germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

КОРОЛЬ МАТИУШ ПЕРВЫЙ (конец «прекрасной эпохи»; где-то на Земле). XXI серия

пока Матиуш гостил у Бум-Друма, министры не теряли времени даром: они сочиняли конституцию. А когда сочинили, с нетерпением стали поджидать короля. Ведь без королевской подписи этой бумажке грош цена!
Ждут-пождут, а Матиуш все не едет. «Где он, куда подевался?» – теряются министры в догадках. Им известно, что он благополучно достиг берегов Африки, потом ехал поездом, жил некоторое время в палатке в пограничном поселении белых. А дальше, доносил гарнизонный офицер, вождь людоедов прислал за Матиушем верблюдов, он уехал и как в воду канул.
Но вот в один прекрасный день от Матиуша приходит телеграмма:
ЖИВ-ЗДОРОВ, СКОРО БУДУ ДОМА.
– Счастливчик этот Матиуш! – завидовали ему иноземные короли.
– Везет ему, – шептались министры и вздыхали. «С войны вернулся – засадил нас в тюрьму, – думали они, – а теперь, чего доброго, велит зажарить и съест. Известно, хорошему людоеды не научат!»
Возвращался на родину Матиуш в прекрасном настроении. Еще бы! Путешествие удалось на славу. Он загорел, вырос, и аппетит у него был прямо-таки волчий. Не подозревая, какие страхи мучают министров, он решил подшутить над ними.
– Ну как, железные дороги в порядке? – спрашивает король, когда все собрались в тронном зале.
– В порядке, – отвечает министр железных дорог.
– Ну, смотрите, а то я прикажу сварить вас в крокодиловом соусе. А фабрик много построили?
– Много, – отвечает другой министр.
– Смотрите, а то я велю начинить вас бананами и зажарить.
У министров физиономии вытянулись и побелели, а Матиуш не выдержал и расхохотался.
– Господа, – сказал он, – не бойтесь, пожалуйста! Я не стал людоедом. И то, что говорили про моего друга Бум-Друма, выдумка и клевета.
Министры не поверили бы ни единому слову из рассказа Матиуша о его необычайных приключениях, если бы своими глазами не увидели целый состав, груженный золотом, серебром и драгоценными камнями. А когда Матиуш раздал им подарки Бум-Друма – ароматные сигары и сладкие африканские вина, – министры сменили гнев на милость.
В манифесте говорилось: «По велению его королевского величества отныне и впредь страной будет управлять народ в лице парламента…» и т. д.
– Теперь прошу записать, что я хочу сделать для детей, – сказал Матиуш. – Деньги есть, и можно приступить к делу. Итак, каждый мальчик и каждая девочка получат к лету по два мяча, а зимой – коньки. После уроков всем ученикам выдавать по одной конфете и сладкому пирожку. Девочкам, кроме того, ежегодно выдавать по новой кукле, а мальчикам – перочинный ножик. Во всех школах соорудить качели и карусели. К каждой купленной книжке или тетради бесплатно прилагаются переводные картинки. Это только начало, в дальнейшем я намерен осуществить много реформ. Прошу подсчитать, сколько это будет стоить и сколько времени понадобится на их осуществление. На подсчеты даю недельный срок.
Вообразите радость ребят, когда они узнали про реформы. А в газетах писали, что это только начало. Значит, будет еще лучше!
И вот все, кто умел писать, стали строчить Матиушу письма с просьбой сделать то-то и то-то. В королевскую канцелярию письма приносили мешками. Статс-секретарь просматривал их и выбрасывал в корзинку. Так всегда поступают в королевских канцеляриях. Матиуш об этом, конечно, не знал. Но однажды он увидел, как лакей тащит на королевскую помойку огромную корзину бумаг.
«А нет ли там, случайно, редких марок?» – подумал Матиуш. (Он собирал марки и наклеивал в специальный альбом.)
– Что это за бумаги и конверты? – спросил он.
– А я почем знаю? – ответил лакей не слишком любезно.
Матиуш посмотрел: письма адресованы ему. Тогда он приказал отнести корзину в королевский кабинет и вызвал секретаря.
– Что это за бумаги, господин секретарь?
– Да так, всякие ерундовские письма вашему королевскому величеству.
– А кто распорядился выбрасывать их на помойку?
– Так всегда делали!
– Значит, плохо делали! – вспылил Матиуш. – Если письмо адресовано мне, я один могу судить, ерундовское оно или нет. Отныне все письма прошу передавать мне! Я сам буду их читать.
– Ваше величество, короли получают очень много писем. А если бы народ еще узнал, что они сами их читают, писем скопилось бы целые горы. И так десять чиновников тем только и заняты, что отбирают и читают самые важные.
– А какие считаются важными?
– От чужеземных королей, фабрикантов и других влиятельных лиц.
– А неважные?
– Вашему величеству больше всего пишут дети. Что взбредет в голову, то и пишут. А некоторые так накалякают, что ничего не разберешь.
– Если вам трудно разбирать детские каракули, я сам буду читать письма ребят. А чиновникам дайте другую работу. Я вот тоже мальчик, а выиграл же войну с тремя королями и совершил путешествие, на которое ни один из моих взрослых министров не отважился.
Секретарь, не сказав ни слова, с низким поклоном удалился, а Матиуш принялся за чтение. Час проходил за часом, а Матиуш все читал. Церемониймейстер несколько раз подсматривал в замочную скважину: чем занят король и почему не идет обедать? Но, видя короля, склоненного над бумагами, не решался его беспокоить.
Матиуш читал, читал, а писем все не убавлялось, хотя самые неразборчивые каракули он откладывал в сторону, на потом. Ребята писали Матиушу обо всякой всячине: один мальчик рассказывал свой сон; другой писал, какие у него замечательные голуби и кролики и он хочет подарить двух голубей и одного кролика королю, но не знает, как это сделать; третий делился с королем своими планами на зиму, когда он получит коньки. Одна девочка прислала стишок собственного сочинения, другая нарисовала картинку. От какого-то мальчика пришел в подарок целый альбом рисунков, изображающих Матиуша в стране людоедов. Не очень похоже, но зато красиво, и Матиуш с удовольствием рассматривал картинки.
Но больше всего было писем с просьбами. Кто просил велосипед, кто фотоаппарат, кто пони. Одна девочка писала, что у нее больна мама, а денег на лекарство нет. Мальчик жаловался: у него нет ботинок и не в чем ходить в школу, а учиться очень хочется. Он даже табель в конверт вложил, чтобы Матиуш не подумал, будто он лентяй.
«Может, лучше раздавать ребятам ботинки, а не мячи да куклы?» – подумал Матиуш, прочтя эти письма.
До поздней ночи просидел он за письменным столом, даже ужин велел принести в кабинет. Церемониймейстер опять заглядывал в щелку. У него и у лакеев слипались глаза, но лечь спать раньше короля они не имели права.
Письма с просьбами Матиуш откладывал отдельно.
«Как быть? И лекарство нужно больной матери. И ботинки нужны мальчику, который хочет учиться.»
У Матиуша от чтения даже глаза заболели. Особенно туго подвигалось дело с письмами, написанными неразборчиво. Он откладывал их в сторону, хотя понимал, что это неправильно. «Ведь совсем недавно у меня тоже вместо букв получались каракули, а подписывал же я важные документы. Может, у этих ребят какое-нибудь важное дело, и они не виноваты, что не умеют писать разборчиво. Хорошо бы заставить чиновников переписывать набело неразборчивые письма.» Прошло еще два часа. На столе лежало писем двести или больше. И Матиуш с горечью убедился, что один не справится.
«Завтра дочитаю», – решил он и уныло побрел в королевскую опочивальню.
«Как быть? – ломал он себе голову. – Если каждый день читать по стольку писем, ни на что другое времени не хватит. А выбрасывать письма на помойку – величайшее свинство. Но откуда их столько берется?»…

ЯНУШ КОРЧАК
Tags: Матиуш
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments