germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

бубонная чума в Марселе. 1720

портовый город - идеальная мишень для эпидемий. - Откуда только не приходят корабли!
Это случилось в веселое время регентства герцога Орлеанского - в эпоху финансовых прожектов (первых "лохотронов" и "пирамид"!), колониальных завоеваний и "свободной любви".
Прибывающие в марсельский порт суда сначала ставили на карантин - неделя на острове Помег, на рейде. Проверка товаров, обработка экипажей и пассажиров дымом ароматических трав... В терапевтическом смысле это мало что давало - но изолировать уже больных и исключить передачу инфекции таким образом было можно.
Но судовладельцы и шкиперы были незаинтересованы в выявлении заразы на борту. - Потеря товара, который в таком случае уничтожался, дополнительный простой, а то и еще чего поубыточней... Заболевания замалчивались, а случаи внезапных смертей в рейсе скрывались - или объясняли бытовыми причинами. Так произошло и с кораблем "Гран Сен-Антуан" Жана-Батиста Шато, который привез чуму: на судне умерли шестеро. А судовой врач дал заключение об отравлении плохой пищей...
"Гран Сен-Антуан" пришел в Марсель 25 мая. 27 умер еще один его матрос (и снова - "не от чумы"!). В июне пошли смерти в городе - а товары со шхуны уже расходились по Провансу вместе с крысами, разносившими вирус.
В июле количество смертей стало уже настолько очевидным, что пришлось принять меры. Местная медицина, как положено, не брала на себя ответственности - приехали врачи из Парижу. Заключение: бубонная чума!!! И понеслось.
Первым делом - эвакуация наиболее востребованных (читай: богатых и влиятельных) членов общества и его структур. Параллельно - изоляция зараженного города от мира.
Марсель был окружен гренадерами. Меж заставами крейсировали кавалерийские патрули. Главным средством парамедицины служили мушкетные и пистолетные пули; гораздо менее желательными мерами для тех, кто их осуществлял - штыки и шпаги. (Люди боялись получить заражение и при таком "опосредованном контакте". - И не совсем без причины боялись: стандартов стерилизации-то не было).
Англия и Голландия прекратили торговлю с Французским королевством. В Швеции сжигались все товары и письма, приходящие со Средиземноморья...
Никаких действенных мер излечения от чумы не было изобретено до начала XX века. Люди не знали настоящей механики этой болезни. Окуривание серой и прочую фигню можно бы не считать ни за что (если б это не помогало хоть держать возможнозаразных на расстоянии).
Вначале эпидемии все случаи заболевания заканчивались смертельным исходом. Появлялся первичный шишак-бубон - следствие поражения вирусом лимфатического узла - и по телу распространялась слабость. Кружилась голова. Затем кровь сворачивалась в жилах, иногда вирус проникал в спинной и головной мозг... - Кровь вскипает и засыхает в жилах заживо, мозги становятся киселем - представьте себе это! От двух до пяти суток. И смерть, которая казалась уже спасением от мук. О которой уже молили Бога.
Запертые в городе марсельцы активно сходили с ума: и здоровые, и больные от безысходности бросались в пьянство и разврат (пир во время чумы - не выдумка литераторов). Трупы с улиц убирали команды каторжников. Каторжники же грабили дома, конкурируя в этом с местной беднотой. Зачастую вместе с мертвецами хоронили еще живых - ну, чтоб дважды невозвращаться. Нехватало продуктов питания: начинался голод. Кто-то еще пытался пробраться за черту карантина - по которой уже высилась каменная стена со стрелковыми постами - ночью, обходя часовых и неустанно пылающие костры "дезинфекции"... Но все яснее и яснее становилось: бесполезно.
Как люди представляли себе болезнь? - Ну, в основном как незримую женщину, приходящую душить человека за его грехи. Молились святым: защитником от чумы считался святой Рох, исцелившийся от нее житель Монпелье (умер в XIV веке в тюрьме родного города: в своем отечестве, известно, пророка нет)...
Надо сказать, что отдельные герои были. Врач Шикуано из Монпелье, земляк святого Роха, приехал в Марсель и без страха боролся за жизнь (по крайней мере - за облегчение мук) заразившихся людей. Духовенство Марселя во главе с архиепископом Бельсенсом выполнило свой долг, не бросив паству перед лицом "черной смерти". Поили бульоном; утешали, исповедовали, причащали. - Они боялись (Бельсенс вспоминал, что однажды упал духом и решил было больше не выходить из дому ни за что). Но преодолевали себя.
Чума поразила и окрестные города Прованса: дошла до Тулона. Все теплое время года крысы размножались, двигались и переносили блох-чумоносцев исправно. Июль, август, сентябрь, октябрь... Вирус начал слабеть, появились случаи выздоровления. В декабре зима положила конец эпидемии. Но отдельные рецидивы продолжались еще на протяжении двух лет...
Население Марселя к началу лета 1720 года насчитывало 90.000 человек. Чума унесла жизни по меньшей мере 40.000 из них. А в Тулоне умерло 20 тысяч из 26.
Думаете, ничего подобного никогда уже не случится?
Ну-ну.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments