germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

ЛЕДИ НИМУЕ И ФЕЯ МОРГАНА

...на следующий день после праздника пятидесятницы (- а по-нашему это как раз Духов день. – germiones_muzh.), когда основан был в Камелоте Круглый Стол, король Артур ехал в одиночестве по лесу, грустно размышляя над странными словами Мерлина. Внезапно сам Мерлин оказался перед ним.
— Я явился проститься с вами, — сказал добрый волшебник. — И вот вам мое последнее слово-предупреждение: берегите получше меч Экскалибур и волшебные ножны его и остерегайтесь жестокой женщины, которая похитит его у вас, — матери Злого Рыцаря, того, кто поразит вас на поле Камланна. Однако она будет с вами до конца, очистившись от зла своего, и вместе с другими приведет вас в Авалон. Одна из этих авалонских леди — леди Нимуе — ожидает меня. Она погребет меня в земле живым.
— Не можете ли вы спастись от нее силой вашего волшебного искусства? — спросил Артур. — О Мерлин, я не хочу терять вас!
— Нет, такова моя судьба, — ответил Мерлин. — Так нужно для славы Логрии. И так нужно для вас: теперь вы должны действовать без моей помощи и показать свое достоинство.
Тут Мерлин оставил его и продолжил свой путь, уходя все глубже и глубже в леса вслед за леди Нимуе; и пришли они в землю Гвинеда, где королем был Пант, и нашли приют в его замке. И наутро, прежде чем отправиться дальше, Мерлин разговаривал с женой короля Панта, чье имя было Элейна.
— У вас есть сын, — сказал он, — чудесный юноша, которого Владычица озера взяла у вас, когда он лежал в колыбели, так что много лет он прожил у нее. Я хотел бы посмотреть на него, прежде чем покину дороги людей. Имя его Ланселот. И другая Элейна в грядущие времена принесет ему сына по имени Галахэд. И эти два рыцаря будут лучшими из рыцарей Круглого Стола и величайшей славой королевства логров.
И, увидев Ланселота, он благословил его и велел ему явиться ко двору короля Артура перед следующим праздником пятидесятницы и попросить посвящения в рыцари, сказав, что такова была последняя воля Мерлина, перед тем как он, по своему желанию, лег живым в могилу.
Король Пант, и королева Элейна, и юный Ланселот дивились его словам, а Мерлин покинул их и удалился в холмы Северного Уэльса вслед за леди Нимуе, которая играла на волшебной уэльской арфе и пела чудные песни заклинаний и колдовства.
Наконец пришли они к назначенному месту, и леди Нимуе села там в тени цветущего белого боярышника, а Мерлин положил голову ей на колени. Затем с пением и музыкой она навела великое волшебство в девять кругов вокруг Мерлина и вокруг куста боярышника. Мерлин заснул и вновь проснулся. И теперь ему казалось, что он обитает в самой красивой и самой неприступной башне в мире.
— Леди, — сказал он, — вы лишили меня всей моей магической силы, так что я никогда не смогу выйти из этой башни. Оставайтесь со мной и не покидайте меня одного во власти этих чар!
— Скоро я уйду, — ответила леди Нимуе, — ибо король Артур в большой опасности. И теперь, когда вы уже не можете больше поддерживать его, я должна прийти ему на помощь. Фея Моргана навевает свои злые чары, стремясь обмануть его и заманить в ловушку. Я должна оставить вас и поспешить к нему. Но сначала я дам вам отдохновение, чтобы вы могли уснуть и спать много веков, пока не придет тот день, когда вы проснетесь.
Словно во сне встал Мерлин на ноги и спустился по узкой лестнице, которая открылась в земле перед ним. Глубоко под землей он вошел в мрачную каменную пещеру под огромной скалой, улегся на большую каменную плиту, подобную столу, и заснул. Тут Нимуе силой магии закрыла проход, ведущий к свету, и быстро направила свой путь к Камелоту, оставив Мерлина покоиться в его темной могиле. Там он будет лежать до дня своего пробуждения, когда на этом острове вновь образуется круг логров. Но где он спит — в волшебном лесу Брослианда или на острове Бардов в Корнуэлльской скале, а может, шумит над ним Брагдонский лес, — этого никто не сможет сказать до дня его пробуждения.
Между тем король Артур охотился в таинственных лесах Южного Уэльса с сэром Уриенсом, который был ему зятем, мужем Феи Морганы, и с храбрым рыцарем сэром Акколоном Гальским. Далеко и быстро мчались они, преследуя белого оленя. Они ехали миля за милей, пока совсем не заблудились в лесу, а кони их так устали, что в конце концов пали мертвыми под ними; но они все преследовали этого оленя, ибо и он теперь был так измучен, что с трудом мог двигаться.
Они вышли из-под деревьев на заросший травой берег и увидели, как олень замертво упал на землю. И тут, оглядевшись, они обнаружили, что берег мягко спускался к воде и что маленькое судно, все в богатых шелках, двигалось неподалеку от берега. Это судно подошло прямо к ним, уткнувшись в песок и как бы приглашая их ступить на борт. Но на всем судне не было видно ни одной живой души.
— Давайте взойдем на эту странную барку, — сказал король Артур, — и смело встретим приключение, которое ждет нас.
И они взошли на борт и увидели, что это чудесное судно, украшенное редкими шелками и богатой мебелью. Когда они спускались к берегу, был вечер. Когда же взошли на судно, наступила ночь столь быстро, что через несколько минут была уже кромешная тьма. Вдруг по бортам зажглись факелы, ярко осветившие палубу. Судно двигалось по тихой темной воде, а из кают появились тринадцать прекрасных дам и стали прислуживать им, подавая любые блюда и любые вина, какие человек только мог пожелать. Все время мягко звучала приятная музыка, и судно наполнилось благоуханием диковинных цветов.
Король и два его спутника устали после целого дня охоты. Отужинав и насладившись прохладным ночным воздухом на палубе этого чудного судна, они прошли вниз, в богатую каюту, приготовленную заранее. И вскоре каждый лежал в мягкой, удобной постели. И этой ночью они спали удивительно глубоким сном.
Наутро Уриенс проснулся в Камелоте в своей собственной постели подле своей жены, колдуньи Феи Морганы. И сильно он дивился, как два дня путешествия уложились в сон одной ночи. Жена его загадочно улыбнулась, и на дне ее больших темных глаз замерцал странный, злой свет. Но ничего не сказала она, хотя и хорошо знала о том, что произошло.
Король Артур, однако, проснулся в темной и мрачной тюрьме, в сыром отвратительном подземелье какого-то большого замка. И в темноте услышал он стоны двадцати рыцарей, содержавшихся здесь в жестоком заключении.
— Кто вы? — спросил король Артур.
И один из них ответил:
— Мы двадцать рыцарей, которых здесь держат пленниками, и некоторые из нас находятся тут уже целых восемь лет.
— Как это случилось? — спросил Артур.
— Хозяин замка, — ответил рыцарь, — злой человек по имени сэр Дамас, который незаконно отнял этот замок и земли у своего старшего брата, доброго рыцаря сэра Аутлейка. И он берет в плен всех, кто является в замок, и запирает их в эту ужасную темницу…
И пока они так говорили, появилась дама с лампой в руках и сказала королю Артуру:
— Как дела, сэр?
— Сам не знаю, — ответил он. — Не могу сказать даже о том, как оказался в этом нечистом месте.
— Сэр, — сказала она, — вы будете освобождены и освободите также всех этих рыцарей, если только сразитесь за моего господина. Ибо брат его пришлет сегодня воина сразиться за себя, и тот, чей рыцарь одержит победу, станет хозяином всех этих земель.
— Трудный вопрос задаете вы мне, — сказал Артур. — Ваш господин сэр Дамас — злой рыцарь, и в его защиту я не пожелал бы нанести ни единого удара. Однако я лучше умру в битве, чем буду влачить жалкое существование до самой смерти в этой темнице. Если сэр Дамас освободит всех, кто заключен здесь, я буду сражаться, не жалея жизни, на его стороне.
— Он поступит так, — сказала дама.
— Тогда я готов, — сказал Артур, — лишь бы только у меня были конь и доспехи.
— У вас не будет недостатка ни в том, ни в другом, — уверила она его. — Следуйте за мной.
Они поднялись и вышли из темницы во двор замка, залитый ярким солнечным светом.
— Уверен, дама, что я где-то видел вас, — сказал король Артур даме. — Не были ли вы когда-нибудь при дворе короля Артура?
— Нет, — ответила дама, — я никогда в жизни не была там. Я всего лишь дочь сэра Дамаса, хозяина этого замка.
Но она лгала, ибо была одной из прислужниц королевы Феи Морганы.
В тот самый момент, когда Артур обнаружил, что он находится в темнице в подземелье замка сэра Дамаса, сэр Акколон Гальский тоже очнулся от своего заколдованного сна и обнаружил, что он лежит в приятном внутреннем дворике, но на самом краю глубокого колодца, так что стоило ему пошевелиться, и он бы непременно упал в него и нашел свою смерть.
Когда сэр Акколон понял, где он, то возблагодарил бога и сказал: «Да спасет бог короля Артура и короля Уриенса, ибо те дамы на судне предали нас. Они, наверное, злые демоны, а не женщины. Если только когда-либо мне удастся спастись, я буду убивать всех женщин, которые занимаются черной магией и зловредным колдовством».
Как только он подумал это, явился большеротый карлик с приплюснутым носом и обратился к Акколону с такими словами:
— Я пришел от вашей леди, королевы Феи Морганы, и она приветствует вас с любовью и просит вас во имя ее сразиться сегодня с незнакомым рыцарем. Для этого посылает она вам собственный меч короля Артура, Экскалибур, и ножны от него и просит вас не бояться, а биться так, как она указывает вам, — до смерти, без пощады. Она просила меня также сказать вам, что муж ее лежит при смерти, тяжело раненный рукой предателя, и что вы женитесь на ней и будете королем Горра вместо него.
— Да, я обещал сражаться за нее, — сказал сэр Акколон. — Истинно, ты явился от нее, ибо принес мне меч Экскалибур. Видно, все это колдовство наведено ею для того, чтобы я мог сразиться против ее неизвестного врага и убить его.
— Сэр, это именно так, — ответил карлик. — И вы хорошо поступаете, собираясь на битву.
Тут он отодвинул Акколона от края колодца и затем проводил его в залу замка, где сэр Аутлейк ожидал его с шестью оруженосцами. Когда сэр Акколон утолил свой голод и жажду, его одели в крепкие доспехи, посадили на могучего боевого коня и проводили на красивый зеленый луг, что лежал на полпути между замками сэра Аутлейка и сэра Дамаса. Здесь предстояло быть битве.
Между тем шесть оруженосцев сэра Дамаса также проводили Артура в залу замка, усадили за обильно уставленный стол, затем хорошо вооружили его и вывели за ворота. Когда Артур выехал из замка, еще одна дама приблизилась к нему, низко поклонилась и сказала:
— Сэр, ваша сестра, моя хозяйка королева Фея Моргана приветствует вас. И она послала меня доставить вам ваш меч Экскалибур, который вы оставили ей на хранение, ибо она знает, что сегодня вам предстоит битва. Вот меч и ножны. А хозяйка моя и сейчас на коленях молится за вашу жизнь.
Король Артур поблагодарил даму. Теперь он шел на битву с легким сердцем, ибо при нем опять были его меч и волшебные ножны, а тот, кто владеет ими, никогда не теряет много крови, как бы жестоко изранен он ни был.
И встретились на зеленом лугу эти два рыцаря — король Артур и сэр Акколон, в чужих доспехах, с опущенным забралом, со щитами, на которых не было никаких знаков, — встретились они, и ни один из них не знал, кто его противник. Они съехались и сразились копьями — с такой мощью, что ни один не смог усидеть на коне. Затем они обнажили мечи и яростно ринулись в битву, нанося друг другу могучие удары. Но меч короля Артура не причинял противнику вреда, а меч Акколона при каждом ударе пробивал доспехи короля Артура, и кровь его окрасила весь луг. У Акколона же кровь почти не текла, хотя Артур один или два раза ранил его.
И когда король Артур увидел свою кровь на траве и почувствовал, что меч в его руке не пробивает стали, как это обыкновенно бывало, в то время как от меча Акколона кровь лилась при каждом ударе, он понял, что предательством и черной магией кто-то поменял их мечи и в руке Акколона сверкал подлинный Экскалибур.
— А теперь, сэр рыцарь, берегитесь, ибо я намерен снова ударить вас! — со злобой воскликнул сэр Акколон. Не отвечая, Артур нанес ему столь сильный удар, что Акколон отступил, пошатнувшись, но тут же сам нанес удар, и Артур упал на землю.
Скоро, однако, он снова был на ногах, и они нанесли друг другу еще много могучих ударов. Король Артур истекал кровью, и было просто чудом, что он все еще держался на ногах. Лишь столь храбрый рыцарь, как он, мог продолжать битву, испытывая такую жестокую боль.
Наконец оба они остановились передохнуть, и все, кто собрался посмотреть на эту битву, с одобрением говорили о них и сожалели, что один из двух столь храбрых рыцарей обречен умереть. И среди тех, кто наблюдал за битвой, была волшебница леди Нимуе Авалонская, та, что положила Мерлина под камень; она явилась сюда уже после того, как битва началась.
— Я не намерен давать вам долгого отдыха! — воскликнул внезапно сэр Акколон; и с этими словами он вновь яростно напал на Артура. Но Артур в бешенстве от гнева и боли взмахнул своим мечом и с такой силой ударил Акколона по шлему, что тот упал наземь. От этого удара меч Артура разломился на части, и в руке его осталась только рукоять.
Акколон снова вскочил и бросился на короля Артура, который защищался щитом, хотя и понимал, что теперь спасения не было.
— Рыцарь, — глумясь, сказал Акколон, — сдайтесь мне как трус и побежденный, или я отрублю вашу голову мечом.
— Нет, — сказал Артур. — Я не могу столь позорно нарушить моей клятвы. Если бы у меня было сто жизней, я бы предпочел умереть сто раз, чем сдаться. Ибо, хотя мне недостает оружия, я не могу сказать, что мне недостает чести. Если же вы убьете меня безоружного, именно вы покроете себя позором.
— Что ж, возьму на себя этот риск, — закричал Акколон. — А теперь бегите, ибо вы уже можете считать себя мертвецом!
Он снова ринулся на Артура. Но король принял удар своим щитом и ударил Акколона поперек забрала обломком меча с такой силой, что тот отшатнулся на три шага.
И тут Нимуе своим волшебством освободила ножны, висевшие у него на боку, так, что они упали на землю перед Артуром, который схватил и пристегнул их к своему ремню. Акколон напал еще раз и нанес удар, который мог бы расколоть голову Артура до подбородка. Но Нимуе снова махнула рукой, и меч выскользнул из рук Акколона и вонзился в землю.
Артур прыгнул вперед, схватил меч и сразу почувствовал, что это был его собственный Экскалибур.
— Меч мой, — закричал он, — тебя не было слишком долго. И ты причинил мне так много вреда.
А затем он сказал Акколону:
— Сэр рыцарь, не я, а вы близки к смерти, ибо этот мой меч с лихвой вознаградит за ту боль, которую я претерпел, и за кровь, которую я потерял.
И с этим он бросился на сэра Акколона и опрокинул его на землю таким ударом, что у того кровь хлынула изо рта, носа и ушей; и Артур стал над ним с поднятым для удара Экскалибуром и закричал:
— Теперь я убью вас!
— Что ж, можете убить меня, — тяжело дыша, сказал Акколон, — ни за что я не сдамся. Я тоже поклялся моей рыцарской честью никогда не сдаваться живым. И потому убейте меня, чтобы не жил я опозоренный.
— Вы храбрый рыцарь и достойный, — сказал Артур, опуская меч. — Скажите мне, из каких вы земель и кому служите.
— Сэр, я рыцарь короля Артура. Акколон Гальский мое имя.
— Скажите мне, кто дал вам меч? — спросил король, немало смущенный при воспоминании о магии судна.
— Меч этот несчастливый, — сказал Акколон, — ибо от него придет моя смерть.
— Возможно, так и будет, — сказал король, — но как он попал в ваши руки?
— От королевы Феи Морганы, — грустно ответил Акколон. — Я давно люблю ее, а она меня. И я обещал сражаться за нее и убить того, кого она пожелает, будь это хоть сам король Артур. Вот почему она прислала мне сегодня этот меч, говоря, что муж ее, король Уриенс, умер и что быть мне королем, если я смогу победить в этой битве. Но скажите мне, кто вы, кого она захотела видеть мертвым?
— Ах, Акколон, — сказал Артур, — вы и не знаете, что я король!
Когда Акколон услышал это, он громко закричал:
— Благородный, добрый господин, король Артур, пощадите меня, потому что я не узнал вас!
— Я пощажу вас, — ответил Артур, — ибо понимаю, что в этом деле повинны не вы, но моя сестра. Ах, Акколон, она обманула и меня своей красотой и колдовскими хитростями. Добрый Мерлин предупреждал меня, но я не внял его предупреждению. Теперь я велю ей покинуть мой двор или убью ее, если по ее вине кто-нибудь еще погибнет.
Тут король Артур помирил сэра Дамаса и сэра Аутлейка. И после этого оруженосцы отнесли его и сэра Акколона, еще более израненного, в аббатство, находившееся неподалеку в лесу. И леди Нимуе пришла туда и ухаживала за ним. Сэр Акколон умер от ран прежде того часа, когда вновь поднялось солнце, но Артур медленно поправлялся.
Между тем королева Фея Моргана, думая, что король мертв, замыслила в Камелоте еще одно злодеяние. В самый день битвы нашла она спящим на ложе своего мужа, короля Уриенса. Тут же позвала она одну из своих дам и сказала:
— Ступайте, принесите меч моего господина, ибо никогда не было более удобного случая, чтобы убить его!
— О госпожа, — закричала дама. — Не делайте этого. Не будет вам спасения, если вы лишите жизни своего супруга!
— Это не ваша забота, — ответила Фея Моргана. — Этот день я выбрала как день его смерти, а потому скорее принесите мне меч!
Дама вышла, но прежде всего разыскала принца Увейна и сказала:
— Сэр, ступайте скорее, явитесь к моей госпоже, вашей матери, ибо она собирается убить короля, вашего отца, и послала меня за мечом.
— Несите ей меч быстрее, — сказал Увейн, — или она убьет и вас.
Дрожащими руками дама принесла меч Фее Моргане, которая быстро направилась к ложу короля Уриенса. Но, когда она занесла над ним меч для удара, сэр Увейн выпрыгнул из-за портьер и схватил ее руку.
— О ведьма, — с ненавистью сказал он. — На какое злодейство вы решились? Не будь вы моей матерью, я убил бы вас тут же. Вы дьявол, а не женщина!
— Пощадите меня, — взмолилась Моргана. — Дьявол искусил меня сделать это. Демоны тьмы всегда готовы сбить с пути тех, кто знает слишком много об их тайном искусстве.
— Вы поклянетесь на святом причастии, что никогда не попытаетесь вновь совершить подобное, — сказал Увейн.
И Фея Моргана принесла клятву.
А вскоре одна из ее дам пришла сказать ей, что Акколон погиб, а король Артур отдыхает в аббатстве в лесу.
«Вернувшись в Камелот, — подумала она, — он, конечно, убьет меня за то, что я пыталась погубить его. Мне нужно скорее покинуть двор, прежде чем он вернется…»
И она выступила со своими слугами и дамами. Но королеве Гвиневере сказала, что отправляется на прогулку в лес.
По дороге оказалась Фея Моргана у аббатства, где лежал Артур, оправляясь от своих ран. И внезапно она подумала, что теперь, по крайней мере, могла бы похитить его меч Экскалибур.
— Король спит в постели, — сказали ей, — и распорядился, чтобы никто не будил его.
— Я его сестра, — сказала Моргана мягким голосом. — Позвольте мне лишь взглянуть на него, чтобы помолиться за его скорейшее выздоровление.
Ее отвели туда, где он лежал, и оставили с ним. Артур спал с обнаженным мечом Экскалибуром в правой руке. Но ножны стояли поодаль у кресла.
«Возьму хоть их», — подумала она и, пряча ножны под плащом, быстро вышла из аббатства, села на коня и продолжила свой путь.
Вскоре король Артур проснулся и хватился ножен. Он очень разгневался и спросил, кто был у него, пока он спал. И сказали ему, что это была королева Фея Моргана.
— Увы, — сказал Артур, — плохо же вы охраняли меня.
— Сэр, — ответили ему, — мы не осмелились ослушаться вашей сестры.
Тут Артур потребовал коней, и с сэром Аутлейком они галопом помчались через лес за королевой Феей Морганой и ее свитой.
Вскоре они увидели Фею Моргану и, пришпорив коней, понеслись еще быстрее. Все ближе и ближе были Артур и Аутлейк, пока наконец Фея Моргана не поняла, что спасения ей нет. Тут она направилась к глубокому озеру в лесу и бросила ножны в середину его, воскликнув:
— Что бы ни случилось со мной, я буду, по крайней мере, знать, что мой брат навсегда лишился своих ножен.
И ножны утонули, потому что были тяжелыми от золота и драгоценных камней.
После этого королева Моргана направилась в долину, полную огромных камней, и силой чародейства превратила себя и своих спутников в камни, так что, когда король Артур и сэр Аутлейк несколько минут спустя оказались здесь, ни Феи Морганы, ни кого-либо из ее людей не было видно.
— Здесь произошло злое колдовство, — сказал Артур, перекрестившись.
Долго и тщетно проискав ножны, они поскакали обратно к аббатству и оттуда в Камелот, где Гвиневера и все рыцари Круглого Стола возрадовались, увидев их.
Но когда вечером сели они за трапезу в большой зале, вошла дама и низко склонилась перед королем Артуром.
— Мой господин, — сказала она смиренно. — Я явилась от вашей сестры королевы феи Морганы просить прощения за все зло, что она сотворила. Никогда больше не будет она пытаться принести вам вред, ибо искушавший ее дьявол покинул ее. И в знак своей огромной любви и искреннего раскаяния она шлет вам эту мантию, прекраснейшую в мире. И тот, кто станет носить ее, никогда не будет страдать от боли.
Увидев мантию, все дивились ей, ибо в самом деле была она роскошна, вся усеяна драгоценными камнями и украшена золотом и серебром. И король Артур был счастлив получить в подарок эту мантию и протянул уже руку, чтобы принять ее. Но леди Нимуе, вернувшаяся вместе с ним в Камелот, вдруг закричала:
— Господин король, не надевайте эту мантию, не узнав о ней получше! Пусть эта дама накинет ее себе на плечи, прежде чем она окажется на ваших плечах.
— Пусть будет так, как вы советуете мне, — сказал король Артур и обратился к посланнице Феи Морганы: — Я хотел бы видеть эту мантию на вас.
— Сэр, — сказала та, — я недостойна носить королевскую мантию!
— И все-таки наденьте ее! — распорядился Артур.
И волей-неволей дама накинула на себя мантию, и тут же яркая вспышка пламени озарила залу, и дама упала на землю, превратившись в кучу дымящегося пепла.
И после этого королева фея Моргана никогда уже не осмеливалась вступать в королевство логров, но отправилась в свой собственный замок в земле Горров и сильно его укрепила…

РОДЖЕР ЛАНСЕЛИН ГРИН «ПРИКЛЮЧЕНИЯ КОРОЛЯ АРТУРА И РЫЦАРЕЙ КРУГЛОГО СТОЛА»
Subscribe

  • рожденные ползать...

    ...умеют плавать. Нетолько в луже и ручейке, но и в океане. Морские черепахи развивают вводе скорость до 35 км/час - их недогонишь! Как и перелетные…

  • ИЗАБЕЛЛА, или ТАЙНЫ МАДРИДСКОГО ДВОРА (1840-е). - II серия

    ЧЕРНЫЙ ПАВИЛЬОН замок Дельмонте лежал на возвышении, окруженный парком, полным душистых миндальных деревьев и кустов роз, гранатовых деревьев с…

  • ДЖЕК ЛОНДОН

    СИВАШКА (- дикарка, от французского слова sauvage. – germiones_muzh.) — будь я мужчиной… — В ее словах не было ничего обидного, но двое мужчин в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments