germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

Этеокл vs Полиник (древГреция, Беотия, у врат Фив, II тысячелетие до н.э.)

Полиник, который явился отобрать семивратные Фивы у брата, был в львиной шкуре и с головой льва на щите – знаком Фив.
Этеоклу ни к чему была особая символика: он и так был царь Фив. (Правда, отец Эдип велел им править вместе… Но что было, то прошло. К тому же папашино проклятье).
Бой под стенами и на стенах шел уже давно: Семеро Против Фив пришли с Полиником не затем, чтоб сачковать. Но фиванцы кидали камни и били сверху дротиками исправно, держались.
А тут – у седьмых врат – должны теперь сойтись в поединке за город братья.
Полиник сбросил с плеч на руки оруженосца шкуру. – Слишком тяжела, да и парусит: не засупонишь как следует на теле. Но приходилось носить для форса, показывать себя. Семеро против Фив – знатные герои. Один великан Капаней чего стоит – чтоб от такого не отставать, надо быть в суперформе и двигаться в режиме реактивном…
Он смотрел на стену – но ни мать, ни сестра Антигона не вышли смотреть, кому из братьев достанутся Фивы. А кому – мрачные Тартарары…
Этеокл ни на кого не смотрел: ноль внимания, фунт презренья. Выделывается, конечно…
Отроки-щитоносцы разули бойцам ноги: бегать по бездорожью лучше в кожаных крепидах; но на ровной площадке поединка важней держаться босой пятой за землю. Чтоб не скользить.
Полиник пожал руку тестю – аргосскому царю Адрасту (без него он не решился бы на эту авантюру), принял от щитоносца своё копье и на прощанье хватил паренька по плечу так, что тот пошатнулся. (Дешевый понт! – усмехнулся Этеокл, перехватывая поудобнее ремни щита).
Взяв древки на плеча, держа настороже щиты, походили вправо-влево каждый со своей стороны, ощупывая площадку.
Для рукопашной лучше всего песочек. Но почва в Фивах черноземная. – Оно, конечно, полезно в смысле сельского хозяйства…
Имеет также значение солнце: в глаз тебе – или в спину ему? Поэтому исходные бойцов рассчитывали заранее с учетом времени суток и погоды – как в игре в ножички, на круглом кону.
Но всего не просчитаешь.
- Ну, давай! – с ледяным презрением хозяина подначил Этеокл.
- Так держи!!! – с огненной яростью крикнул Полиник. И прыгнул вперед еще раньше, чем крикнул.
Но Этеокл был опытный. Отбил щитом, ширнул копьем. И тоже мимо.
В бою на копьях важно всё. Глазомер – конечно. Сила – однозначно. Скорость – первым делом. Координация, реакция – непременно. Копье можно метнуть – но тогда при промахе останешься без него; если противник неподставился и начеку – то не стоит. Древки копий толсты, как оглобли, двухметровой длины; а вот наконечник может затупиться: надо беречь.
И бить, и отбивать надо с толком: воткнешь в щит – завязнешь; отобьешь неглядя – получишь копье в руку сквозь щит. Лучше отводить плоскостью по касательной.
Удары вниз опасны при промахе: наступят ногой – и ты без копья. Слишком заносить на замахе руку – открыть свою голую подмышку.
На ногах устоять надо уметь в любом случае – хоть бодай бык. Но и подвижным быть, как хорек: тебя прижали – а ты уж за спиной.
И всё это в идеале…
Физически и выучкой они стоили друг друга. Но Этеоклу надо было удержать. Полинику – отнять.
И бились по-разному.
Теснил Полиник, напирал, геройски рисковал в атаках, показывая союзникам-аргосцам себя.
- Алала! – притопывая вритм, беспрестанно ободряли «своего» бойца ушлые аргосцы. – Зевс Гиетий и Гера за Полиника! Алала! Полиник чемпион! Труп, труп (- это про Этеокла превентивно)!
Они ждали победы и добычи, пожаров, золота и новых рабынь.
Фиванцы на укреплениях молчали, сжимая оружие, как судьбу. И только когда отступал Этеокл, вскидывались криком, как птица:
- Аполлон и Афина! Этеокл!
И он старался. Отточенные и мощные атаки брата не достигали цели.
Бойцы уставали. Тяжелее дыхание, медленней маневр, судорожней хватка рук на копье и щите.
Но решимость их не убывала.
Все сильней и сильней становилось теперь презрение Полиника к брату-врагу. Этеокл только оборонялся, выгадывал каждый миг передышки, по-бабски выжидая. Они не показал ни одного по-настоящему опасного удара. Он отступал и кружил. Он не может.
Полиник ступил вперед и быстрым движением занес руку. (А если что - в клинч и мечом!)
Но Этеокл не отступил, как раньше. Змеей метнулось из-под щита его копье: снизу вживот – фессалийский прием. (Что интересно, удобней всего его провести с щитом беотийским: он с перехватом посредине, как раз направляющая для копья. А щит у беотийца Этеокла был беотийский).
…Если боец получает удар, к которому неготов – его лицо становится некрасивым. Я не хотел бы смотреть в тот момент на Полиника. Как его перекосило, как дрожалигубы, нос и брови, словно они из тающего пластилина! Он понял, что удар глубок и его не выдержать; бросил щит зажать рану; потом перехватил копье замахнуться – и сраженный жутким приступом боли, рухнул.
Он корчился на черной фиванской земле – а брат выжидал, чтоб доправить победу без риска. Но тут закричали фиванцы; Этеокл прыгнул, наступив на копье, которое все не выпускал лежащий Полиник, и поставил ногу на грудь брата. А тот, будто ждал этого, дернулся – и стих.
Этеокл всадил свое окровавленное копье в землю впритык к его лицу, но ничего не отразилось на нем. Полиник погружался в «медный сон» смерти.
Аргосцы плюнули и заругались нестройно. Фиванцы закричали победу.
Глубоко вздохнув, царь Фив оперся на древко и скользнул по нему вниз, поменяв пяту на братской груди – на колено. Нужно было снять доспех: этот древний трофей всякой настоящей победы. Где там уже ненужные ему завязки, где застежки?
Он ворочал тело сбоку набок. Без этого, наверное, не случилось бы…
Потревоженный тряской Полиник вынырнул на мгновение из сомкнувшейся над его макушкой реки, окаймляющей загробное царство. – Он, видно, не успел еще хлебнуть из Леты.
Меч подрукой висел удобно. Пальцы сразу нашли рукоять.
Когда нечто чужое вдруг вошло меж ребер, раздвигая-рассекая плоть как у девы на свадебном ложе, - и вклинилось в сердце, останавливая его ход, Этеокл закричал.
Это был крик отчаянный, досадный и уже негромкий. Он неуспел понять всего: просто почувствовал, что все ускользает…
Они лежали, как будто обнявшись. Крови из ран было сначала не так уж и много. - Но вот ее все больше и больше.
Уже не понять, какая чья.
И всю впитывает чернозем.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment