germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

мальчик - и море: рассказ старика (Англия, начало XIX века). II серия из трёх

...поднялся легкий бриз, облако закрыло солнечный диск, и зеркальная поверхность воды замутилась и посерела. Появились волны.
Риф имел теперь довольно унылый вид. Тем не менее я решил довести до конца свою задачу и осмотреть его. Я налег на весла, и вскоре нос тузика врезался в гальку.
Я спрятал шлюпку в маленькой бухточке, затем вскочил на уступ и зашагал к сигнальному столбу, который годами привлекал мое внимание.

Глава VII
ПОИСКИ МОРСКОГО ЕЖА
Наконец я дотронулся руками до загадочного столба. При этом у меня было такое настроение, как если б я открыл Северный полюс. С большим удивлением я отметил основательные размеры этого столба. С берега он казался тонким, как шест от граблей, а бочонок — вроде круглой репки. Как же я был удивлен, когда увидел, что на самом деле столб толще моего бедра, а бочонок — больше меня самого! Это была настоящая бочка вместимостью в сорок — пятьдесят литров, насаженная на верхний конец столба. Бочка ослепительно сверкала в солнечных лучах, если смотреть с берега. Когда-то она, может быть, была черной, но совершенно обесцветилась благодаря соленым валам, которые окатывали ее в бурную погоду.
Я ошибся и в вышине столба. С берега он казался не выше человеческого роста, а на самом деле был вышиной с небольшую корабельную мачту: метров семь или восемь.
Я ошибся и насчет площадки островка. Я говорил, что в нем около пятнадцати квадратных метров. На самом деле здесь было по крайней мере полгектара. Островок был усеян камнями всех размеров: от мелкой гальки до камней с человека величиной. Были и более крупные глыбы, внедренные в расселины скал, из которых состоял островок. Все камни были покрыты черной скользкой массой, похожей на деготь, кое-где росли большие пучки водорослей, в том числе знакомый мне вид морской травы, которую я таскал для удобрения картофеля на дядин огород.
Осмотрев сигнальный стол и подивившись на истинные размеры бочки, я стал исследовать риф. Я хотел забрать с собой на память об этой приятной поездке какую-нибудь диковинную раковину. Но это оказалось труднее, чем я думал. Камни были скользки, как если бы их смазали мылом. Я сразу упал и получил несколько основательных ушибов. Я колебался, идти ли мне дальше (мой тузик остался на другой стороне рифа), но вдруг увидел на конце узкой стрелки, выдававшейся в море, целую коллекцию редких раковин и решительно отправился за ними.
Я уже раньше подобрал несколько раковин в расселинах скал; одни были пустые, в других сидели моллюски. Но это были самые обыкновенные раковины: трубянки, сердцевидки, острячки, голубые двустворчатые. Я не раз находил их в морской траве, которой удобряли огороды. Не было ни одной устрицы, о чем я искренне пожалел, потому что я проголодался и с удовольствием съел бы дюжины две. Я находил только маленьких крабов и креветок, но их нельзя есть сырыми.
Я искал морского ежа, но пока не нашел ни одного. Мне давно уже хотелось найти хорошего ежа. Иногда они попадались у нас на взморье, но редко, и очень ценились. На этом отдаленном рифе они могли быть, и я тщательно обыскивал каждый провал между скалами и каждую расщелину дна.
Вообще я надеялся найти что-нибудь редкое на стрелке. Блестящие раковины, из-за которых я отправился в поход, казались мне все более яркими по мере приближения. Но я не спешил. Я не боялся, что раковины удерут от меня в воду: их обитатели давно покинули свои дома. Я шел с прохладцей, но, дойдя до конца, увидел чудесную вещь. Она была темно-красная, круглая, как апельсин, и гораздо крупнее апельсина. Но я думаю, нечего вам описывать, как выглядит морской еж?
Я взял его в руки и долго любовался его великолепной раскраской. Я был доволен. Для этого стоило съездить на риф.
Я заглянул под панцирь и полюбовался чистенькой белой комнаткой, в которой когда-то жил еж. Через несколько минут я оторвался от панциря и вспомнил о других раковинах. Все они были незнакомы мне. Здесь оказались три или четыре разновидности. Я наполнил ими карманы, набрал полные пригоршни и отправился обратно к лодке. О ужас! Что я увидел!
Раковины, морской еж и все прочее посыпалось у меня из рук, и сам я едва не свалился на них как подкошенный. Лодка! Лодка! Где моя лодка?

Глава VIII
ТУЗИК УПЛЫЛ
Куда делась лодка? Утонула?
Хуже: она уплыла.
Я видел ее вдалеке, она медленно удалялась от рифа. Тут не было ничего таинственного. Я не привязал ее и даже не вытянул конец каната на берег, а бриз, который теперь стал свежее, вывел ее из бухточки и погнал по воде.
Сначала я был поражен, потом мое удивление перешло в тревогу. Как мне достать лодку? Как вернуть ее к рифу? Проплыть пять километров, отделяющих меня от берега? Я этого не сделал бы и ценой жизни. Нет надежды, что кто-нибудь придет на помощь. Никто не видел, как я отправлялся в путешествие. Никто не заметит и самого тузика. Ведь на таком расстоянии, как я сам убедился, и большие предметы плохо видны. Казалось, что скалы рифа выступают над водой не больше чем на сорок сантиметров, а на самом деле здесь было больше полутора метров. Нет, конечно, никто не обратит внимания на мое бедственное положение — разве что кто-нибудь посмотрит в подзорную трубу. На это было мало шансов.
Чем больше я думал, тем больше убеждался, что своим несчастьем я обязан собственному легкомыслию.
Я не мог принять никакого решения. Я принужден был оставаться на рифе, потому что выхода не было. Затем мне пришло в голову, что я мог бы броситься вплавь за лодкой и вернуть ее обратно. Пока она отошла от островка на какие-нибудь восемьсот метров, но с каждой минутой уходила все дальше. Нельзя было терять ни одной секунды.
Больше я ничего не мог придумать. Если бы я не догнал лодку, мне пришлось бы попасть в крайне неприятную переделку, быть может, даже очень опасную.
Я мигом сорвал с себя одежду и запрятал ее меж камней. Затем я бросился в воду — без разбега, потому что глубина была достаточная у самых камней. Я направился к шлюпке по прямой линии.
Я работал руками и ногами изо всех сил, но подвигался вперед медленно. Мысль, что тузик, может быть, уходит от меня с той же скоростью, наполняла меня страхом. Если я его не догоню, мне придется вернуться на риф или пойти на дно, потому, что, плывя за лодкой, я понял, что одолеть пять километров мне будет не по силам. Это для меня так же трудно, как переплыть Атлантический океан. Кроме того, тузик удалялся не по направлению к берегу, а совсем в другую сторону. Я начал уставать и думал возвращаться обратно, но в этот момент ветер подул с другой стороны.
Лодка медленно и почти незаметно меняла курс. Теперь она была ближе ко мне, чем раньше. Я напряг все силы и снова направился к ней.
Наконец удача! Я догнал лодку и ухватился за нее руками. Это дало мне возможность немного передохнуть.
Затем я попытался вскочить в лодку. Но к величайшему моему ужасу, маленький тузик не выдержал моей тяжести и перевернулся килем вверх, а я оказался под водой.
Я моментально вынырнул на поверхность и, снова ухватившись руками за лодку, сделал попытку сесть верхом на киль. Результат был неожиданный: лодка опять перевернулась и пришла в нормальное положение.
В сущности, это было все, что мне нужно. Но, заглянув в лодку, я убедился, что она зачерпнула огромное количество воды.
Впрочем, благодаря этому она стала тяжелее, и мне удалось влезть в нее. Но через секунду я увидел, что положение ничем не улучшилось, потому что лодка тонула!
Вес моего тела еще больше утяжелил ее, и она довольно быстро погружалась.
Если б я не потерял хладнокровия, я сообразил бы, что мне следует немедленно прыгнуть в воду. Тогда облегченная лодка осталась бы на поверхности. Но я был сильно напуган и торчал в ней, стоя по колени в воде.
Я хотел было вычерпать воду, но жестяная кастрюля исчезла вместе с веслами. Без всякого сомнения, она потонула, пока лодка переворачивалась, а весла плавали вдалеке.
В полном отчаянии я начал вычерпывать воду пригоршнями, но не успел и десяток раз нагнуться, как почувствовал, что лодка уходит вниз. В следующее мгновение она погрузилась, а я принужден был поработать руками и ногами, чтобы уйти от водоворота, который образовался на месте ее гибели.
С грустью глядел я на этот водоворот. Я знал, что больше никогда не увижу тузика. Затем я отправился обратно на риф.

Глава IX
СИГНАЛЬНЫЙ СТОЛБ
Я добрался до рифа с большим трудом. Плывя, я чувствовал, что иду против течения, — это начинался прилив. Именно прилив и поднявшийся ветер отогнали мою лодку от островка. Усилие, которое я затратил, чтоб вылезти на берег, было последним. Если б я не успел как раз добраться до скал, я наверняка не мог бы больше плыть.
Несколько минут я пробежал на камнях неподвижно, собирая силы. Однако нельзя было терять времени, следовало действовать. Я встал и огляделся.
Не знаю, зачем я посмотрел в сторону погибшей лодки. Быть может, во мне шевелилась смутная надежда, что она всплывет. Но об этом и думать было нелепо. На море не было ничего, и только весла плыли вдали по волнам, бесполезные и дразнящие.
Я посмотрел на берег. Но и там ничего не было видно, кроме низкой и плоской полосы земли, на которой стоял поселок. Людей на берегу я не заметил. Впрочем, я с трудом различал даже и дома в сыром, мглистом воздухе. Небо посерело и покрылось облаками. Свежий бриз крепчал. Появились довольно высокие волны, которые мешали видеть, да и в хорошую погоду вряд ли я разобрал бы что-нибудь за пять километров.
Кричать не имело никакого смысла: даже в безветренный день меня бы не услышали.
Во всем заливе не было видно никакого судна: ни шлюпки, ни шхуны, ни брига. В воскресенье все суда стояли на причале. Рыбачьи лодки не выходили в море, а шлюпа для прогулок, в том числе и лодка Гарри Блю, отправилась вниз по бухте, к маяку.
На севере, востоке, западе и юге не было ни одного паруса. Кругом лежала водная пустыня, и я чувствовал себя заживо погребенным.
Страшное чувство одиночества охватило меня. Я прислонился к скале и зарыдал.
К тому же чайки неожиданно вернулись. Может быть, они сердились на меня за то, что я их прогнал: они летали над самой моей головой, испуская оглушительные дикие крики, как бы намереваясь напасть на меня. Теперь я думаю, что они делали это скорее из любопытства, чем от злобы.
Я ничего не мог придумать. Мне оставалось только сидеть или стоять, ожидая, пока не подойдет помощь извне. Сам я никак не мог выбраться с островка.
Но когда может прийти помощь? Скорее всего кто-нибудь на берегу случайно посмотрит на риф… но не заметит меня без подзорной трубы. Подзорная труба была у Гарри Блю, но он очень редко ее пускал в дело, и десять шансов против одного, что он в нее не посмотрит. Да и кому придет в голову смотреть в этом направлении? Этим путем суда никогда не ходят. Корабли, направляющиеся в бухту, всегда далеко обходят опасный риф. Надежда, что меня заметят, была очень слаба. Но еще более слаба была надежда, что меня подберет какое-нибудь судно, раз они не ходят этим путем.
Все это было неутешительно, и я уселся на скалу в полном отчаянии.
Меня совсем не привлекала возможность умереть с голоду на островке. Тут мне пришла в голову одна успокоительная мысль: Гарри Блю наверняка заметит, что тузик пропал, и отправится на поиски! Однако вряд ли это случится до вечера: раньше сумерек ведь он не вернется с катания. Но к ночи он, наверно, будет дома, увидит, что лодки нет, и сообразит, что взял ее я, потому что другим мальчикам это запрещено. Так как тузик не вернется и к ночи, то Гарри, без сомнения, отправится к дяде. Начнется тревога, будут меня искать и в конце концов найдут.
Меня не столько беспокоила мысль о собственной судьбе, сколько страх перед тем, что я наделал. Как я теперь посмотрю Гарри в глаза? Чем я возмещу убыток? Дело серьезное: у меня денег нет, а дядя мой не станет платить за меня. Обязательно надо было возместить лодочнику потерю лодки, но как это сделать? Разве что дядя разрешит мне отработать этот долг Гарри, а я бы работал по целым неделям, пока не окупится стоимость шлюпки. Лишь бы нашлось у Гарри применение моим силам.
Я высчитывал, во сколько могла обойтись лодочнику утонувшая шлюпка, и это меня целиком занимало. Мне не приходило в голову, что моя жизнь в опасности.
Я предвидел, что мне придется провести ночь в голоде и холоде. Вдобавок я вымокну до костей, потому что прилив зальет весь островок и я буду всю ночь стоять в воде.
Но какова будет глубина воды?
Дойдет ли вода мне до колен?
Я осматривался, думая найти какие-нибудь указания об уровне воды. Я знал, что риф полностью покрывается приливом, но у меня было впечатление, что уровень воды не превышает десятка сантиметров над скалами.
Кругом не было ничего, что могло бы дать мне указания. Наконец мой взгляд остановился на сигнальном столбе. На нем был нанесен уровень приливной волны. Он был даже особо отмечен белой краской.
Вообразите мой ужас, когда я убедился, что белая полоска проходит в двух Метрах над основанием столба! Чуть не теряя рассудок, я бросился к столбу. Я прижался к нему вплотную. Увы! Я не ошибся. Линия проходила над моей головой. Я с трудом доставал до нее, даже привстав на цыпочки.
Холод пробежал у меня по жилам. Гибель была неизбежна. Прежде чем придет помощь, меня настигнет прилив. Волны сомкнутся над моей головой, сорвут меня с рифа — и я погибну в водной пустыне!

Глава X
Я ЛЕЗУ НА СТОЛБ
Это была уже не опасность. Это была верная смерть. Все мои надежды рухнули. Прилив начнется задолго до наступления ночи. Вода быстро достигнет высшей точки, и это будет конец. Даже если меня хватятся еще до вечера, все равно меня не успеют разыскать. Прилив ждать не будет.
Ужас и отчаяние совершенно сковали меня. Я ничего не соображал и только беспомощно оглядывал морскую ширь. Ни лодки, ни паруса. Ничто не нарушало однообразия водной пелены, только белые крылья чаек хлопали вокруг меня. Они уже не кричали, но реяли у самого моего лица, как бы удивляясь тому, что я нахожусь здесь, и спрашивая, что же я собираюсь делать. Внезапно на глаза мне попался сигнальный столб, и снова во мне зародилась надежда. Этот столб был виновником моего ужаса, но он же поможет мне.
Мне пришло в голову, что я могу взобраться по столбу наверх, выше уровня прилива. Сидя на верхушке столба, я могу дождаться отлива.
Добраться до верхушки было легко, тем более что я превосходно лазил по деревьям.
Я бесконечно радовался. Не было ничего проще. Мне предстояло провести тяжелую ночь, сидя на бочке, но жизнь моя была спасена, и я еще буду смеяться над своими несчастьями.
Я решил влезть на столб сначала для пробы. У меня было еще достаточно времени, пока прилив подойдет к моим пятам. Я просто хотел убедиться в том, что в нужную минуту я смогу спастись этим путем.
Оказалось, что это довольно трудно, особенно внизу, где столб до высоты двух метров был покрыт той же черной скользкой массой, которой подернуты были камни. Я невольно вспомнил шуточные столбы на ярмарках (- на смазанный салом столб надо было влезть, чтоб снять с него приз. - germiones_muzh.).
С большим трудом, ежеминутно срываясь, я поднялся выше уровня прилива. Дальше подниматься стало легче, и я быстро добрался до верхушки.
Я протянул руку, чтобы ухватиться за верхний край бочонка и вскарабкаться на него — при этом я уже поздравлял себя со своим изобретением, — как снова впал в отчаяние.
Мои руки были слишком коротки. Я мог дотянуться только до середины бочки в том месте, где она расширяется. Я не мог ни двигаться вперед, ни оставаться на месте. Через секунду у меня ослабли руки, и я соскользнул к подножию столба.
Я попробовал еще и еще раз. Никакого результата. Я никак не мог подняться выше того места, где начиналась бочка, и, протянув руку, доставал только до ее середины. Я снова вернулся вниз.
Если бы у меня был нож, я мог бы сделать надрезы на столбе и, упираясь в них ногами, подняться повыше. Но ножа у меня не было, и делать надрезы было нечем, разве что грызть дерево зубами. Положение было безвыходное.
Наконец меня осенила блестящая мысль. Что, если устроить площадку из камней у основания столба? Там уже лежало несколько камней, положенных, как видно, для прочности. Надо понатаскать еще, соорудить нечто вроде старинного могильника и стать на него.
Я с жаром взялся за дело. На рифе было сколько угодно камней и обломков скал, и я предполагал, что в несколько минут моя насыпь будет готова. Но уже через минуту я увидел, что это дело затянется надолго: камни были тяжелы, некоторые вросли в землю и я не мог их оторвать.
Несмотря на это, я работал изо всех сил. Я знал, что нужно спешить и тогда я спасусь, — но не слишком ли поздно?
Вода поднималась медленно, но неуклонно, она подходила все ближе и ближе, я это чувствовал! Я не раз падал, колени мои были разодраны в кровь острыми камнями. Но я не обращал никакого внимания на трудности, на боль и усталость. Мне угрожала большая опасность, смертельная опасность.
Я довел насыпь до высоты собственного роста, но этого было мало. Еще метр, и она сравняется с отметкой на столбе, и я яростно продолжал работать. Работа же становилась все труднее. Все близлежащие камни пошли в дело, и за новыми приходилось ходить все дальше. Я окончательно разбил себе руки и ноги, и это еще больше мешало работе. Теперь приходилось вкатывать камни на высоту моего роста. Я выбивался из сил. Вдобавок большие куски скалы внезапно срывались с вершины кучи и скатывались, ударяя меня по ногам.
Наконец, через два часа или больше, я бросил работу. Насыпь еще далеко не была готова, но меня прервали. Лишнее, пожалуй, говорить вам, что это был прилив. Волны внезапно захлестнули островок. Это произошло сразу, не так, как на берегу, где прилив наступает волна за волной, постепенно. Здесь вода достигла уровня прибрежных скал и, перекатившись через них, обрушилась на остров, как водопад.
Я работал, уже стоя по колени в воде, я плескался и погружался в воду, доставая камни. Меня обдавало пеной, и наконец я почувствовал, что едва удерживаюсь на ногах. Последний камень я притащил почти вплавь. Я водрузил его на кучу и сам вскарабкался на нее. Прижавшись к столбу, стоял я и с трепетом глядел на прибывающее море...

МАЙН РИД «МОРСКОЙ ВОЛЧОНОК»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments