germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

ЧАО - ПОБЕДИТЕЛЬ ВОЛШЕБНИКОВ. III серия

...в ближайшую пятницу Егор слетал на базарную площадь.
Приземлившись во дворе мечети в час, когда она пустовала, Егор спрятал вертолет под кустом и незаметно выбрался на площадь.
Вокруг стоял невообразимый шум. Сотни великанов, сидя на корточках возле своих товаров, выкрикивали что-то и отчаянно жестикулировали. Огромные животные грозно отфыркивались, поднимая душные вихри.
Конечно, вы поняли, что все это были обычные ослы и лошади и обычные торговцы. Просто Егор был слишком мал.
- Кому воды? Холодной воды! - призывали мальчишки, снуя по базару с узкими глиняными кувшинами.
- Продается ишак, правоверные! Совсем дешево! Договаривайтесь о цене прямо с ним. Сколько раз он прокричит, столько и золотых монет ему цена...
Но ишак кричал без перерыва, и его рев отпугивал покупателей.
- Убирайся со своим гордецом! - гнали голодранца, водившего за собой ишака. - Он возомнил о себе и назначил такую цену, что у самого Магомета не хватит денег, чтобы заплатить за одну его голову.
- Не скупитесь, люди: мой ишак волшебный, он предсказывает будущее...
- Теперь волшебство не в почете, - ворчали зеваки.
- Продаю халат! Шелковый халат отдаю за два червонца.
- С ума сошел! В твоем халате три дыры!
- Чудной человек. Возьми кинжал и сделай в нем столько дыр, сколько захочешь. Но сперва заплати червонец, так и быть...
- Плов, рисовый плов! Кто заплатит двойную цену, одну порцию получит бесплатно.
- Воды! Кому холодной воды?
Тут и там пестрели расшитые золотом ткани. Расписная звонкая посуда из обожженной глины, горы сочных фруктов лежали прямо на земле.
Слепой, сидя на старом коврике, ударял костлявыми пальцами в тугой бубен с медными кольцами и, тряся ветхой бородкой, пел заунывную песню.
Егор обвел взглядом базарную площадь, но подойти к шумной толпе, где его могли затоптать насмерть, не решался.
У мечети, в тени абрикосового дерева, собралась группа оборванцев. Нет преступления, на которое они не согласились бы ради куска хлеба. Но как и что сделать, никто из них не знал.
Они курили трубки из букового корня с длинными тростниковыми мундштуками и слушали подсевшего к ним человека. Его голос показался Егору знакомым. Он подобрался ближе, прячась за камнями, и узнал БенАли-Баба. Тот медленно говорил:
- Воля аллаха, дети мои, нерушима. И да несчетно продлятся дни того, кто сумеет постоять за бога, себя и свой дом.
- А если у меня нет своего дома и я забыл, что такое хлеб, чем продлить свои печальные дни? - спросил юноша-нищий.
- Юноша задал дельный вопрос, поддержал его другой собеседник. - Ответь ему.
- У кинжала два лезвия, - понизив голос, продолжал Бен-Али-Баб. - Одно для того, чтобы добыть себе богатство, а другое - чтобы его охранять...
- Это старый закон... - вставил кто-то из присутствующих.
- Это вечный закон! - вновь повысил голос БенАли-Баб. - У языка тоже две стороны: одна - чтобы славить аллаха, другая - чтобы скрывать правду.
- Мы умеем молчать, - ответил за всех высокий оборванец, прислонившийся к дереву. - Выкладывай: что ты хочешь от нас?
- Кто желает иметь деньги, пусть возьмет оружие, завтра утром пойдет в горы и сделает то, что я прикажу.
- А если нет оружия?
- Я дам его.
- Я согласен! - крикнул юноша-нищий.
- И я! И я! - раздалось несколько голосов.
Бен-Али-Баб внимательно оглядел всех и заговорил так тихо, что Егору пришлось перебежать за другой камень, поближе.
- Солнце освещает только деяния аллаха, поэтому мы должны сделать свое дело в темноте. Есть в горах Чинар-бек. Вы знаете это старое дерево. Завтра перед восходом солнца мимо него по Столетней дороге пройдет караван... Какие-то ученые - ценители сказок - едут к нам, чтобы узнать историю этого города... Но это вас не касается. Ограбите караван, а я вам за это плачу деньги.
Услышав о готовящемся нападении, Егор решил предупредить тех, кого Бен-Али-Баб наметил себе в жертву.
В небе повисла серебристая тучка. Бледная луна спрятала в нее, как в муфту, свои лучи. Еле видная в полумраке серая лента дороги изгибалась между скалами, то сбегая в трещину, то взбираясь на крутой склон.
Скрытый тенью гор, по дороге двигался караван верблюдов. Предрассветный прохладный ветерок посвистывал в кустарнике и уносил в ущелье дорожную пыль. Впереди каравана шел проводник и в длинной песне воспевал все, что видел вокруг.
За поворотом дороги показался Чинар-бек. Под его ветвями могли укрыться сто человек.
Продолжая напевать, проводник вытащил из-за пояса пистолет и оглянулся. Его товарищи сделали то же. Потом проводник набил табаком трубку и зажег спичку. Ярко вспыхнул огонек, осветил его напряженное лицо: видно было, он ожидал чего-то недоброго и зорко осматривался.
Едва он поднес огонь к трубке, как из-за скалы выбежал широкоплечий человек. В руке нападавшего блеснул нож...
Караван остановился. Из засады выскочили бандиты и с воем и криками кинулись к нагруженным верблюдам. Они не знали, что караван сопровождала сильная охрана. Поднялась беспорядочная перестрелка. С первой же минуты стало ясно, что перевес на стороне охраны. Бандиты обратились в бегство.
А рядом летал Егор на своем вертолете. Это он предупредил караван, и ученые успели вызвать охрану.
Егор наблюдал за схваткой и радовался поражению бандитов. Но где Бен-Али-Баб? Неужели ему удалось бежать?
В лучах восходящего солнца Егор увидел роскошно одетого бородача, взбирающегося на холм, где рос Чинар-бек. Вот уже ему удалось взобраться на вершину холма, и он во весь дух побежал к дереву. Конечно же, это Бен-Али-Баб!
Сделав круг и убедившись, что нападение отбито, Егор полетел к Чинар-беку. К его удивлению, Бен-АлиБаба там не оказалось!
Может быть, негодяй спрятался в густых ветвях?
Егор со всех сторон осмотрел дерево: бандита там не было.
Не провалился же он сквозь землю?
Егор пошел на посадку и приземлился у самого ствола. Он хотел во что бы то ни стало выследить бандита.
Отстегнув ремни, Егор вылез из вертолета. Почемуто солнце заметно померкло. Удивленный Егор поднял голову: крепкие ветви чинара сами собой быстро клонились к земле, и вскоре стало темно.
Егор понял, что попал в западню.

Глава четвертая
В ПОИСКАХ ДРУГА
Елочка в отчаянии.
В субботу утром Егор улетел и больше не возвращался, хотя прошло больше суток. Девочка подолгу стояла возле чердачного окошка, она совсем пала духом. И вдруг вспомнила: "Чарус!" Она засмеялась и громко крикнула:
- Чи-чи-чи, прискачи, Чарус, Чарус, Чарус!
В темном углу чердака послышался шорох, и перед Елочкой появилась старая знакомая - белая мышь.
- Здравствуй, Елочка, - поздоровалась она. - Что произошло? Где Егор?
- Я сама не знаю, где он, - ответила девочка. - Может, ты поможешь моему горю? В этой жаркой стране мое волшебство не имеет силы...
И она рассказала, как все случилось.
- Печальные вести...
- Разыщи его, Чарус, ты же все умеешь!
- Увы, Елочка, далеко не так. Мы с тобой одни и можем говорить откровенно... Когда-то очень давно среди мышей - белых и обыкновенных - появилось несколько волшебниц. Они были наделены только одной способностью - исчезать в одном месте и быстро появляться в другом... От этих необыкновенных путешественниц пошли поколения. Вот почему люди иногда удивляются: "Только вывели мышей в доме, а они снова появились! Откуда?.."
- И ты одна из таких путешественниц?
- Да, Елочка. Ну ладно, что ж теперь горевать, надо искать Егора. Садись ко мне на спину.
Елочка взобралась на белую мышь, и они тронулись в путь. Проскользнув на улицу, Чарус незаметно прокралась мимо людей, сидевших у входа в дом, и вдоль арыка направилась к окраине города. Там зеленели деревья, и Елочка, жительница леса, надеялась встретить кого-нибудь из знакомых.
Они не знали, кто сумеет указать им, где Егор, и решили спрашивать всех.
Первой встретилась гусеница Пяденица. Она висела на паутинке, прикрепленной к ветке тутового дерева, и, как заправский акробат, выделывала отчаянные цирковые номера над землей.
- Здравствуй, Пяденица, - сказала Чарус, с уважением смотря на нее.
Пяденица чуть кивнула головой, изогнулась в вопросительный знак, затем - в бублик, выпрямилась, но не ответила.
- Чего же ты молчишь, когда с тобой здороваются? - обиделась Чарус. Это невежливо.
- Я занимаюсь гимнастикой, - пискнула гусеница, - и не хочу нарушать дыхание. За месяц я съедаю пищи в шесть раз больше своего веса, и мне нужно сохранить гибкость...
- Ешь себе на здоровье, сколько хочешь, - сказала Елочка, - только скажи: неужели ты не видела, куда пролетел вертолет?
- И слышала, и видела.
- А в каком направлении? - спросила Чарус.
- Не запомнила. Я же всегда верчусь во все стороны!
- Ну, что ж, - задумчиво произнесла Чарус, - для начала и это хорошо. Я бываю на кораблях и кое-что смыслю в морском деле. У моряков есть восемь основных румбов, то есть курсов: Север, Восток, Юг, Запад и промежуточные. Чтобы наверняка найти Егора, будем придерживаться этих направлений и мы.
- Хорошо, - согласилась Елочка.
- Начнем хоть с юга, как раз в этом направлении есть дорожка...
Скоро им повстречался навозный жук, кативший задними лапками ком навоза.
- О, это существо веселое! - приободрилась Чарус. - Здравствуй, Копр.
- Здравствуй, коль не шутишь, - ответил Копр и, отряхнувшись, сел отдохнуть. - Далеко ли путь держите?
- Ищем Егора, маленького летчика. Не видел ли ты его вертолет?
Копр прошептал про себя новое имя, долго думал, приставив лапку к своему черному лбу, и наконец ответил:
- Нет, не видел. Вон за тем кустом работает Фору с, жук-могильщик, спроси у него.
- Ничего не знаю, - угрюмо ответил Форус на вопрос о Егоре, расправил блестящие крылья и с жужжанием улетел.
- Что же нам делать? - спросила Елочка.
- Поехали теперь на юго-запад, по ходу часовой стрелки, то есть вправо, как поступают моряки. Так... А вот и ящерица Лакерта. Она всегда присматривается и прислушивается ко всему и может знать...
- Увы! - вздохнула Лакерта. - И я ничего не знаю. Ступайте вон к той горе, там живет лиса Вульпекула. Она такая умная, что, наверное, поможет вам.
- Ага, это, значит, на западе? По пути, - обрадовалась Чарус, вильнула хвостом, поблагодарив Лакерту и помчалась к горе.
Лисью нору они отыскали по отвратительному запаху. Из нее выглянула хитрая острая мордочка. Глаза лисы заблестели. Увидев Чарус и Елочку, она невольно облизнулась.
- Не устали ли вы, дорогие гости? - сладким голосом пропела она, выползая наружу. - Я очень гостеприимная и с удовольствием уступлю вам свое жилище. Я недавно закончила ремонт квартиры, натаскала мягкой подстилки... Заходите!
- Чтобы ты нас съела? - насмешливо спросила Чарус.
- Ой, какие вы страшные слова говорите! - с притворным ужасом вскричала Вульпекула. - Я, кроме мух, теперь ничего не ем. Да и то двух штучек мне хватает на весь день.
- Ха-ха-ха! - засмеялась Чарус. - Ты только слушай, Елочка, она такое наговорит...
- Мы не будем заходить к вам, - отказалась Елочка. - Не знаете ли вы, где находится сейчас маленький летчик Егор?
- Егор? - взвизгнула Вульпекула. - Как же, знаю, знаю... Проходите в гостиную, я тотчас же объясню вам...
- Не верьте ей, она вас съест! - раздался из норы приглушенный крик попавшего в плен кролика.
Белая мышь отпрянула и помчалась прочь от жилища разбойницы.
Только добежав до небольшого леса, видневшегося на северо-западе, Чарус перевела дух. Над их головами пролетел воробей и, чирикнув, сел на ближайшее дерево.
- Эй, Пассер, не видел ли ты вертолет летчика Егора? - крикнула Чарус.
Пассер был образованной птицей. Он увлекался поэзией, сочинял недурные стихи, но славился удивительной рассеянностью. Лишь после того как Чарус и Елочка хором повторили свой вопрос, Пассер заметил их, промыл горлышко росинкой с ближайшего листа и ответил звучными стихами:
Пи-р, пи-р, пи-р...
Облетел я целый мир-р-р,
Чик-чирик, чур-р, чур-р-р,
Видел множество фигур-р-р.
Но Егор-р-ра не видал,
О Егор-р-ре не слыхал.
Я сижу на дер-р-реве...

Пассер запнулся, мечтательно закрыл глаза и, щелкая клювиком, принялся подбирать трудную рифму к слову "дереве".
- Ох-ха-ха! Ух-хи-хи! - затрещала сорока, прячась в ветвях. - Вам придется ожидать неделю, пока он продолжит.
- А, Пика! - приветливо кивнула Чарус. - Может, ты нам скажешь, куда улетел Егор?
- Так-так-так, конечно, безусловно, непременно! - затрещала сорока Пика. - Видите: я делаю себе несколько гнезд. В одном буду жить, а другие ложные. Дада-да! Только это под большим секретом. Ник-кому, ник-кому, ник-кому! Ни слова! - трещала она на весь лес.
- Но где Егор? - прервала ее Елочка.
- Все скажу, все скажу! - запрыгала Пика с ветки на ветку. - Вы слышали: Дятел женился на Синице! Но у нее нет ничего, кроме красивого платья, это известно всем! Это знают все! Я думаю, что лучше сороки нет птицы на свете. Я бы не прочь стать женой, но никогда не сознаюсь первая. Пусть Дятел сделает мне предложение, я немедленно соглашусь!
- Да где Егор? - рассердилась Чарус.
- Кто? Егор? Таких женихов у меня нет... Ищите сами! Ищите сами!
- Пошли, - опечалилась Чарус. - От этой пустышки никому нет пользы.
На северной окраине леска Елочка увидела дрозда Турдуса, свивающего себе гнездо. Оно было такое неряшливое и некрасивое, что Елочка невольно усмехнулась.
- Смотри, Чарус, какая безобразная корзина.
Турдус услышал и обиделся.
- Я забочусь только, чтобы стать умным, - возразил он. - Я философ! Мне все равно, в каких условиях я буду жить. Лишь бы я был умнее всех птиц. Я живу тогда, когда думаю, а думать можно где угодно, даже в этой, как ты ее называешь, "корзине". Было бы чем думать! Так-то... - и он постучал концом правого крыла по своему лбу. Елочка досадливо отмахнулась, и Чарус побежала дальше.
Она перескакивала через камни, взбиралась на холмы и снова сбегала в долины, не обращая внимания на усталость, думая только о том, где сейчас Егор.
На северо-востоке Чарус увидела белого Скорпиона, гревшегося на солнце, и направилась к нему.
- Нет, - покачал головой Скорпион, - здесь не пролетал ни один вертолет, я отвечаю за свои слова. Вот что, друзья, послушайтесь моего совета и следуйте на восток. Там живут муравьи, которые знают все на свете. И дорога приятная: кругом песок и солнце. Правда, далеко, но это преодолимо для вас.
К полудню они остановились у края жаркой пустыни. Раскаленный песок жег ноги. Было душно, словно в кочегарке старинного парохода. Лужайки с сочной травой, кустарники и деревья, дарившие тень, остались позади.
Ни одно живое существо не рисковало появиться в пустыне. Даже коренные жители прятались сейчас в норах.
Вокруг тишина, нарушаемая только шуршанием песка и прерывистым дыханием Чарус. Белой мыши досталось сегодня.
Друзья устроили привал.
- У меня не хватит сил для перехода через пустыню, - призналась Чарус.
- Я пойду рядом с тобой, - сказала Елочка, - и тебе будет легче.
Чарус посмотрела на ее забинтованную ногу, с сомнением покачала головой.
Откуда-то сверху донеслась песня, распеваемая тонкими голосами: Пусть ветер несет нас в полете. Чем выше, тем лучше для нас, Ведь храброе сердце пилота Не дрогнет в опасности час!
В легких струях ветра, вися под длинными и узкими куполами серебристых парашютиков, сотканных из прочных паутинок, неслись пауки-пилоты.
Вся эта компания шумно приземлилась неподалеку. Освободившись от парашютов, паучки наперегонки помчались к белому камню, из-под которого зеркальной лентой выбегал прохладный родник.
Утолив жажду, они подошли к Чарус и Елочке и поздоровались.
- Скажите, пожалуйста, кто вы такие? - спросила Елочка у самого старшего пилота.
- Мы аэронавты из отряда Ликос! - гордо пропищал командир, надевая парашют. - Мы пролетели уже двести километров, и еще осталось не меньше. А кто вы?
- Мы ищем маленького летчика Егора, - пояснила Чарус. - Весьма желательно перебраться через эту пустыню, да вот Елочка и я, мы обе устали... Не могли бы вы ей помочь, она ведь такая маленькая... А я налегке и сама справлюсь.
Паучки оживились.
- Мы с удовольствием поможем в поисках летчика, нашего уважаемого коллеги, - сказал командир, обходя Елочку и осматривая ее со всех сторон. - Но она вовсе не маленькая... Если бы ее можно было уменьшить раз в сорок или разобрать и доставить по частям, было бы проще.
- Но я не могу разбираться на части, - огорчилась Елочка.
- Жаль, очень жаль, - сказал командир и стал еще более серьезным.
Паучки собрались на совет, чертили что-то на земле, размахивая лапками, и громко спорили, то есть вели себя, как и все летчики в мире.
Потом командир вышел вперед, встал на голову и выпустил из брюшка тонкую паутинку. Она вытянулась сперва вверх, а потом в сторону пустыни.
- Прекрасно, - удовлетворенно сказал он, опускаясь на ноги и подходя к Чарус. - Ветер попутный, я сейчас определил его направление. Но для Елочки нужен большой парашют, мы уже рассчитали. Придется вам подождать.
Он подал команду, паучки разбежались и заняли камешки и бугорки. По следующему сигналу они встали на головы и, сделав стойки, задрали брюшки к небу, выпуская из себя еле видные паутинные нити.
Воздух, нагретый раскаленной землей, поднимал нити вверх, они сплетались в вышине и постепенно образовали купол парашюта.
Командир руководил этой ответственной работой. Несколько паучков трудились рядом, сплетая для Елочки удобное и прочное сиденье.
Когда все было готово, ветер усилился настолько, что мог свободно нести и большой парашют.
Елочка расположилась на сиденье, и ее крепко привязали к нему паутинками. Потом паучки разошлись по местам и поднялись в воздух.
Командир перекусил острыми челюстями паутиновый канатик, удерживающий Елочкин парашют, а когда он стремительно взвился вверх, пустился за ним вдогонку.
Паучки радовались быстрому попутному ветру и весело распевали свою любимую песню.
Пустыня оказалась меньше, чем предполагала Елочка. Не прошло и часа, как внизу зазеленел лес, и командир отдал приказ идти на посадку.
Тотчас же паучки стали тянуть к себе стропы, отчего парашюты сузились, и высота стала заметно падать. Командир летел рядом с Елочкой, и она, повинуясь его указаниям, сама с успехом проделала эти несложные маневры.
Приземлились они на опушке. Паучки-пилоты распрощались с Елочкой и полетели дальше. Елочка махала им вслед, прислушиваясь к удалявшейся песне.
Когда аэронавты Ликос скрылись в голубом просторе, Елочка громко крикнула:
- Чи-чи-чи, прискочи! Чарус, Чарус, Чарус!
Из-за серого бугра выбежала белая мышь…

ГАЙ ПЕТРОНИЙ АМАТУНИ (1916 - 1982. армянский князь и донской казак, истребитель и летчик гражданской авиации; детский и взрослый писатель)
Subscribe

  • как душат и глотают человека змеи

    большие неядовитые змеи - удавы и питоны - нападают на человека редко. Гораздо реже, чем акулы и крокодилы. - Дело в том, чвто они немогут съесть вас…

  • КРАБЫ НЕ ОВОЩ!

    нет, Грабш и слышать не желал о доме (- ему и в пещере былохорошо. - germiones_muzh.). А чтобы не слушать, взял фонарик и запасной пистолет из шкафа…

  • что даёт сабельнику опыт конного боя

    навыки конной рубки невероятно ценны и в пешем рукопашном бою. - Верхом съезжаются восновном на один миг - и в этот миг надо успеть нанести один…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments