germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

ОРАСИО КИРОГА

СЛЕПАЯ ЛАНЬ

жила-была когда-то олениха, или, вернее лань, у которой родилась двойня, что у ланей случается редко. Сынка съела дикая кошка, и в живых осталась только маленькая дочка. Все лани сильно полюбили ее, и им очень нравилось щекотать ей бока.
Мать заставляла ее каждое утро, на рассвете, повторять оленьи заповеди. В них говорилось:
Надо хорошенько обнюхать листья, прежде чем их есть, потому что некоторые из них ядовитые.
Надо как следует осмотреть реку и немного постоять неподвижно, прежде чем спуститься к водопою, чтобы быть уверенной, что поблизости нет крокодилов.
Каждые полчаса надо высоко подымать голову и нюхать ветер, чтобы почуять запах тигра.
Когда ешь траву, надо все время осматривать ее, чтоб узнать, нет ли тут змей.
Эти заповеди необходимо помнить всем маленьким оленям. И когда маленькая лань выучила их, мать стала пускать ее гулять одну.
И вот как-то под вечер, когда маленькая лань бродила по лесу, поедая нежные листочки, она вдруг увидела перед собой в дупле сгнившего дерева множество каких-то странных, висевших гроздьями шариков. Они были черные, как грифельная доска.
Что бы это могло быть? Лань немножко испугалась, но, так как была большая озорница, боднула странные гроздья и стремглав бросилась бежать.
Обернувшись, она увидела, что шарики лопнули и из них что-то закапало. А еще выползло множество мушек золотистого цвета, с тоненькой талией, которые торопливо и озабоченно забегали туда-сюда.
Лань подошла поближе, и мушки не тронули ее. Тогда осторожно, очень осторожно она попробовала одну из капелек кончиком языка и с удовольствием облизнулась: капельки оказались медом, и притом очень вкусным, потому что шарики темного цветы были не что иное, как соты, принадлежавшие маленьким пчелкам, которые не жалили, потому что у них не было жала. Есть такие.
В две минуты малютка съела весь мед и, не помня себя от радости, побежала к маме — рассказать обо всем. Но мама строго отчитала ее.
— Будь как можно осторожней, дочка, — сказала она. — Мед — очень вкусная вещь, но доставать его из сот очень опасно. Пчелиные гнезда лучше не трогать.
Но маленькая лань радостно кричала:
— Да они не кусаются, мамита! Кусаются только слепни и клещи, а пчелы — нет.
— Ты ошибаешься, дочь моя, — возразила мать. — Сегодня тебе просто повезло. Есть очень нехорошие пчелы и осы. Будь осторожней, дочка, не то я буду очень беспокоиться.
— Хорошо, мама, хорошо! — ответила маленькая лань.
Но на следующий день она с самого утра побежала по тропкам, протоптанным в лесной чаще людьми, думая, что так легче отыщет пчелиные гнезда.
Наконец она нашла одно гнездо. На этот раз пчелы в гнезде были темного цвета с желтой полоской по талии. Они озабоченно сновали поверх гнезда. Само гнездо тоже было другое. Но маленькая лань подумала: «Раз пчелы крупнее, значит, мед вкуснее».
Вспомнила она всё же мамины советы, но решила, что ее мама преувеличивает, потому что оленьи мамы всегда всё преувеличивают. И она с силой боднула гнездо.
Ох, лучше б она не делала этого! Тотчас же тысячи ос вылетели из гнезда, облепили ее и стали кусать ей морду, ноги, все тело. Их жала вонзались в голову, в живот, в хвост — повсюду, повсюду… Но хуже всего было то, что осы жалили ее в глаза. Более десяти ос на ее глаза накинулось.
Маленькая лань, обезумев от боли, с громким криком бросилась бежать и все бежала и бежала, пока наконец не остановилась, ничего вокруг не различая: она ослепла, совсем, совсем ослепла. Веки ее страшно распухли, глаза страшно резало, она ничего не видела. Дрожа от страха и боли, она стояла неподвижно и могла только безутешно всхлипывать:
— Мама!.. Мама!..
Мать, которая уже отправилась на поиски своей дочки, потому что та очень задержалась, наконец отыскала ее и пришла в отчаяние, увидев, что ее малютка ослепла. Она осторожно повела ее домой, и, пока они шли, голова маленькой лани лежала на шее матери, и все звери, попадавшиеся им по дороге, подходили и с грустью смотрели в слепые глаза маленькой лани.
Мать не знала, что делать. Чем вылечить дочь? Но она слышала, что в селенье за лесом живет человек, который умеет лечить и у которого много лекарств. Этот человек был охотник и иногда подстреливал и ланей, но вообще он был очень добрый. (- парадоксально, но факт:). И не такое бывает. – germiones_muzh.)
Мать сначала боялась вести дочь к человеку, который охотится на ланей. Однако отчаяние заставило ее решиться. Но прежде чем отправиться к охотнику, она задумала попросить рекомендательное письмо у муравьеда, который слыл большим другом человека.
И вскоре, оставив маленькую лань в надежном месте, она уже бежала через лес, чудом не попав в лапы ягуару.
Добежав до жилища своего приятеля, она от усталости не могла больше ни шагу сделать.
Этим приятелем, как уже говорилось, был муравьед, но не обычный, а особой породы, муравьед-карлик, ростом с белочку. На нем была желтая шубка, а поверх желтой шубки — черная жилетка с двумя лямками на плечах. Хвост у таких муравьедов очень цепкий, потому что живут они больше на ветках деревьев и любят проводить время вися вниз головой на хвосте.
Почему возникла тесная дружба между муравьедом и охотником? Никто в лесу этого не знал. Подружились, и всё! (- и это случается. – germiones_muzh.)
Итак, бедная мать подбежала к жилищу муравьеда.
Тук-тук-тук… — постучала она, задыхаясь от быстрого бега.
— Кто там? — спросил муравьед.
— Это я, лань!
— Ах, вот как! Чего ты хочешь, лань?
— Я пришла просить вас, не напишете ли записочку охотнику. Моя дочь, маленькая лань, ослепла.
— Ах, маленькая лань? — отозвался муравьед. — Хороший ребенок. Для нее охотно. Только писать ничего не нужно… Покажите охотнику вот это, и он вас примет.
И концом хвоста муравьед протянул лани сухую змеиную голову, совсем сухую, но с сохранившимися ядовитыми зубами.
— Покажите ему это, — повторил отважный маленький охотник за муравьями. — Больше ничего не требуется.
— Спасибо, дорогой муравьед! — сказала лань, очень довольная. — Вы тоже очень хороший!
И она поспешно убежала, потому что была уже глубокая ночь и близилось утро.
Она забежала к себе, захватила дочку, которая не переставала тихонько стонать, и они вместе добрались до селенья, где им пришлось идти очень медленно, прижимаясь к стенам, чтобы собаки не почуяли их.
И вот они уже у двери охотничьей хижины.
Тук-тук-тук! — постучали они.
— Кто там? — раздался из-за двери человеческий голос.
— Это мы, лани!.. Мы принесли змеиную голову.
Мать поторопилась сообщить об этом охотнику, чтобы он знал, что они — приятельницы муравьеда.
— Ах, так. — сказал человек, открывая им. — Что же у вас случилось?
— Мы пришли просить, чтоб вы вылечили мою дочь, маленькую лань, — она ослепла.
И мать рассказала охотнику всю историю с осами.
— Гм!.. Ну, посмотрим, что за болезнь у этой сеньориты, — сказал охотник.
И, вернувшись в хижину, вынес оттуда высокий стульчик и посадил на него маленькую лань так, чтобы он мог, не очень нагибаясь, видеть ее глаза. Он долго рассматривал их через большое круглое стекло, а бедная мама светила ему, повесив фонарь себе на шею.
— Ничего страшного, — сказал наконец охотник, помогая малютке слезть со стула. — Но надо запастись терпеньем. На ночь прикладывайте ей к глазам эту мазь и двадцать дней держите ее в темноте. А потом наденьте ей эти желтые очки, и она вылечится.
— Большое вам спасибо, охотник! — сказала радостно лань. — Как мне вас благодарить?
— Пустяки, — ответил, улыбаясь, охотник. — Только остерегайтесь собак: тут поблизости живет человек, собаки которого специально обучены травить оленей.
Лани очень испугались. На обратном пути они шли осторожно, едва касаясь земли и останавливаясь на каждом шагу. Но, несмотря на это, собаки почуяли их и гнали добрую милю по лесу. Мать и дочь бежали по широкой-широкой просеке, и маленькая лань бежала впереди и громко плакала.
Лечение проводилось, как велел охотник. Но только одна старая лань знала, каких усилий ей стоило удержать свою маленькую дочку в большом дупле старого дерева целых двадцать бесконечных дней. В дупле было темным-темно. Но вот однажды утром мать отодвинула рогами большую кучу веток, которыми прикрывала дупло, чтоб туда не проникал свет, и маленькая лань, в своих желтых очках, выскочила наружу, громко крича:
— Я вижу, мама! Я все вижу!..
А лань, прислонившись головой к какой-то ветке, плакала от радости, видя свою доченьку опять здоровой.
Маленькая лань совсем вылечилась. Но, бодрая, здоровая и довольная, она порою глубоко задумывалась: одна тайная мысль не давала ей покоя. А мысль была вот какая: ей во что бы то ни стало хотелось сделать что-нибудь приятное человеку, который был так добр к ней, а что, она не знала. И это огорчало ее.
Наконец она кое-что придумала. Она долго бродила по берегам озерец, по болотам и заводям и набрала красивый букет из перьев цапель, чтоб подарить охотнику. А охотник, в своем селенье, тоже вспоминал иногда маленькую слепую лань, которую он вылечил.
И вот как-то раз дождливым вечером охотник сидел в своей хижине и читал. Он был в хорошем настроении, так как только что починил соломенную крышу, и она больше не протекала. Вдруг он услышал стук и, открыв дверь, увидел маленькую лань, которая держала в зубах пучок мокрых перьев цапли.
Охотник засмеялся, а маленькая лань, подумав, что охотник смеется над ее жалким подарком, ушла грустная и пристыженная. Тогда она набрала очень больших перьев, совсем сухих и чистых, и через неделю опять пришла к охотнику. И на этот раз охотник, который в тот раз засмеялся от радости, уже не смеялся, боясь обидеть маленькую лань, не понявшую его. Зато он подарил ей туесок, доверху наполненный медом, и малютка приняла его с безумным удовольствием и тут же принялась лизать сладкий мед.
С тех пор охотник и маленькая лань стали большими друзьями. Она все время старалась приносить ему самые красивые перья цапель и часами просиживала в хижине, беседуя с ним. Он же всегда ставил ей на стол муравленую плошку с медом и пододвигал для своей приятельницы высокий стульчик. Иногда он давал ей и сигары, которые лани едят с большим удовольствием и безо всякого вреда для здоровья (- и это правда: многие жвачные любят листья табака. – germiones_muzh.). Так проводили они время, глядя на веселый огонь очага, меж тем как за окном ревел ветер и дождь стучал в соломенную крышу.
Боясь собак, маленькая лань приходила к охотнику только вечером и только в бурю. И когда спускались сумерки и начинал накрапывать дождь, охотник ставил на стол большую плошку с медом и клал возле салфетку, а сам пил кофе и читал, поглядывая на дверь, в ожидании, когда раздастся знакомое «тук-тук» и на пороге появится его маленькая приятельница-лань.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ГУСТАВ МАЙРИНК (1868 - 1932)

    БОЛОНСКИЕ СЛЁЗКИ вы видите того уличного торговца со спутанной бородой? Его зовут Тонио. Сейчас он пойдет к нашему столику. Купите у него…

  • (без темы)

    ...а всёже погремел напоследок пророк Илья! - И то ладно

  • ЛИ ГЮБО (1168 - 1241. кореец)

    ВЕЧЕРОМ В ГОРАХ ВОСПЕВАЮ ЛУНУ В КОЛОДЦЕ В бирюзовом колодце легкая рябь. Бирюзовый утес в стороне. Молодая луна хороша в небесах и в колодезной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments