germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

сага об Эгиле Одноруком и Асмунде Убийце Берсерков. II серия

...Асмунд сказал:
— Тебе нет равных, Эгиль. Вставай же. Я хочу принять твое предложение и стать твоим побратимом.
— Что меня беспокоит, — сказал на это Эгиль, — так это то, что я обязан тебе жизнью.
— Я  не собираюсь убивать тебя, — отвечал Асмунд, — но хочу, чтобы ты отправился вместе со мной к конунгу.
Тогда их воины подошли к ним и принялись уговаривать их пойти на мировую. Эгиль и Асмунд обменялись рукопожатием и поклялись быть друг другу побратимами, согласно древнему обычаю.

5. Орлиный Клюв
Они собрались в путь и воротились к конунгу Хертрюггу. Асмунд приветствовал конунга, который ласково его принял и спросил, встретился ли тот с Эгилем.
Асмунд отвечал, что так оно и было.
— Я никогда еще не встречал более храброго человека. Он предлагает послужить тебе завместо Рогнвальда, и мы будем вместе оборонять страну.
— Ежели вы оба желаете дать клятву верности и занять место Рогнвальда, то я приму ваше предложение, и на том мы и поладим, — рек конунг.
Асмунд отвечал, что желает этого, затем послали за Эгилем, и на них была возложена ответственность за оборону страны (то есть оба стали ярлами конунга. - germiones_muzh.), так что оба пробыли там всю зиму.
Под Йоль конунг давал пир, и в первый день праздника спросил, не может ли хоть кто-нибудь сказать, что сталось с его дочерьми, но никто ничего не знал. Тогда конунг повторил предложение, уже сделанное им ранее.
Эгиль сказал на это:
— Вот случай для храброго человека разжиться кое-каким богатством.
После Йоля все гости воротились домой.
Вскоре после середины зимы Эгиль и Асмунд нагрузили корабль и набрали команду из двадцати четырех человек. Они поставили человека по имени Виглоги над теми, кто оставался. Эгиль и Асмунд объявили во всеуслышанье, что не вернутся, пока не сыщут дочерей конунга живыми или мертвыми. Затем они вышли в море, хотя и не имели ни малейшего представления о том, куда им следует направиться. Все лето они потратили на прочесывание отдаленных островов, рифов и гор и к осени добрались до Йотунхейма — страны Великанов на севере. Там они подошли на судне вплотную к лесу, волоком перенесли ладью на берег и разбили лагерь.
Побратимы велели своим людям зазимовать в этом месте.
— Мы с Эгилем собираемся разведать этот край, — сказал Асмунд. — А коли не вернемся следующим летом, можете отправляться, куда вам заблагорассудиться.
Они углубились в лес и добывали себе пропитание охотой на дикого зверя и птицу. Но месяцы шли, и однажды они оказались совсем без пищи. В один из дней они вышли к долине, которую пересекала река с низкими, покрытыми травой берегами. Холмы внизу были покрыты лесом, а повыше были скалистыми. Они увидели множество коз и нескольких жирных козлов. Побратимы окружили стадо и поймали одного из жирных самцов, намереваясь забить его. Затем они услыхали крик, доносившийся с вершины склона, все козы разбежались, вырвался и пойманный козел. Они увидали на скалистых вершинах холма чудище, ширина коего превышала высоту. Чудище заговорило пронзительно визгливым голосом и спросило, кто же это осмелился красть одну из коз княгини.
— Кто же ты, о прекрасная, желанная для утех дева? И где земли твоей княгини?
— Зовусь я Кожаный Клюв, — отвечала она. — Я дочь княгини, прозываемой Орлиный Клюв, которая правит Йотунхеймом. Ее чертоги находятся неподалеку, и вам бы лучше пойти встретиться с ней, прежде чем воровать скот.
— Ты совершенно права, — сказал на это Асмунд и дал ей золотое кольцо.
— Я не могу принять его, — отвечала она. — Уверена, мать посчитает это моим постельным даром.
— Не в моих обычаях забирать подарки обратно, — сказал Асмунд, — но мы были бы рады, если бы ты смогла предоставить нам кров.
Кожаный Клюв повела их за собой к дому своей матери, и княгиня спросила дочь, почему она задержалась. Та отвечала, что наткнулась на двух мужчин, которым требуется постой:
— Один из них дал мне золотое кольцо и попросил меня разместить их.
— Почему ты взяла у них золото?
— Я надеялась, что ты сможешь отплатить им за это, — сказала Кожаный Клюв.
— Отчего же ты не пригласила их войти?
— Я не знала, как на это посмотришь.
— Зови их.
Кожаный Клюв побежала к побратимам и сказала:
— Моя мать желает вас видеть. Лучше вам иметь наготове новости, потому как она весьма сведуща во многих вещах.
И они направились повидать старую каргу. Та спросила, как их звать, и они назвали себя. Она все не могла отвести глаз от Эгиля. Побратимы сказали, что не ели целую неделю. Ведьма как раз снимала сливки с молока. У нее было пятьдесят коз, удой каждой из которых равнялся удою коровы, и громадный котел, достаточно вместительный для всего этого молока. У нее также было обширное пшеничное поле, и каждый день она получала с него столько муки, что каша из этой муки заполняла весь котел, и этим они с дочерью питались.
— Кожаный Клюв! — сказала она. — Ты бы лучше сходила принесла хворосту да развела огонь пожарче. Вряд ли мы покажемся слишком гостеприимными, если предложим гостям одну только кашу.
Кожаный Клюв не теряла времени даром, но мать все равно подгоняла ее и велела накрывать на стол уже приготовленную еду. И вот уже на столе появилась дичь и оленина.
Ведьма сказала:
— Не будем же сидеть молча, гостеприимство гостеприимством, однако … Каша еще долго будет готовиться. Итак, Асмунд, расскажи нам свою историю жизни, а затем Эгиль расскажет нам свою. А затем и я займу вас за столом рассказами о своих приключениях. Мне не терпится узнать, какого вы роду-племени и какова цель вашего путешествия.

6. Аран
Асмунд начал свою историю. Жил конунг по имени Оттар, который правил Халогаландом (самый север Норвегии. – germiones_muzh.). Он был женат на Сигрид, дочери ярла Ютландского из Дании. У них был сын по имени Асмунд. Это был красивый высокий юноша, и в свои юные годы он обучался всевозможным искусствам. Когда ему исполнилось двенадцать, его считали лучшим молодцем во всей стране.
У Асмунда было много товарищей. Однажды они отправились покататься верхом по лесу, Асмунд увидел зайца и спустил на него своих псов. Заяц помчался прочь, и гончие не смогли схватить его, но Асмунд не сдавался, и когда лошадь пала в мыле, Асмунд побежал вслед за зайцем вместе с собаками. В конце концов, заяц прыгнул с утеса. Асмунд вернулся было к своей лошади, однако не смог найти ее. Уже стемнело, так что Асмунду пришлось провести ночь в лесу, но поутру стелился такой туман, что он не мог понять, где находится.
Асмунд три дня блуждал по лесу, но затем увидел какого-то человека, который шел в его сторону. Незнакомец был хорош собою, высок ростом, с золотистыми шелковыми волосами, и одет в алый кафтан. Асмунду подумалось, что никогда прежде не доводилось ему видеть столь прекрасного собою человека. Они приветствовали друг друга, и Асмунд спросил незнакомца, как его зовут. Тот отвечал, что звать его Араном и что он сын конунга Татарии Родиана.
— Я в викингском походе, — добавил он. (на морских лошадях, надо думать? Античные мифы знают, кстати, такое животное – «гиппокампа». – germiones_muzh.)
— Сколько тебе зим? — спросил Асмунд.
— Двенадцать, — отвечал Аран.
— Мало найдется тебе равных, — сказал Асмунд.
— Дома не находилось, — молвил Аран, — вот почему я дал священный обет не возвращаться, пока не найду кого-то моего возраста, кто будет мне ровней. Знаешь, я слышал о человеке по имени Асмунд, сыне конунга Халогаланда. Не можешь ли ты рассказать мне о нем? Говорили мне, что между нами много общего.
— Я знаю его очень хорошо, — сказал Асмунд. — Он тот, кто говорит с тобой.
— Это большая удача, — отвечал Аран. — А теперь давай попытаем друг друга.
Асмунд сказал, что он готов.
Они показали владение всеми приемами ловкости, какие были известны молодым людям в то время, но оказались настолько равными в этом деле, что было невозможно решить спор в чью-либо пользу. Затем они перешли к борьбе. Борьба была промеж них нешуточная, но нельзя было сказать, кто из них сильнее. Когда они остановились, то оба были измотаны.
Тогда Аран сказал Асмунду:
— Никогда один из нас не должен испытывать искусство другого с оружием в руках, потому как это закончится смертью обоих. Я желал бы, чтобы мы стали братьями по оружию, и каждый поклялся бы мстить за другого, и мы бы на равных делили добычу, отныне и впредь.
Также их уговор включал условие, что тот, кто переживет другого, соорудит для него погребальный курган, и зароет в нем столько сокровищ, сколько, на его взгляд, туда поместится (тут парни, сдается мне, делят шкуру неубитого пока медведя. – germiones_muzh.). И пережившему товарища полагалось сидеть внутри кургана над покойным три ночи, а затем он мог быть свободен. И тогда оба они надрезали себе вены и смешали кровь, что было равносильно клятве. Аран пригласил Асмунда пойти взглянуть на его корабли, чтобы тот мог видеть их великолепие. Поскольку Асмунд в то время гостил в Ютландии у своего деда, ярла Оттара, то он сделал, как желал того Аран.

7. смерть Арана
Они спустились к месту, где стояла флотилия Арана — десять ладей, все с добрыми воинами на борту. Аран отдал Асмунду половину своих кораблей и людей; Асмунд хотел сначала доплыть до Халагаланда и взять свои корабли с командами, но Аран настоял на том, чтобы сначала они отправились в его страну, а затем оттуда в Халагаланд, так чтобы люди знали, что они не какие-то бедняки. Асмунд сказал, что тот волен поступать, как ему вздумается, и они вышли в море с попутным ветром.
Асмунд спросил, есть ли у конунга Родиана еще дети. Аран отвечал, что у него есть еще один сын и зовется он Херраудом:
— Его мать — дочь хана гуннов. Херрауд — храбрый человек, его любят, и он является наследником гуннского царства. У моего отца имеется два брата, Хрэрек и Сиггейр, оба берсерки, с ними трудно поладить, и люди очень дурного мнения о них. Отец совершенно им доверяет, поскольку они делают все, что он пожелает. Они часто ходят в грабительские походы и привозят конунгу сокровища.
Больше нечего сказать об их путешествии до тех пор, пока не достигли они гавани конунга Родиана, где увидели двенадцать боевых кораблей и две ладьи с драконами на носу, столь великолепные, что никто из них не видел что-либо подобное прежде. Корабли принадлежали двум братьям (о! Дело приобретает всемирный масштаб. – germiones_muzh.), по прозванию Тур-Медведь и Визин, которые приходились сыновьями ярлу Горму. Они убили конунга Родиана, опустошили большую часть страны и нанесли ей полное разорение.
Когда побратимы услыхали об этом, они забили тревогу, и, как только люди поняли, что прибыл Аран, то стали толпами стекаться к нему. Грабители поспешили к своим кораблям, и завязалась битва, битва не на жизнь, а насмерть. Долгое время ни одна из сторон не могла взять вверх. Аран перескочил на корабль Тура-Медведя и принялся так наносить удары направо и налево, что враги на корабле только навзничь падали (- не обязательно все мертвыми: защита падением – древний и неустаревший прием. – germiones_muzh.). Тур-Медведь развернулся, чтобы встретить его, и Аран нанес ему удар по залысине, но его меч не сразил врага: от черепа берсерка отлетели куски, и меч переломился у рукояти. Тур-Медведь нанес ответный удар по щиту Арана и расколол его, тяжело ранив Арана в грудь. На палубе лежал сломанный якорь. Аран схватил его и раскроил им Туру-Медведю голову, а затем сбросил его за борт, и тот опустился на дно морское.
Визин взял на абордаж корабль Асмунда и бросил в того одновременно два копья (то ли с каждой руки - то ли оба с одной? Два штыкножа с одной руки метать можно. - germiones_muzh.). Асмунд попытался отразить одно из них щитом, но копье пробило щит и попало Асмунду в локоть, почти задев кость. Но Асмунд перехватил второе копье налету и метнул обратно прямо в пасть Визину, да так, что вогнал его до середины древка.
Копье вонзилось острием в мачту, пригвоздив мертвого Визина. После этого викинги сдались, и Асмунд убил их всех (во как у нас! – germiones_muzh.) и побросал за борт. Аран и Асмунд направились в город, и люди были счастливы видеть Арана. Их раны осмотрели, а затем Арана провозгласили конунгом. Тогда он объявил о своем уговоре с Асмундом и отдал ему половину того, чем владел.
Меньше, чем месяц спустя после их приезда, Аран внезапно упал замертво, когда входил в свои палаты. Тело обрядили для погребения согласно обычаю. Асмунд воздвиг над Араном курган и подле тела разместил коня вместе с уздой и седлом, а также стяги и оружие, сокола и пса, которые принадлежали покойному. Аран был посажен в кресло в полном воинском облачении.
Асмунд принес в курган другое кресло и расположился в нем после того, как курган был закрыт. В первую ночь Аран встал с кресла, убил сокола и собаку и съел их. Во вторую ночь он опять встал, убил коня и разорвал его на куски; затем он стал рвать плоть коня зубами, и кровь стекала у него изо рта, покуда он ел. Он предложил Асмунду разделить с ним трапезу, но Асмунд ничего не ответил. В третью ночь на Асмунда напала сонливость, и он пришел в себя лишь тогда, когда Аран схватил его за уши и оборвал их.
Асмунд выхватил скрамасакс и снес Арану голову. Затем он развел огонь и сжег Арана, обратив его в пепел. Асмунд направился к канату и был поднят наверх. Затем курган снова закрыли. Асмунд забрал все сокровища из кургана с собой. (- очправильный ход! – germiones_muzh.)...
Subscribe

  • как душат и глотают человека змеи

    большие неядовитые змеи - удавы и питоны - нападают на человека редко. Гораздо реже, чем акулы и крокодилы. - Дело в том, чвто они немогут съесть вас…

  • КРАБЫ НЕ ОВОЩ!

    нет, Грабш и слышать не желал о доме (- ему и в пещере былохорошо. - germiones_muzh.). А чтобы не слушать, взял фонарик и запасной пистолет из шкафа…

  • что даёт сабельнику опыт конного боя

    навыки конной рубки невероятно ценны и в пешем рукопашном бою. - Верхом съезжаются восновном на один миг - и в этот миг надо успеть нанести один…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments