germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

советский пограничник vs контрабандист. Немного стали, но главное - умелые ручки (1920-е. Тянь-Шань)

…огромного роста красноармеец-киргиз с маленьким тщедушным украинцем не спеша седлали коней. Это были двое, назначенные Будаем (командир заставы. Тоже киргиз. Но рейдовым отрядом командует русский – его помощник. – germiones_muzh.) для охраны тыла. Они выждали с полчаса и, когда отряд впереди скрылся за холмом, медленно тронули коней. Проехав километра два, они остановили коней за утесом и оглянулись.
- Не спеши, - лениво проговорил великан. - Лучше смотри, чтобы нас кто-нибудь не догнал.
- Юлдаш, гляди: едут! - торопливо проговорил маленький пограничник.
- Тише! Пусть приблизятся… Постой! Останься (для огневого прикрытия. - germiones_muzh.), а я отберу у них винтовки.
- Ишь ты! - сказал маленький пограничник. - Гляди, какой медведь! Прямо тебе под пару.
Последние слова были сказаны тихим шепотом. Через две минуты всадники подъехали к утесу. Юлдаш приблизился к ним вплотную. Огромный встречный киргиз на вороном коне поднял плеть, похожую на дубину, но увидел второго пограничника с винтовкой и остановился.
- Бросай камчу (камча - плеть. - germiones_muzh.)! - закричал Юлдаш.
Второй киргиз был маленький старичок. Юлдаш слез с коня, подошел и обыскал обоих.
- Опия целый мешок, - весело проговорил он. - Айда с нами, командир разберет!
Великан-контрабандист что-то быстро проговорил старичку, тот ему ответил. Юлдаш побледнел и второй раз закричал:
- Брось камчу! Богаченко, ты знаешь, кто это?
Украинец подъехал и в упор прицелился в контрабандиста. Плеть упала на камни.
- Старик ему говорит: "Не трогай", - взволнованно переводил Юлдаш, - а он говорит: "Ударю! Сколько я побил их этой камчой!"
- Так неужто он это самый и есть?
- Джаксалы! - ответил Юлдаш.
Контрабандист услыхал, и лицо его стало бурым. Он рванулся к пограничникам, но Богаченко вскинул винтовку, а Юлдаш подошел и крепко связал руки Джаксалы назад. Оба хорошо понаслышке знали этого богатыря. Оса (помкомзаставы, командир рейда – это прозвище. – germiones_muzh.) вообще не верил в его существование, хотя Джанмурчи (проводник. - germiones_muzh.) с клятвой уверял, что Джаксалы убивает человека одним ударом плети по голове. Джаксалы резко свистнул. Оба коня контрабандиста повернули назад во весь мах.
- Не стрелять! - строго сказал Юлдаш. - Наши назад вернутся (услыхав стрельбу. - germiones_muzh.) или контрабандисты догонят и нападут. О-о, шайтан!
Джаксалы расхохотался. Юлдаш на мгновение задумался, потом мрачно проговорил:
- Будешь идти пешком за то, что украл казенный опий!
Он взял конец веревки и сел в седло. Связанный Джаксалы покорно пошел следом.
- Напрасно ты думаешь, что на нас нападут и тебя освободят, - твердо проговорил Юлдаш. - Я убью тебя прежде, чем это случится.
Они тронулись на подъем. Впереди расстилалось ровное снежное поле. В молчании шагали весь день по снегу. Синие и лиловые тени легли на снег. Впереди красным, расплавленным золотом горел закат, бросая отсветы на бесконечный белый снег.
- Сегодня мы командира не догоним, - сказал Юлдаш.
- День-то какой короткий, как зимой!
Юлдаш остановил коня у проталины и жадно глядел на кустарник.
Богаченко боязливо заговорил:
- Огонь разводить страшно. Далеко видно. Как бы ихние не подошли на огонек в гости. - И неожиданно мечтательно добавил: - Эх, на Украине-то теперь косят!
- Если придут - будем стрелять. Без огня мы умрем. Разожги огонь.
Богаченко повиновался. Связанный старик что-то быстро заговорил.
- Он говорит: руки отморозил. Пусти, говорит, погреться, а то пальцы отвалятся, - перевел Юлдаш.
- Ты, слышь, не дури, не развязывай, ну его к черту, - опасливо сказал Богаченко.
- Ничего, не бойся. Развяжи, - добродушно распорядился Юлдаш.
Он был в кожухе, и поверх еще был надет тулуп. На руках у него были толстые рукавицы.
Тяжелый, неповоротливый, неуклюжий, он стоял у костра, хлопая руками себя по бокам, чтобы согреться.
- Слышь, кум, - сказал Богаченко, обращаясь к Юлдашу. - В прошлом году я в разъезде был, так вот где холод. Сквозь тулуп как дунет - насквозь. В декабре ездили, градусов сорок было. Да чего уж там - хлеб клинком рубили.
Джаксалы и старик подошли к другой стороне костра и дружелюбно ухмылялись. Они расправляли затекшие пальцы, оттирали их снегом, потом уселись на корточки к огню.
- Вот они всегда так, - сказал маленький пограничник. - Непременно садятся.
Он не успел договорить. Джаксалы сбросил чапан и одним прыжком ринулся на Юлдаша. Маленький пограничник нагнулся к винтовке, но старик обхватил его вокруг туловища и прижал руки. Гигант Юлдаш, закутанный в тулуп, сразу свалился в снег. Он не выпустил Джаксалы, и оба, барахтаясь, провалились в сугроб. Юлдаш закричал и с воловьей силой сбросил с себя Джаксалы. Контрабандист выхватил у него из ножен шашку. Пограничник хотел вскинуть винтовку, но контрабандист приблизился вплотную. Тогда, бросив ружье, Юлдаш закрыл голову полой тулупа и обхватил Джаксалы, чтобы не дать ему размахнуться. (- понимающие были люди. Маневр ничего не дал бы – если человек так владеет плетью, то шашкой порубит на шурпу. Надо было сразу сближаться – а тулуп и на клинок накинуть можно при удаче. - germiones_muzh.)
- Рубит, рубит! - кричал Юлдаш. Но Богаченко помочь не мог.
Старик судорожно держал его в своих объятиях, и они вертелись в снегу. Несколько ударов клинка упали на плечи Юлдаша и глубоко поранили руку (сквозь тулуп. – А то б вообще капец. - germiones_muzh.). Схватившись в обнимку, враги затолклись по костру. Пламя задымилось, тулуп затрещал на огне. Юлдаш невольно глянул вниз, и Джаксалы вырвался. Кровавой полосой блеснул кверху клинок, но в момент удара Джаксалы оступился и пошатнулся в снегу. Юлдаш уклонился от слабого размаха и схватил шашку руками. Контрабандист рванул клинок и располосовал руку, но Юлдаш крякнул и, не выпустив клинка, согнул его пополам (- шашка после того выпрямится. Но согнуть ее трудно – клинок жесткий. - germiones_muzh.). Оба бросили шашку и схватились врукопашную. Вдруг пограничник закричал от ярости и боли. Джаксалы начисто откусил ему два пальца левой руки (- вот это зубы! Азия… - germiones_muzh.). Снова он его отпустил. Джаксалы выхватил из-за пояса опийный ножичек, и Юлдаш прижал подбородок к груди, чтобы закрыть горло. Ножик разрезал ему всю щеку. В ту же минуту нога Джаксалы попала на камень. Юлдаш навалился всем телом, и снова оба рухнули в снег. Но теперь пограничник был сверху.
- Довольно, отпусти! - хриплым рычанием послышалось из сугроба.
- Нет! - задыхаясь, ответил великан.
Он заливал своей кровью лицо противника и изо всей силы давил локтем на его горло. Джаксалы забился, но через несколько минут остался неподвижным. Юлдаш, шатаясь, подошел к товарищу.
- Наша взяла, кончай! - хрипло сказал он, сбрасывая тулуп.
Маленький пограничник оторвался от старика и схватил винтовку, но контрабандист понял, что значили слова победителя, и упал на колени. Маленький, тщедушный, он совсем провалился в снег. Из ямки было видно только спину. Юлдаш засмеялся (- красавец! Без двух пальцев, кругом порезанный. Молодец! - germiones_muzh.). Правда, его смех был похож на рычание, но старик залепетал слова благодарности и поднял руки к небу.
- Скорее, разводи огонь, чтоб тепло было.
Старичок суетливо завозился у огня.
- Сними с него сапоги, а то мои совсем сгорели, - добавил Юлдаш.
Старик снял с Джаксалы сапоги. Богаченко отвязал от клинка индивидуальный пакет (вот незнал, что к шашке примастыривали! Штык – да, по советскому – к ножнам, а медпакет не слыхал. Но тоже – по уму. - germiones_muzh.) и перевязал раны товарищу. Старик, с ужасом косясь на длинный черный труп позади, заговорил, обращаясь к Юлдашу:
- Ты меня не убил, пожалел мою седую голову (- да я бы тебя, ата, подсирала старый, в первую голову! Одуванчик – а туда же… - germiones_muzh.). За это я покажу тебе одно место недалеко отсюда. Там много опия. На двадцать пять лет хватит для контрабанды.
- А легко туда проехать? - спросил Богаченко.
- Плохая дорога, - отвечал старый контрабандист, кланяясь подобострастно и прижимая руки к груди, как бы извиняясь за дорогу.
Пограничники подобрали винтовки, разостлали потники и улеглись спать, положив старика в середину. Утром Юлдаш проснулся от боли (вот это чистая правда. Боль спать не даст. - germiones_muzh.) и разбудил остальных. Старик сел на лошадь позади Богаченко, и все трое тронулись рысью. Вскоре снеговая равнина кончилась. Пологий скат, покрытый травой, уходил далеко вниз, докуда видел глаз, и недалеко показалась палатка.
- Наши! Наши! - закричал Юлдаш. - А мы мерзли в снегу! (- они незнали, далеко ли до отряда, и потому остановились на ночевку. - germiones_muzh.).
Через полчаса они доехали до стоянки. Юлдаш подвел старика к Осе и сказал:
- Этот человек контрабандист. С ним был Джаксалы. Я его убил в схватке…

АЛЕКСАНДР СЫТИН (1894 – 1974. русский офицер, советский пограничник, узник, писатель). - «КОНТРАБАНДИСТЫ ТЯНЬ-ШАНЯ»
Subscribe

  • (no subject)

    а я уж дома. Дозоревой туман - от окон, до самого Дона. Тихо. Светает

  • русская сказка

    БЕЛАЯ УТОЧКА один князь женился на прекрасной княжне и не успел еще на нее наглядеться, не успел с нею наговориться, не успел ее наслушаться, а уж…

  • Геоглоссум обманчивый - чёрный сумчатый "земляной язык"

    с конца июля и как раз по октябрь, на заброшенных лугах и лесных опушках из невысокой травы поднимается - и дразнит прохожего фиолетово-чёрный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments