germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

фэйсконтроль от Барнабо Висконти (Италия, XIV век)

мессер Бельтрандо из Имолы посылает послом к мессеру Бернабо некоего нотария; Бернабо, увидев, что он мал и желт, обращается с ним, как тот этого заслуживал
Не так давно, в бытность свою синьором Имолы, мессер Бельтрандо из рода Алидози послал послом к мессеру Бернабо, синьору Милана, некоего нотария; звался этот нотарий (секретарь. - germiones_muzh.) сер Бартоломео Джиральди и был он человечком невзрачным, очень малого роста, темным и желтым, и с такими желтыми глазами, словно у него разлилась желчь. Прибыв туда, где находился синьор, он застал его на лестнице готовым сесть на коня, и конь был там, и слуги уже стояли у стремени. После того как посол этот, каким мы его описали, сделал поклон синьору, мессер Бернабо с самой же первой минуты не то что не поглядевший на него, но все время отворачивавшийся в другую сторону, сказал ему: «Ну, говори, что тебе нужно!»
И в то время, как тот говорил, мессер Бернабо, повернувшись к нему спиной, позвал одного из своих слуг и сказал: «Пойди, оседлай такого-то коня, удлини, на сколько сможешь, стремена и приводи коня сейчас же сюда». (Барнабо Висконти нравом был крут - свою огромную псарню, к примеру, он в принудительном порядке поручал миланским жителям, расселяя борзых по бесплатным "квартирам", а легата римского папы заставил съесть непонравившееся послание на мосту, повелев: "выбирай - есть или пить воду?" - germiones_muzh.)
Слуга быстро ушел и привел коня в том виде, в каком приказал ему синьор. Увидя коня, синьор подозвал к себе слугу и сказал ему: «Когда я скажу вам или сделаю знак, помогите этому послу сесть на коня и не укорачивайте стремян», и как он сказал, так и было сделано. Между тем мессер Бернабо сказал послу: «Мессер посол, садитесь на этого коня и по дороге вы побеседуете со мной».
Сказав это, синьор сел на коня. Увидев это, посол собрался сесть на коня с длинными стременами, но, так как он не мог сделать этого, то был подсажен слугами как ребенок. Синьор ехал быстро; посол, не имея возможности ни примириться с положением, ни укоротить стремена, поспевал как мог. Конь, которого синьор велел привести, шел, все время сердясь и заваливаясь (потому что Джиральди, трясясь без стремян, набивал ему холку. - germiones_muzh.), а мессер Бернабо говорил: «Говорите, что вам нужно. Предоставьте коню идти». А сам только изредка посматривал на посла.
Тот ехал, борясь со своим положением и болтаясь в седле, причем ножки его свешивались до половины чепрака. Все то, что он говорил, он говорил на разные лады, словно какой-нибудь мадригал, в зависимости от получаемых толчков, которых было не мало. А мессер Бернабо чем больше видел, как качается из стороны в сторону посол, тем больше приговаривал: «Продолжай же рассказывать о своих делах - я разберу тебя хорошо».
Коротко говоря, Бернабо протаскал посла таким образом четыре часа, так что тот не раз готов был свалиться на землю и никак не мог подобрать под себя платье или устроиться так, чтобы не то, что ноги, но и ляжки не обнажались. В конце концов, будучи человеком далеко не цветущего здоровья, вернулся он ко двору, откуда они выехали, совершенно растерзанным, еще более желтым и жалким, чем когда-либо. Синьор же, сойдя с коня, сказал, что даст ему ответ, и поднялся в дом.
Когда посол сходил с коня, то зацепился за обе луки (полой одежды - юристы-нотарии ходили в мантиях. - germiones_muzh.) и совершенно повис в воздухе. В то время, как он висел на локоть от земли, конь внезапно повернулся, и он чуть было не свалился. В конце концов, он еле-еле стал на твердую землю. За все время пятнадцатидневного пребывания своего в Милане посол ни разу не смог явиться к синьору, и если и получил все же ответ, то он был передан ему через других. Так он и вернулся к синьору, которым был послан. Узнав от своего жалкого желтого посла о приеме, которого тот был удостоен, он понял, что мессер Бернабо поступил так из-за тощего и печального вида его посланца, напоминавшего скорее иволгу, нежели человека.
Когда кому-нибудь приходится посылать послов, то, выбирая их, следует проявлять больше внимания, чем это делается обычно. Послы должны быть людьми пожилыми и мудрыми, представительной наружности. Иначе тому, кто посылает их, бывает мало чести, а еще меньше тем, кого посылают. Так случилось и с желтым послом, о котором сказано выше.

ФРАНКО САККЕТТИ (1332 - 1400). ТРИСТА НОВЕЛЛ
Subscribe

  • ЭРНСТ ЮНГЕР (1895 - 1998)

    из СЕРДЦА ИСКАТЕЛЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. ФИГУР И КАПРИЧЧО ФОСФОРНАЯ МУХА Гослар около полудня в посадках у горы Штайнберг я рассматривал крупное и…

  • ЭРНСТ ЮНГЕР (1895 - 1998)

    УБЕЖДЕНИЕ (под убеждением Юнгер имеет в виду доинтеллектуальное, интуитивное познание. - germiones_muzh.) Берлин мы должны различать, знаем ли…

  • даосская пилюля бессмертия

    (давненько мы не касались таин Дальнего Востока. Попробуем еще раз - без греха и соблазна)... Кто не слышал о знаменитой китайской пилюле…

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments