germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

КОРОЛЯТНИК, или ПОТУСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН. III серия

Глава 6. А В ЭТО ВРЕМЯ…
в Дазборге, на площади Простуженного Рыцаря, жил Министр Войны.
Здрана, как вы помните, со всеми королями заключила мир, армию почти всю распустила, а министра хоть пока и оставили на всякий случай, но делать ему было совершенно нечего. На заседания правительства он не ходил, целыми днями валялся дома в постели и читал книжки про войну. А в перерыве между книжками пил чай с вареньем и булочками.
— Эй, кто-нибудь! Чаю! — крикнул Министр и перевернулся со спины на живот.
В спальню кто-то вошел. "Слуга, — подумал Министр. — Сейчас скажет: "Ваш чай, господин министр". Но слуга ничего не говорил. Министр оглянулся. Посреди спальни стоял смешного вида человечек — маленький, пузатый, носатый, пучеглазый, да еще и лысый. Министр вскочил и вытянулся по стойке «смирно». Человечек усмехнулся и тихим, как будто спокойным голосом стал ругаться:
— Лежим? Книжечки почитываем? Прекрасненько!
— Господин Марг! — начал министр. — Я…
— Ты болван! — перебил господин Марг. — И больше никто. И этого болвана я учил уму-разуму! Это его я сделал из офицеришки маршалом! Членом правительства! Значительной фигурой, министром! Этот болван забыл все доброе. Забыл?
Министр еще не знал, за что его ругают, но на всякий случай покраснел.
— Ничего не забыл, — прошептал он, теребя кружева на пузе.
— И значит, в благодарность за все мои благодеяния ты позволил этому профессору — как там его? — развести какой-то Королятник! Откуда он только взялся, этот ваш профессор?
— Он не мой, он Главы Правительства знакомый, — стал оправдываться Министр. — Этот профессор всех перепугал: "Разрешайте, господа Министры, а то завтра, всебланедская война будет…" А у меня как раз два полка на огороде работают, а если война, то я зимой без картошки останусь. Все за Королятник проголосовали, и я проголосовал. Да и что тут такого, господин Марг, ну подумаешь, Королятник...
— Болван! — сказал Марг, — Войны он испугался! Картошка у него! Да кто ты без войны? Сегодня Министр, а завтра — кто? Да никто! Лежишь тут, дурака валяешь, а твой заводишко пороховой скоро закрывать придется. Кому нужен порох, если мир на дворе? "Что тут такого"?!
Марг принялся по-хозяйски расхаживать по спальне.
— Ладно. Не все потеряно. Хоть ты и болван, но ты пока еще член Правительства. Значительная фигура. С этого дня будешь ходить на все заседания. Рано или поздно профессор придет просить у правительства денег. Твоя задача — чтобы он денег не получил. Понятно?
— Понятно! — сказал министр. — А как это?
— Очень просто. Есть такой закон: пока у членов Правительства имеются вопросы, решение не принимается. Значит, придет профессор, скажет: "Дайте денег". А ты ему — вопрос: "А зачем?" Он ответит. А ты — другой вопрос: "А почему именно столько?" Он ответит. А ты — третий вопрос, пятый, десятый. Пока профессор не поймет, что просить бесполезно, и не уберется. Ну, а без денег его Королятник долго не протянет.
— Понял, господин Марг! — обрадовался министр.
Господин Марг возвращался домой пешком. Был вечер, на улицах веселилась молодежь. Но где появлялся господин Марг, песни смолкали, веселое настроение пропадало, люди провожали его угрюмыми взглядами. Почему? Узнаете. Пока скажу, что господин Марг был самым богатым человеком во всей Здране.

Глава 7. САМАЯ ВЫСОКАЯ В ЗДРАНЕ ЛОШАДЬ
Через несколько дней в Школе Мудрых Правителей (сокращенно — ШМП) начались занятия. Предметов было всего четыре. Самый главный — политику - Ифаноф преподавал сам. А ещё он пригласил в учителя трех своих давних друзей, бывших учеников. Сухонький и очень подвижный мастер Дзаблин стал учителем техники. Добрый бородатый силач Ниголаеф — учителем природы. Изящный и лохматый маэстро Зиторенго — учителем культуры.
Вместо расписания в коридоре висела доска рекламы и объявлений.
"Темной ночью двое неизвестных зарыли в парке клад! Мне удалось заполучить план, зашифрованный математически. На поиски клада приглашаю младший класс. Итак, во вторник утром. Пароль: "Клад зарыли темной ночью". Ниголаеф".
"Небывалый номер!!! Поднятие целой лошади одной рукой! Состоится во вторник! Приглашается средний класс. Ответственный за поднятие — мастер Дзаблин".
"Для всех желающих открывается кружок фехтования. Записываться у маэстро Зиторенго".

Желающие обучаться фехтованию уже появились. Во-первых, гордый королевич Гольга - чтобы любого обидчика вызвать на дуэль. Во-торых, мирный королевич Мижа - чтобы уметь защищаться, если вызовут на дуэль. И в третьих, завхоз Гослоф - не ради каких-то дуэлей, а для общего развития.
В нижнем углу доски скромно поместилось еще одно объявление, написанное мелом "ЛИТКА - РЫЖАЯ !". В данный момент его автор, королевич Журиг - кстати, сам не менее рыжий да еще конопатый - вдохновенно рисовал под объявлением портрет принцессы Литы, воровато при этом оглядываясь.
ПОЧТИ СЕКРЕТНО
(читать шепотом)
Конопатый королевич Журиг был родом из хитрой страны Тании. Именно в Тании находилась лучшая в стране шпионская школа, и говорили, будто выпускники этой школы могут проходить сквозь стены и становиться невидимками.
А еще в Тании было слишком много королей, все они считали себя законными и боролись за власть. Борьба шла с переменным успехом, и случалось, менялось по три короля на дню. Дошло до того, что жителям Тании было уже почти все равно, кто там сегодня на троне.
Боролась за власть и Журигова мама: строила заговоры, плела интриги. Иногда ей удавалось покоролевствовать недельку-другую. Все это время она ничего не ела, чтобы не отравили, почти не спала, чтобы не убили, и вместо государственных дел занималась разоблачением козней соперников.
Едва Журиг родился, как его несколько раз подменили. Во дворце, где он рос, было множество закоулков, скрытых ходов, потайных комнат. За каждым углом кто-то стоял: подслушивал, подглядывал, подкарауливал. Ходили там только на цыпочках. Правду говорили редко и только шепотом…
И вот, в очередной раз захватив престол, мама Журига отправила сына в Здрану, подальше от злых глаз. Видимо, по привычке, но Журигу и здесь казалось, что за ним кто-то следит…
ВСЁ. Дальше можно читать вслух.

Кроме Журига, занятого рисованием, всё мужское население Школы делало перед дворцом зарядку. Командовал своим басом бородатый Ниголаеф. А ученики и учителя, не исключая завхоза и самого профессора, дружно махали ногами и руками. А маэстро Зиторенго махал и одновременно играл на виолончели марш. Девочек не было. Посмотрел бы я, как они станут махать ногами в своих неуклюжих юбках! Тем более сейчас они сооружали причёски [Чтобы причёска была, согласно моде, высокой, надо было волосы смазать гусиным жиром, зачесать наверх, а внутрь причёски запихать какую-нибудь тряпку для объёма. А сверху заколоть шпильками, украсить кружевами, цветами, перьями. Без парикмахера это было очень непросто. Некоторые взрослые королевы так в причёсках и спали.]
Из кустов вел наблюдение человек в черном. Да, тот самый, которого случайно заметила в ночном окне королева Зонечка. Нет, это был не чёрт и не призрак, а секретный агент под кодовым номером 49. Среди машущих ногами он высматривал одного-единственного принца. Но почему-то не видел.
В хозяйстве Школы Мудрых Правителей имелась специальная учебная лошадь. На ней малыши учились сидеть верхом, на ней пахали на уроках природы (- ну не сношаться в коноплях - какая в пахоте "природа"?! Эрозия почв, деградация диких флоры и фауны, необратимая порча ландшафта! Чистая "культура", да и только. Этим Зиторенго должен заниматься! Точнее, Дзаблин! А еще точнее, это им вообще надо строгозапретить, пропуделям!! - germiones_muzh.), ее рисовали на уроках культуры. И звали ее Зафразга. Сегодня Зафразге досталась роль лошади, поднимаемой одной рукой.
Механизм для подъёма был не такой уж сложный, но большой. Основой служило огромное дерево. На высоте метров пятнадцать через ветку был перекинут рычаг — ствол дерева поменьше. С короткого конца рычага свисал канат для привязывания лошади, а с длинного — веревка. Конец этой веревки мастер Дзаблин намотал на ворот вроде того, каким вытаскивают ведро из колодца. Внизу под деревом собралась вся школа, - все три класса и учителя. Мастер Дзаблин распоряжался:
— А ну, расступись, дайте лошади пройти! Не толкайтесь, всем видно будет! Давай-ка, Зафразга, обвяжем тебя. Не боишься высоты?
К мастеру Дзаблину протолкался учитель природы Ниголаеф:
— Мастер, можно вас на минутку?
— Извините, потом, у меня лошадь ждет. Внимание! Начинаю!
И мастер принялся крутить ворот одной рукой. Веревки натянулись. Наверху что-то заскрипело, посыпались крошки коры. Ствол-рычаг выгнулся дугой. Лошадь тоже… В толпе зрителей слышался напряженный шепот: "Хоть бы веревка выдержала…" — "Рычаг сломается…" — "Не сломается. Спорим, поднимет". "Сил не хватит…" Но мастер все так же спокойно крутил ворот. И вот Зафразгины копыта оторвались от Бланеды!
— Ура-а-а!!! — раздался дружный крик.
— Поехала!
— Поднимается!
— А можно мне покрутить? — подскочил к мастеру Журиг.
— Держи. Не упусти.
Журиг с усилием провернул ворот и сказал:
— Легкота!
— Ну, хватит, ты, наверное, не один, — сказал Гольга. — Все хотят.
— Чур, я за Гольгой, — предупредил Мижа.
Мастер Дзаблин напомнил Ниголаефу:
— Вы что-то хотели спросить?
— Я хотел спросить, мастер, как это называется?
— Рычаг. Дает большой выигрыш в силе, — охотно пояснил Дзаблин.
— Не прикидывайтесь! Вы переманиваете учеников — это как называется?
— А техника вообще интересная вещь. Хотите покрутить?
— Еще бы не хочу! — признался учитель природы.
А Зафразга поднялась уже высоко, смирно висела над всеми и медленно поворачивалась. Она была привычна ко всему. И лишь когда за ворот взялись девочки — первая, конечно, Лита, а потом Дамара, — Зафразга жалобно закричала по-лошадиному:
— Ну, может, хватит издеваться?!
Дамара вздрогнула и чуть не упустила ворот.
— Осторожно, лошадь уронишь! — предостерег ее мастер. — Всё, всё, животное ржёт, пора опускать.
Зафразга медленно поехала вниз и была совершенно счастлива, ощутив под копытами твердую опору.
Доля долговязый и Крижа Крокодил весь день обсуждали поднятие лошади. Ну не весь, но минут двадцать уж точно. И предложили свой способ. Привязать к лиане гамак. Ладно, нет лианы, посадить лошадь на длинные качели, и раскачать одной рукой до нужной высоты. Мастеру Дзаблину идея технически понравилась. "Но вдруг, - сказал он, - лошади станет плохо? Что тогда?"
Кудрявую Зонечку ело любопытство.
— Лита, Лит! Ну я никому не скажу. Откуда ты приехала? Ну скажи…
— Не могу, — отвечала Лита совершенно серьезно. — Это правда секрет.
— Ой, задавала, — сказала Зонечка. — Ну и не надо. Все равно узнаю, всем будет сказано!
Гольга с Мижей хотели первыми записаться в кружок фехтования. Но когда они нашли маэстро Зиторенго, тот уже сражался на рапирах с завхозом Гослофым.
— Даже не верится, — удивился Зиторенго, — что вы, завхоз, никогда шпагу в руках не держали. Вы ловко фехтуете.
— Зато я кочергой много лет работал! — гордо ответил Гослоф. — А если мне метлу дать, так я и вас перефехтую!
— Договорились, — сказал маэстро и изящно выбил рапиру из рук завхоза. - Я учу вас владеть шпагой, а вы меня — метлой.
И стал завхоз первым членом фехтовального кружка. А Мижа с Гольгой лишь вторым и третьим. Гордого Гольгу утешало лишь то, что скоро можно будет всех насмешников вызывать на дуэль.

Глава 8. ТАЙНЫ НАД ГОЛОВОЙ
Журиг встретил в парке Гольгу и Мижу.
— Гольга, скажи «восемь», — предложил Журиг.
Гольга бы сказал «восемь», а Журиг бы добавил в рифму что-нибудь обидное, поэтому гордый Гольга не стал говорить «восемь», а сразу погнался за Журигом:
— Насмехаться?! Я вот тебе понасмехаюсь!
— Не буду, не буду! — запищал Журиг, увёртываясь от Голый. — Ну всё, всё, Голечка, не буду!
— Смотри мне, — сказал Гольга. — Последний раз прощаю.
(А что ему оставалось делать, если зловредный Журиг бегал быстрее?)
Но от Журига не так просто было отделаться.
— Голечка, а кто у тебя на королевском гербе нарисован?
— Уйди!
— Ну кто?
— Ну, дракон.
— Здорово! — восхитился Журиг. — А может, ты потомок дракона?
— Может быть. Тебе-то что?
— А давай проверим. Отрубим голову. Если новая вырастет, тогда потомок. А если нет — самозванец. — Журиг отодвинулся от Гольги подальше, готовясь убегать. — Боишься?
— Опять насмехаться?! — возмутился гордый Гольга и, не поймай его Мижа за шиворот, опять бы бросился за насмешником.
А тут подошли близнецы Ветя и Фидя и озабоченно сообщили:
— Мурсиг пропал. Дома не ночевал и утром не пришел. Молоко со вчерашнего дня стоит нетронутое.
Это было посерьезнее Журиговых шуточек. Пропал котенок, любимый, почти родной. Который и "мяу"-то не выговаривает… Принцы-среднеклассники бросили все дела и до самого вечера искали своего Мурса по всему дворцу и парку. Потом долго не могли заснуть, думали о котенке.
— Может, в речке утонул, — предположил Журит. — Увидел рыбу, прыгнул за ней — и все…
— Да ну, — сказали Ветя и Фидя. — Коты еще как плавают.
— У меня когда-то слонёнок был, — со вздохом сказал Крижа Крокодил. — Так он как-то раз в джунглях заблудился.
— А точно! — осенило долговязого Долю. — В джунглях-то мы не искали! На втором этаже!
Триста лет никто не бывал на втором этаже дворца. Дверь туда заржавела и не открывалась. Казалось, положение было безвыходным, вернее, безвходным. Но уже в первый день проныра Журиг разведал, что наверх идет еще одна лестница — винтовая, с чёрного хода.
Ранним утром, когда птицы еще молчали и даже повариха тетя Надзя ещё спала, к черному входу подкрались на цыпочках семь человек. Шедший впереди распахнул дверь, махнул рукой и бесстрашно шагнул в темноту. Раздался ГРОХОТ! И из двери посыпались ведра и лопаты, которые завхоз аккуратно составил на лестнице.
Из кустов осторожно выглянуло заспанное лицо в черной маске — грохот разбудил агента № 49. "Чертенята! — прохрипел про себя агент. — Ни днем ни ночью покоя нет!" И снова скрылся в кустах.
Экспедиция вступила на лестницу. Впереди хромал Гольга (его стукнуло ведром по коленке). Журиг зевал от волнения. Близнецам Вете и Фиде всю ночь снился Мурсиг, будто сидит он на ветке в джунглях, жалобно кричит «Да!», а со всех сторон к нему подкрадываются хищники. Криже Крокодилу не терпелось увидеть местные джунгли. Спокойный толстяк Мижа надежно прикрывал экспедицию с тыла.
Свет на лестницу проникал откуда-то сверху. Висела мохнатая от пыли паутина. Пауки давно куда-то исчезли. На стене королевичи разобрали старинные буквы «ЛЁЖА». "Дурак ты был, Лёжа", — подумали королевичи.
Дверь на втором этаже прогнила и еле держалась. И — вот они, джунгли!
— У-у-у, какие это джунгли… — разочарованно протянул Крижа Крокодил.
— А что?
— Нет, вообще-то джунгли… Но не такие джунгли.
Под ногами лежала земля. Тонкие деревянные стволы, извиваясь петлями, тянулись под потолок. Гирлянды желтых листьев висели поперек и наискосок. В беспорядке торчали цветы — огромные и маленькие, бледные и яркие…
— Вперед! — сказал Гольга и взмахнул ножом, разрубая лиану.
Гольга был гордый. Королевство, где правил Гольгин отец, тоже было гордое, хоть и небольшое. Располагалось оно в горах, разделявших Идалию и Врандзию. И все время его кто-нибудь осаждал — то идальянцы, то врандзусы (те и другие вообще-то воевали между собой, но маленькое королевство всякий раз оказывалось на пути). А иногда Гольгин отец и сам объявлял войну и устраивал набеги в одну из соседних стран. Характер у короля был не сахар. Все во дворце его боялись. А вот Гольга почему-то вырос не запуганный, а гордый. И отец его втайне уважал.
И вот сейчас в джунглях - одним ножом работали все по очереди, а Гольга свой нож не уступал никому. Из гордости.

А в джунглях водилась живность! Зигзагами носились мелкие летучие мыши. То и дело пробегали здоровенные пауки с волосатыми полосатыми ногами. Длинный Доля уже наступил на кого-то мягкого. Этот кто-то жалобно пискнул и ушмыгнул, шурша прелыми листьями. Какое-то существо совсем рядом скрипуче произнесло «ку-ку». (Очень возможно, что «ку-ку» произнес Журиг.)
— Смотрите! — в восторге сказал Ветя (а может, Фидя), показывая на стенку. Там висел поеденный плесенью портрет какого-то старика.
— Ну и что? — спросил Журиг.
— Да не портрет! — близнец снял с картины мохнатую черную бабочку величиной с ладонь. — Посмотри, правда хорошенькая? Я назову ее Ленга.
— Гадость, — сказал Журиг.
Оскорбленные близнецы, недолго думая, засунули Ленгу ему за шиворот. Журиг взвыл страшным голосом! Джунгли испуганно зашумели. А Гольга вздрогнул и за это чуть не поколотил Журига…
Долговязый Доля передал нож кому-то из близнецов и сказал:
— Надо изобрести джунглепрорубатель. На лошадином ходу.
— Тогда уж на слоновьем, — отозвался Крижа Крокодил. — Нет, у нас джунгли лучше. Там птицы поют, обезьяны кричат, тигры рычат, крокодилы зевают…
— Только крокодилов тут не хватало… — сказал Журиг. — Вот у нас в Тании раньше тоже было много крокодилов. А потом их комары закусали.
— Комары? Крокодилов? — удивился Крижа Крокодил. — Такую шкуру?
— А, ну это были не просто комары. Это была помесь комара и дятла комары-долбоносики. Облепят крокодила и давай долбать. Так всех и задолбали.
— А людей?
— Нет. Только крокодилами питались…
— Комната, — сказал Гольга. — Зайдем!..

ПАВЕЛ КАЛМЫКОВ
Subscribe

  • Sic transit gloria mundi

    намедни вышел я вечером по окончаньи рабочего дня из метро на станции Тёплый стан - и став столбом в переходе, засмотрелся в зеркальный потолок на…

  • здесь - и ВСЕГДА.

    перспектива, в общем, проста (и где-то жестока): или Вечная Жизнь - или Абсолютная Гибель... И то, и другое - обычно не сразу, а постепенно. Вечной…

  • РЫБАКИ (Нигерия, 1990-е). - VI серия

    МЕТАМОРФОЗА Икенна претерпевал метаморфозу. И с каждым днем коренным образом менялась его жизнь. Он отгородился от всех нас, и хотя мы не могли до…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments