germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

КОРОЛЬ МАТИУШ ПЕРВЫЙ (конец «прекрасной эпохи»; где-то на Земле). XXXVII серия

– ноги моей больше не будет в парламенте! – вернувшись во дворец, решил смертельно оскорбленный Матиуш. – Черной неблагодарностью отплатили они мне за все, что я для них сделал. За бессонные ночи, за опасные путешествия, за защиту государства, едва не стоившую мне жизни…
Им, видите ли, волшебниками захотелось стать, кукол им, дурам, подавай до небес! Подумаешь, беда: крыша немного протекает, еда недостаточно вкусная, играть не во что. А в какой стране у ребят есть такой зверинец? А фейерверки, а духовой оркестр? Газета специально для них выходит! Напрасно я старался. Завтра весь мир узнает из газет, что меня дразнили, называли размазней, женихом Клу-Клу. Нет, не стоило стараться ради них.
И Матиуш распорядился: писем ему больше не приносить. Он их не станет читать. Аудиенция после обеда отменяется: хватит, никаких подарков не будет!
Матиуш решил посоветоваться с канцлером, как быть дальше.
– Соедините меня, пожалуйста, с квартирой господина канцлера, – сказал он в трубку.
– Алло, кто говорит?
– Король.
– Господина канцлера нет дома, – ответил канцлер, надеясь, что Матиуш не узнает его по голосу.
– Как? Ведь вы со мной говорите!
– Ах это вы, ваше величество! Простите, но я никак не могу прийти: мне нездоровится и я ложусь в постель. Поэтому я сказал, что меня нет дома.
Матиуш, не говоря ни слова, повесил трубку.
– Притворяется, обманщик! Ему уже известно о моем позоре. Меня никто больше не будет уважать, все будут надо мной смеяться.
Тут лакей доложил о приходе Фелека и журналиста.
– Проси!
– Ваше величество, я пришел посоветоваться, как осветить сегодняшнее заседание Пропара в газете. Можно, конечно, это дело замять, но тогда пойдут сплетни. Есть другой выход: написать, что заседание было очень бурным и барон фон Раух подал в отставку, то есть оскорбился и не захотел больше быть министром. Но король упросил его не покидать свой пост и наградил орденом.
– А обо мне вы что напишете?
– Ничего. О таких вещах не принято писать. Как быть с Антеком – вот проблема! Высечь его нельзя, он – депутат, а личность депутата неприкосновенна. Между собой они могут драться сколько угодно, а правительство не имеет права вмешиваться. Впрочем. Клу-Клу здорово его отделала, может, он теперь остепенится.
Вот здорово! В газете не напишут про то, как Антек оскорблял его и ругал обидными словами. И Матиуш от радости готов был простить противного мальчишку.
– Заседание завтра в двенадцать.
– Меня это не интересует. Ноги моей больше там не будет!
– Это нехорошо, – сказал журналист. – Еще подумают, что вы трусите.
– Как же быть? Ведь меня оскорбили, – проговорил Матиуш со слезами в голосе.
– Парламентская делегация явится во дворец и попросит у вашего величества прощения.
– Ладно, – согласился Матиуш.
Журналист торопился в редакцию: к утру статья должна быть готова. Фелек остался во дворце.
– Что, достукался? Матиуш, Матиуш! Будто не король, а младенец. Не говорил я тебе: этому надо положить конец?..
– Подумаешь, – перебил его Матиуш, – ты вон бароном фон Раухом велел себя величать, а тебя обозвали дураком и пустомелей. Еще почище, чем меня.
– Ну и что? Ведь я всего-навсего министр, а ты король. Лучше быть дураком министром, чем размазней королем.
На этот раз Клу-Клу осталась дома, Матиуш поехал на заседание парламента один. Настроение у него было препаршивое, но депутаты вели себя так хорошо и выступали так интересно, что Матиуш скоро забыл о вчерашнем.
На повестке дня стояло два вопроса: о красных чернилах и о том, чтобы над детьми не смеялись.
– Почему учителя исправляют ошибки и ставят отметки красными чернилами, а мы пишем черными? Это несправедливо: красные чернила красивее!
– Правильно! – сказал следующий оратор, девочка. – И еще пускай в школе выдают бумагу для обертывания тетрадей. А то обложка быстро пачкается. И картинки, чтоб наклеивать на обложку.
Когда девочка кончила, раздались аплодисменты. Мальчики старались загладить свою вину и доказать, что причиной вчерашнего скандала были хулиганы. Ну, а несколько хулиганов на три-четыре сотни депутатов – это не так уж много.
Выступавшие жаловались, что взрослые смеются над ними.
– Спросишь их о чем-нибудь или сделаешь что-нибудь не так, они начинают кричать, сердиться или смеются над нами. Это нехорошо. Они думают, будто все знают, а на самом деле это не так. Мой папа не мог назвать всех заливов в Австралии и всех рек Америки и даже не знал, из какого озера берет начало Нил.
– Нил не в Америке, а в Африке! – крикнул кто-то с места.
– Без тебя знаю. Я просто так, для примера сказал. Они не смыслят ничего в марках, не умеют свистеть, засунув пальцы в рот, и говорят, это неприлично.
– Послушал бы ты, как мой дядя свистит!
– Просто свистеть каждый умеет.
– А ты почем знаешь, как он свистит?
– Дурак!
Опять чуть не вспыхнул скандал, но председатель объявил:
– Депутатов обзывать дураками нельзя. Нарушителей будут удалять из зала заседаний.
– Что значит «удалять из зала»?
– Так принято выражаться в парламенте. По-школьному – выставлять за дверь.
Так депутаты постепенно учились, как вести себя в парламенте.
Когда заседание подходило к концу, в зал влетел запыхавшийся депутат.
– Простите за опоздание! – выпалил он. – Еле вырвался! Мама не пускала меня в парламент из-за того, что мне вчера оцарапали нос и набили шишку на лбу.
– Это насилие. Личность депутата неприкосновенна, и родители не имеют права запретить ему идти на заседание. Если тебя выбрали в парламент, изволь управлять! А в школе разве не разбивают носы? Однако в школу они почему-то не запрещают нам ходить.
Так начались разногласия между взрослыми и детьми.
В заграничных газетах появились сообщения о детском парламенте. И ребята во всем мире – дома и в школе – заговорили о своих правах. Поставят несправедливо плохую отметку или от родителей ни за что попадет, они говорят:
– Был бы у нас свой парламент, мы бы этого не потерпели!
На юге Европы в маленьком государстве королевы Кампанеллы дети рассердились на взрослых и устроили забастовку. Колонны ребят шагали по улицам с зелеными знаменами.
– Только этого нам не хватало, – ворчали взрослые. – Мало у нас своих забот…
Матиуша это известие очень обрадовало. В Прогазе появилась статья под названием: «Лед тронулся».
«Скоро зеленое знамя завоюет все континенты. И тогда на земле прекратятся драки, ссоры и войны. Ребята с малых лет привыкнут жить в мире и, когда вырастут большими, не захотят воевать.
Идея единого – зеленого – знамени принадлежит Матиушу. За это он достоин быть королем детей всего мира.
Клу-Клу вернется на родину и установит там новые порядки. Это очень хорошо.
Вот требования, которые должны быть начертаны на боевых знаменах детей:
Детям – одинаковые права со взрослыми!
Дети – полноправные граждане своих стран!
Тогда дети будут слушаться старших не из боязни наказания, а потому что они сами будут дорожить порядком».
В газете писали еще много интересного.
«Почему же Печальный король пугал меня, будто реформатором быть очень трудно, будто они всегда плохо кончают? – недоумевал Матиуш. – Будто признание приходит к ним лишь после смерти, и тогда им ставят памятник.
А у меня пока все идет хорошо, и никакая опасность мне не угрожает. Конечно, не обошлось без неприятностей и огорчений, но это неизбежно, когда управляешь государством»…

ЯНУШ КОРЧАК
Tags: Матиуш
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments