germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

ЧАРЛЬЗ РОБЕРТС (1860 - 1943)

ПРИКЛЮЧЕНИЕ МАК-ЛЕГГАНА

Мак-Легган остановился посреди дороги и пристально взглянул направо, в чащу. В течение уже целого получаса смутно чувствовал он, что его преследуют. Поглощенный, однако, собственными своими мыслями, он не обращал на это внимания. Но тут он почему-то вдруг сразу убедился, что за ним следят, хотя мог поклясться, что не видит, не слышит, не обоняет ничего подозрительного. Около полумили прошел он уже по дороге, окаймленной исполинскими деревьями и густым кустарником. Дорога была узкая, прямая и закрытая верхушками деревьев от солнца и неба, но ясно видная в сумерках. Позади себя он также ничего не заметил. А между тем он чувствовал присутствие чего-то совсем близко. У него, как и у всех вообще людей, жизнь которых проходит среди полной тишины, просыпалось нечто вроде шестого чувства. Он пренебрегал этим чувством даже в самых необходимых случаях, а между тем, когда внимательно относился к нему, приходил к заключению, что оно никогда не подымает ложной тревоги.
Он был опытный охотник и зорко всматривался в чащу кустарника, не двигаясь с места в течение нескольких минут. Маленький пестрый дятел внимательно посмотрел на него и поспешно взлетел на верхушку исполинской сосны. Все было тихо кругом. А между тем Мак-Легган был уверен, что чувство не обманывает его, что за ним наблюдают, что кто-то идет по его следам. Пораздумав хорошенько, он тихо сказал себе:
— Пантера (- точнее, пума. Ее звали "пантерой" так же, как ягуара - "тигром". - germiones_muzh.)!
И продолжал свой путь.
Мак-Легган нисколько не струсил, несмотря даже на то, что он оставил свое ружье в лагере и прекрасно знал, что пантера — опасный противник. Но хорошо знакомый с нравами диких зверей, он знал в то же время, что ни одна пантера не будет добровольно искать ссоры с человеком. Сильная и хитрая кошка эта не из трусости, а вполне сознательно признает, что человек сильнее ее, и где возможно уступает ему дорогу. Мак-Легган знал также, что у пантеры является подчас странное желание тайком следить за человеком, делая это с замечательной осторожностью и необычайным упорством, словно с намерением изучить его и найти причины его превосходства над собой.
Сведения Мак-Леггана о диких зверях не ограничивались одним только знакомством с их привычками и нравами. Он знал, что человеку трудно изучить зверей до мельчайших подробностей, так как каждый отдельный зверь одной и той же породы имеет особый характер, сбивающий с толку натуралистов. Он был готов держать пари, что невидимый преследователь не осмелится напасть на него. И все же он знал, что бывают исключения.
Поспешно перевязал он ремни тяжелого мешка, из-за которого он не взял ружья, чтобы в случае надобности можно было сразу сбросить его с плеч. У него было одно только оружие — новый топор, купленный им в поселке. Топор был легкий, с ореховой рукояткой. Такой топор в руках опытного жителя лесов — оружие очень опасное. Мы уже говорили, что нервы Мак-Леггана были совершенно в порядке. Он только сердился на себя за то, что он, старый охотник, много раз имевший дело с дикими зверями, позволил охотиться за собой. С негодованием присматривался он ко всем кустам, мимо которых проходил, окидывая подозрительным взглядом каждый сук, тянувшийся через дорогу. Он вспомнил, что пантера любит нападать, прыгая с ветки на шею своей жертвы. При этой мысли волосы на его затылке стали дыбом.
Дорога, проложенная от поселка к лагерю Мак-Леггана, шла по холмистой местности и все время поднималась в гору. Но осенний воздух был так свеж, а тенистые деревья, подернутые октябрьским золотом, были так красивы, что Мак-Легган совсем не чувствовал тяжести своего мешка. Крепкие мускулы его не испытывали усталости. Встревоженный, однако, близостью невидимого спутника, который скрывался где-то среди окружающей листвы, он ускорил шаги, мечтая поскорее добраться к своему ружью и отомстить тому, кто осмелился беспокоить его во время путешествия.
И вдруг где-то впереди услышал он крик оленя, крик дикий, но музыкальный, полный угрозы и вызова, далеко разносившийся среди безмолвного упругого воздуха. Мак-Легган еще раз пожалел, что не захватил с собою ружья. Так громко кричать мог только необыкновенно большой олень, украшенный великолепными рогами. Мак-Леггану нужен был, во-первых, запас сушеного мяса для своей кладовой, а во-вторых, хорошие рога, так как красивая голова оленя считалась в той местности весьма ценной вещью. Члены «Общества любителей оленей» платили дорого за такую голову.
Крик повторился несколько раз с короткими промежутками. В ответ ему послышался такой же вызывающий крик с левой стороны дороги. Вызовы и ответы быстро сменялись, приближаясь друг к другу. Мак-Легган зашагал еще скорее. Серые глаза его, глядевшие из-под густых нависших бровей, сверкали от волнения. Он совсем забыл о близости своего невидимого упорного преследователя. Шестое чувство его сразу притупилось. Он думал только о том, чтобы вовремя поспеть к месту единоборства оленей.
От нетерпения ему начинало казаться, что соперники слишком медлят. Когда же они наконец начнут поединок? И вдруг до напряженного слуха его слабо и смутно донеслись сухие звуки ударявшихся друг о друга рогов. Место поединка находилось, очевидно, ближе, чем он предполагал. Он пустился вперед бесшумной рысью, надеясь, что поспеет вовремя.
Пробежав некоторое расстояние, он услышал не только стук рогов, но сердитое фырканье и храпенье. Стук рогов скоро прекратился и закончился бегством и преследованием. Поединок кончился, и Мак-Легган с сердечным трепетом услышал, что бегство и погоня направляются в его сторону.
Не прошло и полминуты, как побежденный выбежал на дорогу и понесся по ней с широко раскрытыми от ужаса глазами, с раздутыми и покрытыми кровавой пеной ноздрями и окровавленными, израненными боками. Мак-Легган вежливо уступил ему дорогу, и он пробежал мимо, не обратив на него никакого внимания. Он не узнал своего главного врага, человека, в этот постыдный час своего поражения и унижения.
Не так поступил победитель. Мак-Легган никогда не видал такого огромного, великолепного оленя. Великан сразу прекратил преследование, как только заметил высокую фигуру, стоявшую неподвижно у самой окраины дороги. Мак-Легган надеялся, что он повернет обратно и поспешит к своему стаду, чтобы увести его подальше от опасности. Но огромное животное, торжествовавшее победу и необыкновенно возбужденное, выказало совсем другие намерения. Несколько минут смотрело оно в упор на Мак-Леггана, и Мак-Легган сразу увидел, что в этом смелом, горящем взгляде нет ни малейших признаков страха. Олень сердито рыл землю одним из своих острых передних копыт, и Мак-Легган, хорошо знавший, что это означает, оглянулся кругом, нет ли поблизости дерева, на которое легко было бы вскарабкаться. Ах, зачем он оставил дома ружье?!
К счастью Мак-Леггана, противник его не был грубым и несведущим борцом. Он придерживался, как и весь род его, известных формальностей в поединках. Вызов свой он начал несколькими ударами копыта о землю, затем сердито фыркнул и наставил рога. После этого он, жеманясь, двинулся вперед церемониальным шагом и, закончив таким способом свой официальный вызов, разразился вдруг неистовым бешенством.
Но Мак-Легган успел тем временем вскарабкаться на дерево, сбросив свой мешок с плеч.
Прошло несколько минут, прежде чем Мак-Легган окончательно убедился в том, что он находится в безопасности. С безумной яростью бился олень рогами о дерево. Бросив беглый взгляд в сторону, Мак-Легган увидел несколько ланей, которые осторожно пробирались по дороге, желая видеть, что случилось с их властелином-победителем. Немного погодя они остановились, тревожно нюхая воздух и наклонив уши вперед, и с удивлением смотрели на него. Не прошло и минуты, как они вдруг повернули назад, понеслись прочь огромными прыжками и скоро скрылись в чаще. Мак-Легган с удивлением посмотрел им вслед, не понимая, почему они так внезапно убежали. Но через минуту он все понял, так как увидел в кустах рыжую голову огромной пантеры.
Мак-Легган был рад тому, что подозрения его подтвердились. Значит, он действительно знает диких зверей. Но в то же время появление пантеры встревожило его. Как опрометчиво поступил он, отправившись в путь без ружья!
Взглянув вниз на великолепного оленя, который бесновался под деревом, он почувствовал вдруг желание предупредить его об опасности, угрожавшей ему из-за кустов. Все симпатии его были на стороне оленя.
— Вместо того чтобы тянуть глупую шею свою и стараться меня ударить, — сказал он, наклоняясь к нему, — ты бы лучше смотрел по сторонам и заботился о собственной своей шкуре. Там, в кустах, прячется огромная пантера, и, пока ты без всякой пользы для себя пытаешься ударить меня, она собирается вцепиться в тебя когтями.
Оказалось, что олень не понимает английского языка. Его бешенство еще усилилось при звуках человечьего голоса, и, употребляя самые невероятные усилия, он старался копытами или рогами достать Мак-Леггана. Убедившись наконец, что это не удается ему, он злобно сверкнул глазами а, оглянувшись кругом, увидел на земле мешок, принял его, очевидно, за какую-то часть человека и с торжествующим видом набросился на него.
Он принялся топтать и бить его копытами, колол его рогами и, разорвав его, разбросал в разные стороны все продукты, которые Мак-Легган накупил в поселке. Жестянка с патокой, маленькая жестянка с толченым перцем, завернутая в ярко-красную бумагу, белый мешок с мукой, пакет с бобами и пакет с сахаром — все разлетелось по траве. Бобы и сахар рассыпались в самом начале, жестянки откатились в сторону, и олень обратил все свое внимание на мешок с мукой. Он распорол его рогами и, ткнувшись в него мордой, фыркнул изо всей силы. Расправившись так легко с мешком, он решил, что теперь можно снова заняться Мак-Легганом. Он вернулся к дереву и поднял вверх глаза, густо окаймленные мукой. Затем он с вызывающим видом фыркнул носом, красные ноздри которого были осыпаны мукой.
Мак-Легган так рассердился, что напудренная морда оленя нисколько его не рассмешила. При виде своих разбросанных драгоценных припасов все симпатии его перешли на сторону пантеры.
— Надеюсь, что пантера хорошо проучит тебя за это! — крикнул он и выругался.
В ответ на это олень сделал новую попытку добраться до него. Разочарованный и на этот раз, он вернулся к мешку.
Бобы, сахар и мука не могли больше сопротивляться ему, и он направился к маленькой красной жестянке с перцем, отлетевшей к соседнему дереву. Он разбил ее ударом копыта и, схватив ее рогом, подбросил в воздух. Жестянка упала ему на плечи, и перец высыпался на шею, покрытую длинными волосами. Удивленный таким нападением жестянки, олень быстро повернулся. Но, попытавшись окончательно уничтожить копытами дерзкую жестянку, он разразился вдруг громким, судорожным чиханьем. Ни разу еще в жизни не случалось с ним ничего подобного. Растопырив ноги, стоял он и чихал, чихал без конца.
Гнев Мак-Леггана сразу прошел. Он пришел в восторг. Он готов был уже захохотать. Но вдруг увидел на ветке, над самой головой оленя, притаившуюся пантеру. Она прыгнула вниз и вонзила зубы и когти в шею оленя.
Олень отчаянно чихал. Но нападение пантеры привело его несколько в себя. Он фыркнул, высоко прыгнул в воздух и начал лягаться, становиться на дыбы, надеясь таким способом сбросить с себя противника… Видя, что это ему не удается, он метнулся в сторону и, подняв морду, принялся колотить рогами сидевшую на спине пантеру.
Пантера продолжила терзать его зубами и когтями, решив, по-видимому, ни за что не слезать со спины. Но тут перец, которым была обсыпана шерсть оленя, попал в глаза и нос пантеры. Удивленная, она глухо заворчала и затем начала судорожно чихать. В самый разгар ее чихания олень еще раз метнулся в сторону, и пантера, полуослепшая от перца, свалилась на землю. Мак-Легган едва не погиб из-за этого — он так расхохотался, что чуть не упал с дерева.
Стряхнув с себя пантеру, олень яростно бросился к ней, собираясь нанести ей удар передними копытами. Но пантера успела увильнуть от удара и, обойдя кругом оленя, попыталась снова вскочить ему на спину. Полуослепленная, однако, перцем, она не рассчитала расстояния и только слегка зацепилась за него когтями. В то время, как она старалась удержаться и увильнуть от ударов рогов, перец снова попал ей в нос. Несмотря на сверхъестественные усилия удержаться от чихания, голова ее поднялась вверх, спина выпрямилась, пасть раскрылась, и она разразилась громким, судорожным чиханьем. Как заворчала она от бешенства и разочарования, когда почувствовала, что снова падает на землю, беспомощно размахивая лапами по воздуху!
Придя в себя, она, словно пружина, отпрянула в сторону. Но на этот раз движения ее были не так быстры, и одно из воинственных копыт оленя изо всей силы хватило ее по бедру. Удар, на ее счастье, пришелся наискось, иначе он мог бы повредить ей кости. Однако и этого было достаточно. Она сердито заворчала, нырнула в кусты, вскарабкалась с трудом на другое дерево и стала ползком пробираться среди переплетенных ветвей наутек. Она не хотела больше оленьего мяса с таким странным запахом.
С полминуты стоял победитель неподвижно, не спуская с нее сверкающих глаз, сердито фыркал и тряс рогами. Подойдя затем к дереву, он взглянул на Мак-Леггана, как бы говоря: «Видел? Так отделаю я и тебя, если ты спустишься вниз и тронешь меня!»
Бок и шея его были ранены, но он не обращал на раны никакого внимания. Видно было, однако, что он устал, так как он не пытался больше сбросить Мак-Леггана с дерева.
— Молодец! — сказал Мак-Легган, вытирая слезы, выступившие у него на глаза от смеха. — Никогда не думал, что олень может так отделать пантеру!
Олень с полным пренебрежением отнесся к этому комплименту и, повернувшись к имуществу Мак-Леггана, смотрел на него, раздумывая, очевидно, нельзя ли еще его как-нибудь попортить.
Конечно, можно! Вот там блестит жестянка с патокой. Он бросился к ней и, несмотря на крики Мак-Леггана, так хватил ее копытом, что пробил огромную дыру, откуда тотчас же забулькала желтовато-коричневая густая жидкость. Олень с изумлением посмотрел на жестянку и затем с пренебрежением ткнул ее рогом. Один из отростков рога проткнул стенку жестянки насквозь. Поспешно подняв вверх голову, олень попытался подбросить жестянку на воздух.
Но, к великому его удивлению, она осталась висеть на роге. Густая и липкая жидкость хлынула из нее потоком, окатив ему голову, уши и морду. С негодованием затряс олень рогами. Из жестянки вытек новый сладкий поток патоки. Патока залила ему всю шею и раненый бок. Видя, что ничтожная, но крайне упорная вещь не хочет расстаться с ним, он склонил рога к земле и с негодованием ударил жестянку задним копытом, пробуя сбить ее. Но попытка эта кончилась полной неудачей, и он с бешенством принялся рыть землю копытами. А патока тем временем продолжала литься из жестянки и покрыла густым слоем листья, стебли и землю. Олень, подняв вверх голову, оглянулся кругом с растерянным видом, как бы впервые в своей жизни теряя веру в собственную свою доблесть и силу.
Мак-Легган взвизгивал от восторга. Уцепившись крепко руками и ногами за ветку, чтобы не упасть, он покатывался со смеху. Когда звуки этого смеха донеслись до слуха оленя, он подошел к дереву и взглянул вверх, но не с яростью, как раньше, а с упреком.
— Проваливай! — крикнул Мак-Легган. — Ты уморишь меня от смеха.
Глаза оленя сверкнули, и он сердито потряс рогами. Не успел он тряхнуть ими, как жестянка, пустая на этот раз, глухо стукнулась об его рог. Огонь в глазах оленя сразу погас, и он судорожно метнулся в сторону. Жестянка опять стукнулась. Олень метнулся снова и с бешенством потряс головою. Жестянка застучала громче. Мужество доблестного борца, которого не могли устрашить ни соперник, ни пантера, ни даже человек, испарилось, как вода. В паническом ужасе бросился он в кусты. Жестянка продолжала стучать, и олень мчался все быстрее и быстрее.
Мак-Легган, уставший от смеха, спустился с дерева и занялся осмотром своих исковерканных припасов. Все было истреблено, кроме топора.
— Спасибо, что хоть топор мне оставил, — сказал он. — Впрочем, я не сердился бы на тебя, если бы ты уничтожил даже топор. За такое представление можно заплатить вдвое больше, чем я заплатил.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments