germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

КОРОЛЯТНИК, или ПОТУСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН. XII серия - заключительная

...принцесса Дамара спросила Крижу Крокодила:
— А та девушка, дочь рыбака, — это твоя мама?
— Нет, — ответил Крижа. — Моя мама из рода Обезьяны. А ту девушку отец разлюбил.
— Фи… — сказала Дамара. Она считала, что все истории должны заканчиваться свадьбами.
Кроме Дамары, всем Крижина история очень понравилась. Только красавица Надажа Избанская не дослушала, заснула. "Пускай спит", — решили все и потихоньку укрыли Спящую красавицу одеялом. Потом пришили одеяло к матрасу (чтобы не сползало) и так же тихонько вынесли кровать с Надажей в коридор. А Надажа так и не проснулась. То есть утром проснулась, но это уж я не буду описывать.
Всего ведь не опишешь.
Как, например, Журиг эксперимент проводил по кверхупяточному загоранию. Если пятки загорят, мечтал Журиг, на них будет грязи не видно.
Как на уроке политики правили выдуманным государством. И хорошо, что государство было выдуманное, потому что начинающие правители то и дело доводили его до беды.
Как сплетница и ябеда Зонечка нашла у Литы под матрасом черное перо и как Лита, Гольга и Журиг заставили ее держать язык за зубами.
Как девчонки устраивали у себя в палате демонстрацию моделей одежды, а завхоз Гослоф думал, куда это девались его болотные сапоги?
Как девчонки наконец услышали в камине тихий таинственный вой и две ночи дрожали от страха, а потом мастер Бодабоф вытащил из дымохода бутылочное горлышко — хитрое воющее устройство Длинного Доли и Крижи Крокодила.
Как в Школу приезжал бродячий театр.
Как вся Школа ходила в поход на все лето. Изучали географию.
Как Доля и Крижа Крокодил изобрели рогатку с пружиной из конского волоса и как потом королевичи учились вставлять стекла, а все лошади ходили без хвостов, и Литина Пурга тоже. Лита хотела всех поубивать, а потом привязала к огрызку хвоста пучок разноцветных шелковых лент, и Пурга долго разглядывала хвост и удивлялась.
Как в Школе разыгралась война из-за молочного киселя (одни его любили, а другие ненавидели) и какие кипели бои на суше и на Море. И как кисельники выкрали у врагов близнеца Ветю, а подсунули своего разведчика близнеца Фидю. Как в решающем сражении кисельников разгромили, и лишь Журиг со знаменем взобрался по водосточной трубе на самую крышу, и никто не мог его достать… А он смотрел, как по небу плывут простоквашные облака, видел вдали колючие башни Дазборга и думал, что это защита от драконов…
Кстати, о драконах.
Как известно, драконы — эти огнедышащие чудеса-юдеса — часто неосторожны с огнем, и возникают пожары. Известные изобретатели в уме Долговязый Доля и Крижа Крокодил предложили для борьбы с пожарами вывести чудо-юдо огнедышащее. И назвать его Огнедушитель.
Драконы вылупляются из каменных яиц. Высиживает яйцо папа. Мам у них не бывает. Свежевылупившиеся дракончики очень милы: чешуя серебрится, а перепончатые крылышки похожи на прозрачный зонтик.

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
Песня, которую пел один трехголовый дракон (на три голоса)
Как можно одной головой обходиться?
Кто скажет, что можно, тому вы не верьте.
Отрубит случайно какой-нибудь рыцарь,
И будешь ходить безголовым до смерти.
Припев:
И мы повторять не устанем слова:
Одна голова — это не голова!
Не слушайте всяких там, слушайте нас:
Одна — ерунда, а вот три — в самый раз!
Дракон трехголовый — в три раза храбрее
(Поскольку бояться в три раза стыднее),
Жует и глотает в три раза быстрее.
И — самое главное — втрое умнее!
Припев...
Одна — всех мудрее и любит ромашки,
Другая — глупа, но стихи сочиняет…
Допустим, две спят или режутся в шашки,
А третья — дежурит, покой охраняет.
Припев:
Поэтому мы повторяем слова… и т. д.


Глава ПОСЛЕДНЯЯ 30, ПЕРЕХОДЯЩАЯ В ЭПИЛОГ
Большие события начинаются с маленьких событий. В Тании случился очередной переворот. Событие маленькое. Но к власти на этот раз пришел маршал, который раньше верно служил всем королям, а теперь сам решил покоролевствовать.
— Уж я наведу порядок в Тании! — грозился он.
И начал с того, что все каменные дома переоборудовал в тюрьмы, чтобы сажать недовольных. Очень скоро все недовольные сидели по тюрьмам, а которые не сидели — притворялись довольными.
— Я навел порядок в Тании! — хвастался маршал. — И на всей Бланеде наведу! И начну со Здраны! Мы тут нищенствуем, а они там второй год в мире да покое богатеют! По какому праву?!
И объявил Здране войну.
Здрана давно следила за маршалом и к войне была готова, да уж больно не хотелось воевать. Но напрасно Министр Мира и сам Глава Правительства пытались договориться с королем-маршалом, предлагали ему большой откуп, только бы отложить войну.
— Я не дипломат, я военный, — отрубил маршал. — Сказал «война», значит, война! Все ваши богатства скоро и так будут моими.
Профессору Ифанофу приснился страшный сон. Ему снилось, что понаехали короли и разобрали своих детей. И дворец снова оказался заброшен. И вода ручья понемногу размывает запруду, и дорожки парка зарастают травой и кустами, и джунгли постепенно переползают со второго этажа на первый. И среди этой заброшенности бродит плачущее привидение — сам Ифаноф… Профессор проснулся с болью в сердце и сказал:
— Ну ладно, сон. А если вещий?
А короли действительно съезжались в Дазборг. Их сразу принимал Глава Правительства Здраны.
— Я бы вам помог, о чем разговор, — сказал король Избании Фазя Девятый, стесняясь посмотреть Главе Правительства в глаза. — Да только я сам с Врандзией воюю. Я приехал Надаженьку из Школы забрать. Временно, пока вы с Танией не справитесь…
— Я бы, конечно, за вас заступился, — заверил Главу Правительства король Врандзии Зерёша Четвертый. — Но, сами видите, третий год с Избанией сражаюсь. Все войска заняты, ни полка свободного…
— Да, да, я понимаю, — кивал Глава Правительства. — Если вы за принцем Мижей, так не стесняйтесь. Не один вы, все принцев забирают…
В школьном дворце стоял необыкновенный шум: по палатам с ремнем в руке гонялся за сыном Гольгин отец.
— Не поеду! — кричал Гольга, кидая в отца стулья, загораживаясь кроватями. (Нехорошо в отца кидаться стульями, так ведь и за принцем неприлично с ремнем гоняться.)
— Поедешь! — кричал отец, отбивая стулья ремнем и расшвыривая кровати.
— Не поеду никуда! — кричал Гольга, обрушивая на папу шкаф.
— Куда ты денешься! — кричал отец, уклоняясь от шкафа и хватая Гольгин башмак.
— Не поеду! — крикнул Гольга и в одном башмаке вылетел в окно.
— Поедешь! — взревел король, вылетая следом.
— Здравствуйте, дорогой союзник! — поприветствовал его Зерёша Четвертый.
— Привет, — буркнул Гольгин отец и погрозил сыну ремнем: — А ну, слезай с дерева, паршивец! Не хочет ехать домой, — пожаловался он Зереше. — Прижился тут. Упрямый — весь в меня.
— Я вот тоже за своим, — сказал Зерёша. — Что-то не встречает. Ваш-то здоровый лоб вымахал, почти с отца! А по деревьям лазит.
Гольга как раз соскочил с дерева и бросился во дворец. Отец махнул рукой, надел свой ремень.
— Вот еще за тобой гоняться. Поедешь как миленький!
— Фигушки! — послышался Гольгин голос, и во дворце стали захлопываться двери и ставни.
Из Дазборга подъезжали кареты с остальными королями. Но дворец стал неприступной крепостью.
Короли стучались и звали, сложив ладоши рупором:
— Мижа!
— Дамара!
— Кена!
— Фофочка! Это же я, твой папочка!
Открылось окно на втором этаже, и на фоне пальмовой зелени показался Мижа. Он приветливо помахал отцу рукой.
— Мижа! — закричал Зерёша Четвертый. — Поехали домой, её величество мама ждет!
— Не могу, — ответил Мижа. — В другой раз!
— Какой другой раз?! Война же! А в плен попадешь — ты же за всю Врандзию заложник!
В это время король Избании Фазя Девятый кричал своей дочери, которую увидел в другом окне:
— Надаженька! Ты с ума сошла! Здрана в опасности!
— Значит, надо заступиться, — отвечала из окна Надажа.
— Я же занят! Я с Врандзией воюю! — объяснял Фазя.
— Я же с Избанией воюю, — оправдывался перед сыном Зерёша, кивая на Фазю. — Вон с ним.
— Значит, не надо воевать, — отвечали дети.
— Ну, знаешь ли! — рассердился Зерёша. — Он, во-первых, первый полез. А во-вторых, это пока не твое дело. Вырастешь — сам будешь воевать.
— Не буду! — сказал Мижа.
— Это ты сейчас так говоришь. И чему вас только в Школе учат! Ну, хватит, поехали. Ты меня любишь?
— Очень люблю, но не поеду!
Переговоры до вечера не привели ни к чему. Королевичи не хотели предавать свою Школу, своего профессора, всю Здрану. И Журига. Журигу-то некуда было ехать, его мама сидела в тюрьме.
Гольгин отец предлагал штурмовать дворец. Вышибить дверь, и дело с концом. Но дверь была еще очень крепкая, а двероломной машины никто из королей с собой не захватил. Зерёша Четвёртый с Фазей Девятым, наплевав на свою войну, вместе приволокли из-за сараев длинную пожарную лестницу и приставили к окну второго этажа.
И .... замешкались. Было от чего: на лужайку перед дворцом рысью вбежало чудо невиданное - зверь-гора на четырех ногах-колоннах, о двух больших ушах лопухами, с двумя огромными зубами и длинным толстым хоботом! Земля гудела и подпрыгивала при каждом шаге чудища. Видели короли слонов на картинках, но что они так велики и ужасны, не могли и представить. На загривке слона, в бамбуковом теремке восседал чернокожий мужчина, седой и мускулистый, с копьем в руке. Без сомнения, это пожаловал сам властитель Южных остовов Мидя Крокодил.
— Вот это да! - дрогнувшим голосом восхитился Зарёша. - Мне бы таких чудовищ эскадрон. Мы бы всех в порошок...
От не договорил. Слон поднял хобот кверху и оглушительно затрубил! Короли закрыли уши ладонями, во дворце зазвенели стёкла, а с ветвей окрестного леса поднялись толпы испуганных ворон.
И в окне второго этажа появился... Нет, не Крижа, а заспанный человек в старинных лохмотьях. Заросший клокастой бородой, перепутанной обрывками лиан и бурыми листьями.
— Ну вы, расшумелись тут! - гаркнул он сердито на весь двор. - Поспать человеку не дают!
Пробудившийся сноровисто ухватил прислонённую лестницу, втащил её в окно и накрепко захлопнул раму. Можно догадаться, что он сделал потом. Правильно - завалился спать дальше!
— Лестница! - запоздало спохватился Фазя Девятый.
— Пустяки, - отмахнулся Зарёша. - теперь с нами слон, он любую дверь сломает.
— Тумпо не будет ломать дверь, - возразил король Мидя Крокодил, спускаясь со слона и разгружая вещи. - Завтра мы с ним пойдем записываться в армию на защиту Здраны.
И Мидя повёл могучего друга на берег Моря пастись в сочной зелени.
Никто из королей не поехал ночевать в гостиницу, расположились вокруг дворца лагерем, жгли костры. Король Анклии пожертвовал в общий котёл здоровенного кабана.
— Сам добыл на охоте, — похвастался он. (Хотя, по правде, купил кабана на базаре в Дазборге и вёз домой.)
Самостоятельный долговязый король Доля Второй сделал из кабанятины замечательный шашлык. Гольгин отец, когда ел, чуть не откусил себе палец.
Ночь была теплая, звездная и историческая. В кустах чавкал слон Тумпо. Во дворце совещались королевичи. Под стеной у костра — короли. Пример чернокожего Миди тревожил их совесть.
— Вообще, конечно, жалко эту Здрану, — рассуждали короли, глядя на огонь и вороша угли. — Поэты у них расплодились, художники. Дороги хорошие. Торговать, переговоры вести удобно. Кабаны вкусные. Одна такая страна, конечно, нужна. А этот солдафон из Тании Здрану захватит — и ведь не остановится, за нас возмётся…
Словом, ближе к рассвету короли сдались. Решили оказать Здране военную помощь. Фазя и Зерёша помирились. (Не обещаю, что навсегда, но помирились.) По этому случаю все короли хлебнули малость пуркунтского вина. Вино было такое хорошее, что за бокалом Зерёша Четвёртый в ту ночь подружился с королем Пуркунтии.
— Нравится мне ваша Врандзия, — признался король Пуркунтии. — Хочешь за наследника твоего свою Дамарку выдам? Она красивая! А в приданое — два графства…
— Да с радостью! — ответил Зерёша. — Вот еще сына спрошу. Сейчас такое время — надо спрашивать.
— И я уважаю сына, — вмешался Гольгин отец. — Вот, уже не он меня, а я его слушаюсь. Такому можно доверить королевство. Таким и Бланеду можно доверить!
И все с ним согласились. "Пусть доучиваются, и доверим".

Верьте, читатели, мне без опаски,
Не было в мире правдивее сказки.
В ней нету почти что ни слова вранья,
Все так и было, как выдумал я.
Кто может — поверьте, а кто не поверит,
Пускай на Бланеду летит и проверит.
Кстати, вернется — расскажет о том,
Как же и что же там было потом.
А у меня — ВСЕ!


ПАВЕЛ КАЛМЫКОВ
Subscribe

  • КОНСТАНТИН БАЛЬМОНТ

    ГЛАЗА Когда я к другому в упор подхожу, Я знаю: нам общее нечто дано. И я напряжённо и зорко гляжу, Туда, на глубокое дно. И вижу я много…

  • Максимилиан I (1459 - 1519): где взять денег на мировую политику?

    австрийский эрцгерцог, король Германии, а затем и император Священной Римской империи германской нации - Максимилиан I Габсбург, в отличие от своего…

  • из цикла О ПТИЦАХ

    КТО КРУПНЕЕ - ХИЩНИК ИЛИ ТРАВОЯД, ОХОТНИК ИЛИ ДОБЫЧА? распространено представление о больших хищниках, уничтожающих мирную "мелочь"... Это клише…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments