germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

из "АЛЫП-МАНАШ" (алтайского богатырского сказания)

х х

х
Бело-серый конь богатырский,
Золотую целебную пену неся,
К девяностосаженной яме
Вернулся.
Тонким волоском сделавшись,
В яму спустился.
Одну половину золотой пены
Алып-Манашу дал,
Вторую половину
Сам проглотил.
От этой пены
У бело-серого коня
В шесть раз силы умножились.
В десять раз он
Статнее стал.
Раны его зажили,
Оторванный хвост
Снова вырос.
Целебную пену проглотив,
Алып-Манаш богатырь
В десять раз
Пригляднее сделался.
Силы его
В шесть раз увеличились.
В девяти местах он
Железную цепь разрывает,
На свет луны и солнца
Из темной ямы поднимается...
Подседельное покрывало,
На широкую степь похожее,
Седло, подобное скале,
На бело-серого коня положил.
С семьюдесятью двумя тетивами
Железный лук взял,
Шестидесятисаженный черный меч
Правой рукой сжал.
Сев на коня,
Оглушительно свистнул,
Озлобленно крикнул:
— Губить лошадей привыкший,
Убивать богатырей повадившийся,
Совесть свою корове отдавший,
Человеческий облик утративший,
Хан Ак-каан, выходи!
Если ты меткий стрелок —
Постреляемся.
Если ты ловкий борец —
Поборемся.
Пусть сила
Нашу участь решит.
От этого крика
Вся земля дрогнула.
До шестидесяти ханов эхо донеслось,
Семьдесят ханов
В ужас пришли.
Ак-каан злобный
С богатого ковра вскочил,
Стальную саблю
Дрожащей рукой схватил.
Из дворца выбежав.
На бело-чалого коня торопливо сел,
Богатырей своих стал звать:
— Кровавой войны не боящиеся,
Богатыри мои,
Поскорей собирайтесь!
Темному лесу подобное, войско,
Поживее двигайся.
Ни один полк с поднятым хвостом
На землю мою не забегал.
Ни один богатырь
С обнаженным мечом
На мою землю ступить не смел.
А теперь страшная битва
Нас ждет:
Алып-Манаш ожил.
Призыв хана услышав,
Богатыри и войска
В один миг собрались.
Семиглавый Дельбеген-людоед
На синем быке примчался.
Ак-каан злобный,
Чтобы Алып-Манаша убить,
Всю эту орду
За собою повел.
Ак-каана увидев,
Алып-Манаш богатырь
Черную стальную саблю
О высокую скалу наточил,
Бобровую шапку
Поглубже надвинул,
Навстречу войску помчался.
Когда он вперед летел —
По шестьдесят тысяч голов срубал.
Войско хана,
Как трава, падало.
Когда он назад двигался —
По пятьдесят тысяч голов смахивал.
Войско хана,
Как лес, редело.
Скорее, чем могла бы вода закипеть,
Алып-Манаш богатырь
Ханское войско
Уничтожил.
Лошадиная кровь
До пояса поднялась,
Человеческая кровь
До груди поднялась.
Но битва не затихала.
Ханские богатыри
На Алып-Манаша набросились.
Оба уха плотно прижав,
Бело-серый конь богатырский
Врагов опрокидывал.
Алып-Манаш богатырь
Черной саблей
Врагов рубил.
Видя это, Ак-каан злобный,
Свирепо крикнув,
Громко свистнув,
На Алып-Манаша бросился.
Точно гора с горой,
Богатырь друг с другом сошлись,
Друг друга за воротники взяли,
Саблями один другого ударили.
Когда на твердую землю ступали —
Ноги богатырей
До лодыжек в землю уходили.
Когда на мягкой земле бились —
Ноги их по колено
В землю погружались...
Упругие камни крошились,
На твердых местах
Озера возникали.
Тучи бегущие
На землю опускались,
Пыль в небо летела,
Высокие горы обваливались,
Глубокие реки расплескивались.
Так семь лет
Богатыри бьются,
Никто из них
На землю не падает.
Девять лет сражаются,
А конца борьбы не видно.
Там, где руками берутся, —
Мясо клочьями вырывается.
Там, где ногтями впиваются, —
Кровь ложками расплескивается.
Ханские богатыри
На Алып-Манаша
Со всех сторон напирают.
Алып-Манаш пинками
Их отбрасывает.
Кого легонько заденет,
Тот через шесть гор летит.
Кого посильнее пнет,
Тот через десять гор летит.
На десятом году борьбы
Алып-Манаш богатырь
До небесного свода
Ак-каана злобного поднял,
В белых облаках зарыл,
В синих облаках спрятал,
В чистом небе им помахал...
Затем с богатырской силой
О вершину железной горы
Ударил.
Железная гора
Надвое распалась.
Хан Ак-каан
В твердую почву, как в мягкую тину,
До седьмого слоя земли
Врезался.
— Ак-каан злобный,
Лучших лошадей убивать любящий,
Ак-каан гордый.
Величайших богатырей
Губить привыкший,
Голову свою повыше подними,
Последний раз Алтаем полюбуйся,
На солнце и луну погляди!
Из конских костей
Ты белые россыпи сделал.
Из богатырских костей
На равнине горы сложил...
С дочерью своей - Эрке-Каракчи —
Сколько лошадиной крови
Вы пролили?
Сколько богатырей загубили?
Больше никогда этого не будет.
Теперь навеки ты в землю ляжешь».
Такие слова сказав, Алып-Манаш
На грудь Ак-каана
Богатырской ногой наступил,
Победителем сделался.
Хан Ак-каан злобный,
Пощады просить не привыкший,
Тут умолять стал:
— Головы моей не снимай —
Пастухом твоим буду.
Душу мою не губи —
Рабом твоим готов быть.
Твердое сердце Алып-Манаша
Не смягчилось.
Со ста сучками могучий тополь
Он пополам разодрал,
Ак-каана в расщелину засунул;
Щель рукой зажал,
Тополь, как ремень, скрутил.
Бело-серого коня повернув,
Алып-Манаш богатырь
Ко дворцу хана направился.
Неподалеку от коновязи
Дельбеген семиглавый
Богатыря встретил,
Бело-серого коня
Под уздцы взять хотел.
Не допуская близко людоеда,
Алып-Манаш богатырским пальцем
Метко по сростку голов
Его щелкнул.
Все семь голов Дельбегена
В разные стороны полетели...
Чтобы никакого зла не оставалось,
Алып-Манаш по стойбищу Ак-каана
Годами неугасающий
Огонь пустил.
Дотла ханское становище спалив,
Пленникам Ак-каана
Такие слова сказал:
— Теперь вы свободны.
На свои луга скот свой гоните,
В родные места
Семьи свои ведите.
Там земля и пища
Для всех вас найдется.
Пленников освободив,
Алып-Манаш богатырь
Весь народ Ак-каана
В правый карман положил,
Ханский скот
В левый карман ссыпал.
Бело-серого коня повернув,
На родину богатырь направился.
Родных ему
Повидать захотелось —
Отца, Байбарака богатыря,
Мать, Эрмен-Чечен,
Что молоком своим
Его вскормила.
О сестре своей Эрке-Коо
Он думает.
По супруге своей Кюмюжек-Ару
Он стосковался.
Все они дороги ему,
Сердце его к ним просится.
х х

х
Tags: (древнейшая версия кайчи Улагашева), великая Степь и высокие Горы.
Subscribe

  • ОЛАФ СТЭПЛДОН (1885 - 1950. британец)

    СОВРЕМЕННЫЙ ВОЛШЕБНИК они сидели друг против друга за чайным столиком в саду, у коттеджа. Небрежно откинувшись назад, Хелен изучала лицо Джима. Это…

  • Джорджоне (1477 - 1510)

    искусствовед Роберто Лонги назвал Джорджоне венецианским "Мане" XVI века. И наверное, правдой будет сказать, что главным действующим персонажем на…

  • трон хивинских [хорезмийских] ханов (серебро, басма. XIX век)

    трон Хивинского ханства удивляет строгим стилем и производит впечатление сдержанной мощи. - Ничего подобного у бухарских эмиров, к примеру, нет:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments