germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

КОРОЛЬ МАТИУШ ПЕРВЫЙ (конец «прекрасной эпохи»; где-то на Земле). XXVII серия

заблудились!
Кто не пережил это сам, не поймет, в каком ужасном положении очутился Матиуш. Если ты заблудился в лесу, можно утолить голод ягодами, напиться из ручья, лечь под дерево и заснуть; наконец, есть надежда набрести на сторожку лесника. Если корабль сбился с курса, тоже не так страшно: на корабле много народу – поговоришь, отведешь душу, и станет легче. Кроме того, на корабле есть запас провизии, а там, глядишь, покажется на горизонте какой-нибудь островок. А вот заблудиться вдвоем, да еще в воздухе, над пустыней – страшней этого, пожалуй, нет ничего на свете. Дорогу спросить не у кого: кругом, насколько хватает взгляд, – песок да небо. Даже целительный сон не приходит.
Сидишь в брюхе чудовищной птицы, и она как стрела летит неведомо куда, но ты знаешь: ей суждено мчаться до тех пор, пока хватит бензина, а потом она замертво рухнет на землю. Умрет гигантская птица и вместе с ней надежда на спасение. Если повезет и ты не разобьешься при падении, тебя ждет верная смерть в знойных песках пустыни.
Двадцать ученых высчитали, сколько часов отважные путешественники будут находиться в полете. Высчитали точно, с учетом силы ветра. И вот два дня назад они точно по графику пролетели над вторым оазисом. Сегодня в семь утра должны миновать третий оазис, а в четыре достигнуть границ страны Бум-Друма. Направление они не меняли: ведь в воздухе нет преград, которые нужно огибать.
Что же произошло?
Сейчас без двадцати минут восемь, а под ними песок и песок.
– Сколько времени мы еще можем продержаться в воздухе?
– Самое большее шесть часов. Бензина хватило бы и дольше, но масла это чудовище выпивает страх сколько. Да и неудивительно – жарко, вот ему и пить охота.
Их тоже мучила жажда, но запас воды был небольшой.
– Пейте, ваше величество, мне, безногому, меньше воды нужно, – шутил пилот, но Матиуш заметил слезы в глазах у смельчака.
– Без четверти восемь…
– Без десяти восемь…
– Восемь…
Оазиса все нет.
Если бы гроза бушевала или ураган, не так обидно бы погибнуть А то все идет гладко, первый оазис пролетели на десять секунд раньше срока, второй – с опозданием на четыре секунды. Скорость полета все время одинаковая. Ну, допустим, возможно опоздание на пять минут, но прошел-то уже целый час.
А ведь они были почти у цели. И сегодня завершилось бы последнее опасное путешествие Матиуша, на которое возлагалось столько надежд!
– Может, изменим направление? – предложил Матиуш.
– Изменить направление – дело нехитрое. Мой аэроплан послушен малейшему движению руки. Как славно он летит! Он не виноват в том, что случилось. Не огорчайся, моя птаха, тебя никто не винит… Ну, изменим направление. А дальше что? По-моему, не надо менять курс. Может, это опять, как с винтиком, дьявольские козни? Каким образом он исчез и почему вдруг нашелся?.. Мотор снова пить просит. Ну, дуралей, выпей стопочку масла, только помни: пьянство до добра не доводит. Если будешь продолжать в том же духе, тебя ждет плачевная участь.
– Оазис! – вскричал вдруг Матиуш, не отрывавший глаз от бинокля.
– Тем лучше, – невозмутимо сказал пилот. Ему все нипочем. Он одинаково спокоен: нет оазиса или есть оазис. – Опаздываем на час пять минут. Но это не беда. Благодаря попутному ветру горючего хватит на три часа. Давай-ка выпьем. – Пилот налил кружку и чокнулся с масляной горловиной: – За твое здоровье, дружище!.. – и, подлив масла в машину, залпом выпил целую кружку воды. – Дайте-ка, ваше величество, бинокль, посмотрю и я своим единственным глазом на это чудо… Хе-хе, знатные у Бум-Друма деревья! А вдруг Бум-Друм все-таки людоед? Быть съеденным, если знаешь, что придешься по вкусу, еще полбеды. А у меня мясо жесткое, жилистое, да и бульон из поломанных ребер наваристый не получится.
Матиуш очень удивился: почему этот молчаливый человек, не сказавший почти ни слова за всю дорогу, стал вдруг таким разговорчивым и веселым?
– А вы уверены, ваше величество, что это тот самый оазис? Если за ним опять начнется проклятая пустыня, лучше уж приземлиться здесь.
Матиуш не мог утверждать с уверенностью: ведь сверху все выглядит иначе. Но одно знал он твердо, приземляться ни в коем случае нельзя, иначе попадешь в руки кровожадных разбойников пустыни или тебя растерзают хищные звери.
– Может, спустимся пониже, посмотрим что и как?
– Давайте, – согласился Матиуш.
До сих пор они летели на большой высоте, это спасало их от жары и уменьшало расход масла. Но теперь, когда до конца путешествия осталось несколько часов, об этом можно было не заботиться.
Аэроплан зарычал, дернулся и пошел на снижение.
– Что это? – удивился Матиуш и тут же крикнул: – Скорей набирай высоту!
В крылья аэроплана вонзилось с десяток стрел.
– Вас не ранило? – встревожился Матиуш.
– Нет, нет, не беспокойтесь! Нечего сказать, хорошо они нас встречают! – прибавил пилот.
Просвистело еще несколько стрел, и аэроплан взмыл вверх.
– Это тот самый оазис! Разбойники пустыни рыщут поблизости от лесов Бум-Друма: в безлюдных песках им нечего делать.
– Вы уверены, что аэроплан не понадобится нам больше и обратно мы поедем на верблюдах?
– Конечно! Бум-Друм, как и в прошлый раз, отправит нас на верблюдах. И потом, если масло там еще можно раздобыть, где же мы возьмем бензин?
– В таком случае, – сказал пилот, – рискнем. Всякий уважающий себя машинист, когда опаздывает, поддает пару и прибывает на станцию точно по расписанию. Сделаю и я так: разовью предельную скорость, чтобы прилететь на место вовремя. Эх, была не была! Может, это мой последний полет!
Пилот поднажал, и через минуту разбойники и оазис остались далеко позади.
– А стрелы не причинят нам вреда? – спросил Матиуш.
– Нет, пусть себе торчат на здоровье.
Летят, летят они. Мотор работает без перебоев, и вот внизу снова замелькали редкие кустики и чахлые деревца.
– Лошадка моя почуяла конюшню! – пошутил пилот.
Они выпили остаток воды, доели продукты. Ведь неизвестно, сколько времени продлится торжественная встреча и когда их накормят. И потом, неловко приезжать в гости голодными, а то хозяева еще подумают, будто они приехали специально для того, чтобы поесть.
Матиуш разглядел серую полоску лесов вдали. Они сбавили скорость и стали осторожно снижаться.
– А в лесу есть какая-нибудь полянка? – спросил пилот. – Ведь на деревья мы не можем сесть. Правда, однажды я посадил аэроплан в лесу, вернее, не я – его, а он – меня. Вот тогда я и потерял глаз. Но в то время я сам был молод, и аэропланы были молодые и непослушные.
Матиуш помнил: перед королевским дворцом, то есть шалашом, была полянка. Самолет низко кружил над землей, отыскивая место для посадки.
– Правее! – командовал Матиуш, приставив к глазам бинокль. – Не так круто. Чуть-чуть назад. Левее. Поменьше круг… Хорошо.
– А теперь и я вижу. Но что это?!
– Набрать высоту! – испуганно вскричал Матиуш.
Они поднялись выше, а снизу до их слуха долетел оглушительный крик, словно разом завыли все обитатели джунглей. Поляна перед королевским шалашом кишела людьми – как говорится, яблоку негде упасть.
– Что-то случилось. Или Бум-Друм умер, или у них праздник…
– Все это хорошо, но головы – не самая лучшая посадочная площадка.
– Надо опускаться и подниматься до тех пор, пока они не разбегутся.
Аэроплан опускался и поднимался семь раз. Наконец негры поняли, что огромная птица хочет сесть на поляну, и отступили к деревьям. Аэроплан благополучно приземлился.
Не успел Матиуш ступить на землю, как к нему подлетел кто-то маленький, лохматый и повис у него на шее. Когда у него перестала кружиться голова и рябить в глазах, он узнал в этом маленьком лохматом существе дочь вождя – Клу-Клу…

ЯНУШ КОРЧАК
Tags: Матиуш
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments