germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

КОРОЛЯТНИК, или ПОТУСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН. IX серия

Глава 22. ЗАГОВОР
когда-то города Дазборга вообще не было. Люди жили, а города не было. А потом мимо проезжал Простуженный Рыцарь и сказал: "Чего вы ждете? Вокруг враги шастают! Давайте построим крепость, место самое подходящее!" И люди построили себе маленькую крепость из серого камня.
Когда стало тесно, построили вокруг еще одну стену, из белого камня. Стал Дазборг большой крепостью. Время идет — город растет. Третью стену построили из красных кирпичей. Еще сто лет проходит — четвертую надо строить. "Нет уж, хватит, — решили горожане. — Так никаких стен не напасешься. Пускай смотрят, будем привыкать без стен".
И в самом деле, привыкли. Стал город расти вширь, а все три стены Серая, Белая и Красная — внутри остались.
Теперь, если я скажу, что оружейные мастерские в Дазборге располагались под Белой Стеной, вам сразу будет ясно, где это.
Так вот, на втором этаже одной из оружейных мастерских было открыто окно. У окна, подперев кучерявую голову кучерявыми руками, сидел хозяин, глядел на улицу и лениво думал.
Проехала телега с толстой грязью на колесах. «Угольщик», — подумал хозяин мастерской. Пробежала компания мальчишек. "Пороть их надо", — подумал хозяин мастерской. Донесся запах свежих булочек. "Скоро ужин", — подумал хозяин мастерской.
И тут он разглядел низенькую такую пузатую фигуру. В тот же миг хозяин мастерской, гремя башмаками, слетел по лестнице на первый этаж, раздвинул пошире шторы на окне, разогнал подзатыльниками попавшихся подмастерьев, глянул на себя в зеркало — хороша ли улыбка — и вышел на крыльцо. Встречать.
Тот, ради кого он так суетился, был еще за полквартала. Зубастая улыбка хозяина светила этому человеку как путеводная звезда.
— Добро пожаловать, господин Марг! — пропел хозяин нежным голосом, неожиданным для такого большого человека, и скрючился так, что пузатый коротышка смог глядеть на него сверху вниз. — Милости прошу!
Господин Марг вошел. Будь у хозяина хвост, он завилял бы перед посетителем по-собачьи.
— Хотите заказать что-нибудь? Или выбрать из готового? Есть кинжалы тамазской стали. Желаете шпагу по руке? Легкую и острую, как рыбья косточка…
Не слушая хозяина, господин Марг остановился у витрины с подсвечниками и самоварами.
— Не стыдно? — спросил он. — Лучшая оружейная мастерская превратилась в хозтоварный магазин!
Хозяин запнулся, подыскивая ответ. Дело в том, что, когда Здрана перестала воевать, спрос на оружие упал. Пришлось перейти частью на мирную продукцию — не закрывать же мастерскую.
— Господин Марг, это подмастерья набивают руку. А для вас лучшие мастера готовы превзойти себя! Вам угодно охотничье ружье? Пару пистолетов?
— Что ж, — усмехнулся господин Марг, озираясь выпученными глазами, - детали заказа обсудим без свидетелей.
Хозяин повел выгодного заказчика на второй этаж, в свою гостиную. От волнения хозяин совсем забыл, что в гостиной натирает паркет младший подмастерье по имени Нигида. Когда обсуждались "детали заказа", Нигида находился под диваном, куда полез доставать щетку. Там, под диваном, он и узнал впервые о ЗАГОВОРЕ.

Глава 23. В КОТОРОЙ НИЧЕГО НЕ СЛУЧАЕТСЯ
Уж кто умеет спать, так это коты. Уж что-что, а спать они мастера. И черный Мурсиг, несмотря на молодость, тоже был мастер по этому делу. Уляжется удобненько, завернется сам в себя — и пока. Хоть день напролет, с перерывом только на обед. Еще и улыбается во сне.
Правда, проявить полностью свое спательское дарование у Мурсу не давал Муня. Гомункулюс считал, что спящие коты затем и существуют, чтобы их дразнить. Для начала можно подкрасться и дернуть за усы. Или свистнуть в ухо. Или укусить за хвост. Или спрятаться. А потом снова подкрасться… И так, покуда кот в гневе не вскочит и не погонится за гомункулюсом. А Муня, довольный, наутек: с кровати на кровать, потом на стол, на полку, на камин! А кот мчится за ним, как прицеп: вихрем по тумбочкам, на шкаф, на подоконник! Все гремит, все падает, Муня в восторге визжит и кидает в кота чем попало. А когда Мурсиг его вот-вот настигнет, гомункулюс взбирается по веревке под потолок и корчит оттуда обидные рожи. Кот по веревке лазать еще не умеет, сидит внизу, переминаясь с лапы на лапу, и от злости машет хвостом. Но вредный Муня спускаться не собирается, и Мурсиг, махнув хвостом в последний раз, снова отправляется спать.
Зато ночью у котенка случалась бессонница, и тогда он играл с пауком в «кошки-паукашки». Что это за игра, никто не знал, потому что никогда не видел. Мижа только слышал как-то раз: по его предположению кот и паук что кот и паук ловили мышей наперегонки. Может быть. Не знаю.
Попугай Чим ни во что не играл. Он вообще улетел. Потому что Ветя и Фидя сделали ему клетку, а он обиделся, перегрыз прутья и улетел.
— Может, еще вернется? — надеялись опечаленные близнецы.
— На Южные острова может вернуться, — ответил им Крижа Крокодил. — Если орел в дороге не съест.

В старшем классе изящный и лохматый маэстро Зиторенго проводил урок культуры только для девочек. Мальчишки подглядывали в окна.
Маэстро снял с плеч накидку и повязал на бедра, будто юбку.
— В руке у меня, сударыни, избанский веер. Каждая дама должна с ним ловко обращаться, не только обмахиваться и отгонять мух. С помощью веера дамы разговаривают, и мужчинам этот тайный язык знать не положено.
Принцессы захихикали. Маэстро улыбнулся:
— Как-то в молодости мне довелось скрываться при избанском дворе под видом приезжей герцогини. Королевская полиция искала меня как сочинителя вредных песенок по всей стране, а я жил у короля под носом и как-то раз даже танцевал с ним менуэт… — Маэстро сделал несколько танцевальных шагов. - Ладно, менуэт мы разучим в другой раз, а сейчас не будем отвлекаться.
И маэстро изящно обмахнулся веером.

У среднего класса шел урок техники. В мастерской стоял железный визг и лязг, и для королевичей не было музыки приятнее. А вот королевны, к великому огорчению мастера Дзаблина, вместо урока ушли: сказать куда? В гости к тете Назде.
Тетя Наздя, добрая повариха, была женой Гослофа. Вечно занятого завхоза никогда не было дома, и тети-Наздина комнатка превратилась в какой-то девчачий клуб. Сюда девчонки прибегали за всеми советами, со всеми секретами, а то и просто так, на диване посидеть.
Сидят обычно штук восемь девчонок на диване, а тетя Наздя вяжет что-нибудь и рассказывает.
— Был у нас барон — ух, злющий, ух, вредный. Как-то раз он ножик потерял, так со злости пятерых велел казнить. А потом ножик-то и нашелся, барон на радостях одного из пятерых помиловал. И вот этот барон — а рожа у него была страхолюдная! — решил на мне жениться. А мне было шестнадцать лет, я замуж за барона не хотела, мне Гослоф нравился. Гослоф красавец был, жил по соседству. Все говорил: "Ты, Назденька, не бойся, я не отдам тебя барону. Я сам на тебе женюсь". Я хохочу, а он грозится: "Да я его, этого барона! Да пусть только тронет!"
А барон что придумал? — взял и Гослофа в солдаты отдал. А через месяц говорит: "Все, убили на войне твоего Гослофа. Радуйся теперь, баронессой станешь". А ничего-то у него не вышло. Оказалось: нельзя барону на простой девке жениться. Тогда он разозлился и меня ведьмой объявил.
И вот посадили меня под замок, а на другой день сжечь должны были. Уже и столб поставили, костер сложили. Ночью гроза разыгралась. Сижу я в сарае, реву и думаю: "Хоть хворост у вас промокнет, помучаетесь еще со мной". И вдруг гром как бабахнет! И дверь распахивается, и вбегает — батюшки! — мой Гослоф, мокрый, живой и невредимый. Ни на какой войне его не убивали, из армии он убежал и замок на сарае порохом взорвал.
Вот. Сарай мы подожгли, будто от молнии загорелся, — и бежать. Барон с собаками поискал, поискал да и бросил. А мы все лесами да лесами в Здрану пробрались. Здесь как раз король сплыл, и закон ввели хороший: если год проживешь, уже их Здраны не выгонят. Целый год в лесу жили, в землянке, а потом в Дазборг переселились… Вы не смотрите, что Гослоф ворчливый, он внутри добрый… У меня там суп варится, пойду посмотрю.

Глава 24. КОРОНА — В ЧЕМОДАНЕ, А ЧЕРТ-ТЕ-ЧТО — В ВЕДРЕ
Однажды в Школу Мудрых Правителей пришли в гости городские. Дазборгские мальчишки с улицы оружейников. Можно спросить, чего это они раньше не приходили, не приходили, а теперь вдруг пришли? И можно ответить: дело в том, что Школу ведь тайно охраняла полиция и никого из посторонних не пускала. А теперь их один полицейский пропустил. По знакомству. По важному делу.
Перелезли городские через ограду и пошли искать принцев, для пущей уверенности засунув руки в карманы. (Когда уверенности не хватает, надо держать руки в карманах - помогает.) Самый уверенный и главный — Нигида шагал впереди. А самый маленький — Икорёжа — плелся сзади. Он держал в кармане только одну руку. В другой было ведро.
— Эй, парень! — крикнул Нигида какому-то мальчишке. — Иди-ка сюда. Где тут у вас принцы?
— Ну, я принц, — с вызовом ответил мальчишка.
Нигида сделал критическое лицо и сказал:
— Ври.
— Кто врет? Я вру? Насмехаться?! Я тебе понасмехаюсь!!
И не успел Нигида удивиться, как покатился по земле в обнимку с самым настоящим принцем!
Вокруг стали собираться болельщики. Все давали полезные советы:
— Давай его!
— На лопатки его!
Разнимать борющихся никто не пытался, было опасно. Потому что руки и ноги их так перепутались — не разобрать, где чья. Разнимешь, а потом окажется у одного две левых ноги, а у другого две правые. Пусть сами разбираются.
Слышалось пыхтенье:
— Это я-то не принц?! Я тебе покажу, какой я не принц!
Угадайте, как звали того, кто это пыхтел? А вот и не угадали. Его звали Гольга!
Боролись Гольга с Нигидой, боролись, наконец устали. Прямо так, не расцепляясь, стали отдыхать.
— Слышь, Нигида, — сказали городские. — Тут говорят, он и правда принц.
— А корона у него есть? — ответил Нигида.
— Есть, — ответил Гольга, сердито шмыгая носом. — В чемодане лежит.
— Покажешь?
— Пошли.
И они встали и пошли во дворец. И вся толпа болельщиков за ними смотреть, как Гольга будет корону показывать.
Городские все оглядывались по сторонам.
— А ничего тут у вас. Парк хороший. Ручей есть, можно запруду сделать.
— Не успели еще, — ответили королевичи.
— А конный турнир играете?
— Лошадей мало.
— Да не на лошадях, друг на друге. Нет? Научим.
— Что у вас за ведро? — поинтересовался любопытный Журиг.
— Это мы вам что-то принесли, — сказал маленький Икорежа.
— А что там?
— Птичка.
— А ведро зачем?
— Кусается! Вчера как цапнула, до крови. — Икорежа вынул из кармана перевязанный палец и показал всем.
— А давай откроем, — предложил Журиг.
— А-а, улетит.
— Тогда в палате.
Журиг забежал вперед и сделал изысканный жест:
— Милости просим во дворец!
Городских еще никогда не приглашали во дворцы, но они засунули руки поглубже в карманы и уверенно вошли.
В палате Гольга принялся распоряжаться:
— Ведро сюда! Окно закрыть! Малышня, брысь отсюда!
— У-у, нам тоже интересно, — запротестовали младшеклассники.
— Пусть смотрят, — вступился Мижа.
Девчонок Гольга тоже хотел выгнать, но их, к сожалению, и так никого не было. Кроме Литы, а ей было можно.
— Внимание!
Журиг шваброй по столу изобразил барабанную дробь.
— Приготовились… Открывай!
Икорёжа снял крышку с ведра, оттуда под крики восторга вылетело пестрое черт-те-что и вразмашку залетало по комнате. А потом взмыло под потолок и по-хозяйски уселось в висевшее там кольцо. Королевичи хором воскликнули:
— Чим! Это же Чим! Где вы его нашли?
— Да на помойке, — сказал Икорёжа. — Иду вчера, вижу — вороны кого-то бьют. Я в них — кирпичом, они — в стороны, а там это чучело валяется. Я его домой принес, а оно меня укусило. А Нигида говорит, это, наверное, из Королятника. Ну и вот.
Попугай Чим был общипан до безобразия. Он поправлял клювом оставшиеся перья и жалел в этот момент, что еще не умеет говорить. А то бы он все сказал, что у него на душе накопилось…
Городские гостили до вечера. Рассказывали про свою улицу Оружейников, про игры свои, про работу. Про то, как с ткачами враждуют.
Гольга достал из чемодана свою корону и отковырял один рубин Нигиде на память. А Нигида подарил Голые маленький кинжал по имени Кенжик, который сам выковал.
Нигида вообще был очень талантливым человеком. Он даже умел шевелить одним ухом, одной бровью и одним глазом. И сочинял песни. Вот эту, например:

Мой отец погиб мальчишкой,
мамы не было совсем,
и задолго до рожденья
стал я круглый сирота…


Уже перед уходом городские сказали наконец самое главное. То, для чего пришли.
— В общем, это… Там против вас заговор затевают. Ну, против вашей Школы.
— Какой заговор? Кто? Зачем?
— Точно сами пока не знаем. Решили предупредить на всякий случай. Ну, мы пошли. Если что узнаем, дадим знать. Мы еще придем.
А сами не пришли. Полицейский, который их тогда пропустил по знакомству, это был Нигидин старший брат. Его за тот случай из полиции выгнали.
Инструкция. Как научиться шевелить левым глазом по способу Нигиды. Берешь свой палец. Ставишь его напротив правого глаза. Потом, глядя на палец, то подносишь его поближе к глазу, то отодвигаешь подальше. Немного тренировки, и можно обходиться без пальца (- а без глаза тоже можно. Поверьте моему пиратскому опыту. - Но не нужно. Это дурацкий приемчик и годится только для клоунов. Настоящего толку - ноль. Он вам никчему. - germiones_muzh.)…

ПАВЕЛ КАЛМЫКОВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments