоту и направились на север, к долине Абая — Голубого Нила. Каждый солдат кроме ружья нес еще бурдючок зерна или муки с расчетом на 10 дней. За нами шла кухня: две служанки, несшие за плечами в веревочных сетках большие выдолбленные тыквы, в которых болталось квасившееся тесто для энджеры (- дырявые лепешки из злака тефф. – germiones_muzh.). Это была роскошь, от которой я хотел была отказаться, но дадьязмач (назначенный негусом губернатор области, в отличие от наследственных феодальных магнатов – расов. - germiones_muzh.) настоял на ней. Весь мой груз был навьючен на одного мула и состоял из малой палатки, одной перемены белья и двух больших бурдюках кукурузы для слуг, по расчету на 1О дней. Начальником охоты был бальджерон (военный чин) Хайле Мариам, тоже галлас (галла или оромо – одна из народностей Эфиопии; вроде мусульмане в основном. – germiones_muzh.), по крещеный и во всем старавшийся подражать абиссинцам («титульным» народам страны – христианам тыгре, амхара и тыгринья. - germiones_muzh.). Охота была неудачна. Десять дней скитались мы, высылая разведчиков и ища слонов там, где они раньше всегда находились. Мы встречали старые следы, но слонов не было. Другая дичь попадалась в большом количестве, но стрелять ее было запрещено. В последний день я убил в р. Ангар гиппопотама. Галласы уже сутки ничего не ели, так как провизия вышла, и вытащили убитого гиппопотама лианами на берег и в одно мгновение съели, жаря его белое мясо на костре. 2 марта мы вернулись в Лекамти.
Хандек — так называется местность, где мы охотились, обнимает все южное течение Ангара и впадающих в него слева рек, а также долину р. Дидессы. За Ангаром начинается Лиму — владение годжамского негуса (- вообще негус должен быть один – это император всея Эфиопии... Но порядок в этом вопросе навел только Менелик II как раз в эти годы. - germiones_muzh.), простирающееся до р. Абая. Как та, так и другая области в низменных своих частях совершенно не заселены вследствие царствующих там страшных лихорадок. Прельщаемые плодородием почвы галласы спускаются туда в хорошее время года, делают посевы и затем приходят опять для сбора. Большие площади земли засеяны хлопком.
Трудно представить себе местность более красивую, чем эта. Ограниченная с юга-востока, востока и северо-востока высокими горами, перерезаемыми частыми ручьями и речками, берега которых поросли густым лесом, она вся покрыта невысокими фруктовыми деревьями с ярко-зеленой блестящей листвой. Эти деревья дают несколько видов плодов, которые все имеют очень тонкий слой мяса (мякоти. - germiones_muzh.) и косточку в средине; на вкус они большею частью кислы.
На следующий день по возвращении дадьязмач собрал другую партию охотников, и 4 марта мы снова выступили, на этот раз с отрядом нз 1000 человек галласов, вооруженных только копьями, в места, где уже три года слонов никто не трогал. Начальниками охоты были азадж (- Булатович переводит эту должность как «гофмаршал». Губернаторский, очевидно. - germiones_muzh.) Хайле Иесус и агафари (военное звание) Вальде Георгис. Из 1000 человек 400 были на конях и вооружены маленькими копьями каждый, а остальные 600 - пешком: из них одна половина имела малые копья, другая - громадные пятиаршинные копья с громадными наконечниками и аршинными лезвиями. Это копье называется джамби; его бросают с верхушки большого дерева, когда слон под ним проходит. Сила падения копья так велика, что иногда оно пронзает слона насквозь; большею частью бывает достаточно одного такого копья, чтобы повалить слона. Ружьями были вооружены только мои слуги и несколько солдат дадьязмача. Сначала мы разделились на два отряда, один азаджа, другой агафари, и спустились к западу в долину Дидессы. После бесплодных поисков в окружающих ее лесах мы на третий день снова соединились и поднялись к северу, к водоразделу между Ангаром и Дидессой. Пять дней наши поиски были бесплодны, несмотря на то что, выступая на рассвете, мы только к заходу солнца становились на бивак. Я только удивлялся поразительной выносливости галласов, и в особенности высылаемых вперед разведчиков: если мы делали 40 верст, то они, наверно, не менее 60 по густым, заросшим колючками кустарникам, частью по высокой траве, наполовину сгоревшей, с острыми и твердыми основаниями стеблей, глядя на которые удивляешься, как по ним можно не только ходить босиком, но и бегать.
На бивак мы располагались обыкновенно в долине какой-нибудь речки. Когда наступала ночь и зажигались костры, все старики галласы собирались на совет к азаджу, обсуждая, что предпринять и куда идти завтра. Седые, молчаливые, с неизменной трубкой в зубах, они усаживались кругом костра и чинно совещались, иногда гадали. Когда лагерь начинал стихать, ежедневно происходил диалог, имевший значение, с одной стороны, приказа на следующий день, с другой — общественной молитвы.
— Абе, абе, — раздавалось с одного конца лагеря.
— Э, э, э,— отвечали с другого.
— Завтра мы выступим рано туда-то.
— Хорошо, хорошо.
— С нами есть гость.
— Знаю, знаю.
— Пока он не выстрелит, другим не нападать.
— Хорошо, хорошо.
— Идти тихо, не разговаривать.
— Хорошо, хорошо.
— Пусть Бог поможет нам найти слона.
— Да будет так.
— Пусть остановит его на хорошем месте.
— Да будет так.
— Пусть отвратит от нас его клыки и его хобот.
— Да будет так.
— Пусть облегчит нам нашу ношу.
— Да будет так.
— Пусть трава не колет нам ноги.
— Да будет так.
— Да поможет нам Мариам.
— Да поможет нам Георгис, Микаэль, Габриель.
— Слушай, слушай,— снова кричит тот, кому раньше говорили: — Пусть Сайтан на нас не сердится.
— Пусть не пошлет на нас горо (злого слона).
— Да не поразит нас болезнью.
- Ангар, Дидесса (реки) пусть гомогут нам.
— Тулу Жирго, Туме Сибу, Тибье (горы) да помогут нам.
— Молитесь все Богу, чтобы он помог нам,— и среди ночной тишины начинается протяжное, жалобное пение. Кто просит помиловать его, кто послать ему слона, кто направить его копье, некоторые перечисляют свои прежние победы, и долго, долго в ночной тишине раздаются эти жалобные звуки.
Наконец в воскресенье, 9 марта, мы напали утром на свежий ночной след. Высланные вперед разведчики донесли нам об этом, и вся ватага, кто был верхом — рысью, а остальные — бегом, понеслась к нему.
До 12 часов мы не могли догнать слонов. Наконец в половине первого разведчики донесли, что слоны отдыхают в тени деревьев у ближайшего ручья. Азадж отдал приказание окружить слонов, а человек 70 кавалеристов — в том числе и я, так как за неделю перед тем я купил себе привычную к охоте лошадь, понеслись галопом прямо к указанному месту. Проскакав версты три, мы услышали вдруг крики: «Вот они» и шагах в 50 перед нами мы увидали убегающее от нас громадное стадо слонов. Их было голов сто, большие и маленькие, и вся эта красная от глины ручья масса, хлопая ушами и трясясь всем телом, высоко подняв хоботы, в панике бежала. Я выстрелил несколько раз с лошади, некоторые мои спутники тоже, но слоны скрылись. За это время носители джамби успели влезть на деревья, стоявшие посредине ручья, подоспели также и остальные пешие копьеносцы. Пытавшихся убежать на ту сторону ручья слонов завернули находившиеся там кавалеристы, кругом зажгли траву, и испуганные слоны рассыпались, как разбитый выводок куропаток. Нигде им не было спасения. В лесу их поражали джамби, на опушке — пешие копьеносцы и мои слуги с ружьями, а чуть они пробивались дальше, мы их окружали, как рой мух, и, едва поспевая за ними по равнине, поросшей высокой травой и частыми деревьями, поражали, кто чем мог. У кого было ружье — стрелял, остальные метали копья, глубоко вонзавшиеся в тело, которые слон хоботом вынимал из ран и со злобой бросал на кого-нибудь из нас. Тот, на кого слон бросался, спасался убегая, а другие в это время отвлекали животное в сторону. От слона, если он преследует в гору, почти нельзя спастись, и я видел, как он, бросившись на скакавшего в 20 шагах от меня галласа, в мгновение ока снял его с седла хоботом, насадил себе на клык и бросил об землю, намереваясь растоптать к счастью, в это время его отвлекли другие, и он оставил свою жертву.
В другого, тоже бывшего вместе с нами, галласа он бросил большой сломанной ветвью и раздробил ему руку. Минут 5, 10, 15 преследования — и слон падал, считаясь добычей того, кто первый его ранил, и счастливый охотник спешил отрезать ему поскорей хвост, конец хобота и уши как вещественное доказательство своей победы.
Интересную картину представляло поле охоты. Кругом с треском пылала трава, в лесу шла нескончаемая стрельба и раздавались крики ужаса или победы, а весь этот гам покрывал рев и визг обезумевших от страха слонов, бросавшихся в это время то на одного, то на другого. Галласы уверяют, будто в такие минуты отчаяния слоны молятся Богу, бросая к небу песок и траву; последнее я лично видел. Только половина седьмого кончилась эта охота, которая, по правде сказать, больше была похожа на бой. (- если и бой, то с подавляющим численным и техническим превосходством людей над слонами. Но опасненько, конечно. А вы думали: в сказку попадёте? Чтоб вы подавились своими шашлыками! Закатували слоняток, клятые ефиопцы. - germiones_muzh.) Никто из нас с утра не имел во рту ни кусочка пищи, ни капли воды, из ручья же пить было невозможно, он был весь красный от крови. Но об этом не думалось.
В этот день был убит 41 слон. Пять пришлось на нашу долю (трех убил я, и двух — мои слуги). Мы потеряли пять человек убитыми: трое были раздавлены слонами, а двое погибли от наших же выстрелов.
Один был ранен, у него была раздроблена кисть правой руки. С победными песнями мы вернулись в лагерь, не чувствуя усталости; на следующий день одна часть отправилась вынимать клыки, а другая — преследовать раненых. Я исследовал, между прочим, раны, нанесенные трехлинейной винтовкой; она оказала замечательное действие. Всех моих слонов я убил ею, а одного — так одной пулей в голову.
Во вторник собрались все старики и разбирали споры о том, кто первый ранил слона. Чего только не пускалось в ход галласами, чтобы доказать свое право на слона: прибегали и к подкупам, и к хитрости.
Но азадж знал, с кем имел дело. Он выждал, пока кончившаяся провизия и наступивший за этим голод не отделит правых от неправых, и не прогадал. Я не ожидал окончания споров, так как мои слоны были бесспорными, и поспешил со своими трофеями в Лекамти. В четверг, 13 марта, в 12 часов дня, дадьязмач торжественно меня встретил, а в пятницу, 14-го, в 3 часа дня, я выступил в Адис-Абабу. Проводы были трогательны, так как во время охоты галласы меня очень полюбили, многие из них в день охоты принесли мне в подарок свои копья, покрытые не засохшей еще кровью слонов, и это вполне бескорыстно.
С дадьязмачем Габро Егзиабеером мы обменялись подарками. Я ему подарил слоновое ружье Гра 4-го калибра, а он мне свою собственную саблю и большой буйволовый кубок. Я забыл сказать, что на возвратном пути галласы выгнали буйвола. Мы его преследовали верхом.
Буйвол замечательно ловко увертывался и отбивался от дротиков рогами; но тем не менее потеря крови и долгая скачка утомили его. Голова его опускалась все ниже, он высоко поднимал хвост и тяжело дышал, тут к нему подошел галлас и прикончил его копьем…

АЛЕКСАНДР БУЛАТОВИЧ (1870 – 1919. гусарский корнет, затем ротмистр, путешествовал, усмирял «боксёров» в Китае; ушел от мира на Афон – иеросхимонах; русский армейский священник в 1 Мировую, взят в плен австрийцами, бежал. убит в гражданскую на Украине, защищая от бандитов женщину). ОТ ЭНТОТО ДО РЕКИ БАРО. ПУТЕВОЙ ДНЕВНИК
Subscribe

  • "арбузный" турмалин

    я незнаю ни одного понастоящему ценного ювелирного произведения из "арбузного" турмалина. - Но он так сам-по-себе хорош ("хвалилася…

  • индийский браслет

    украшения в Индии, наверное, носят все. (Даже неприкасаемые-чандалы: им запрещены только золотые). И самое знаменитое индийское украшение - это,…

  • самые дорогие украшения древней Руси

    - были церковные. Точнее, знаки веры и богослужебные предметы. Еще точнее: кресты и крестики нагрудные; образки и ковчежцы; складни и иконы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments