germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

ЧАО - ПОБЕДИТЕЛЬ ВОЛШЕБНИКОВ. II серия

Глава вторая
ГОВОРИТ "СНЕЖИНКА"!
они летели через всю Москву. Над ними мерцали тысячи звезд, а внизу до самого горизонта как бы раскинулось второе ночное небо - так сияла ночная столица.
Гирляндами огней обозначались широкие улицы. По ним скользили темные жучки-автомобили с белыми усиками - лучами фар. Москвичи весело праздновали Новый год.
Вот и Ленинские горы. Университет. Он напоминает сооружение из серого льда и светится сотнями окон. А вот и световая дорожка аэропорта. Сперва красные огни, потом зеленые, потом белые.
Сюда прилетают самолеты всех стран мира. Жители далекой Африки и островов Полинезии. Америки и Австралии стремятся к нам. Отсюда же во все концы света вылетают самолеты Аэрофлота.
На земле - в аэровокзале - тепло и уютно. А на воздушных трассах, да еще ночью, одиноко и сумрачно. Только невидимые радиолучи связывают тех, кто в полете, с теми, кто руководит их движением, то есть диспетчерами.
Ни один самолет или вертолет не должен появляться в воздухе без радиосвязи. И так же, как водители машин на улицах городов соблюдают правила езды, летчики подчиняются своим особым правилам полетов.
Егор включил радиоаппаратуру и, нажав кнопку передатчика, произнес:
- Говорит "Снежинка". Разрешите выйти на южную кавказскую трассу.
- Выход на трассу разрешаем, - ответил ему с земли диспетчер Аэрофлота. - Занимайте эшелон тысячу восемьсот метров и следуйте через Серпухов, Венев и Воронеж.
- Вас понял. Занимаю высоту тысяча восемьсот.
Эшелоном в авиации называется заданная высота полета. Дело в том, что каждому самолету и вертолету дается определенная высота, на которой он должен лететь, чтобы не столкнуться с встречными машинами.
Несмотря на сильный попутный ветер, вертолет летел спокойно, а мотор работал так ровно, что Елочка даже вздремнула на своем сиденье и не просыпалась до самого Воронежа.
По всей южной трассе Аэрофлота знали о полете "Снежинки", и все старались помочь Егору правильно рассчитать курс и о ходе полета докладывали самому министру Гражданской авиации СССР.
Задумывались ли вы, юные читатели, над тем, сколько неожиданностей дарит нам длительный перелет? Ведь погода почти никогда не бывает одинаковой на большом пространстве.
То мрачные горы облаков преграждают вам путь в воздухе, то невидимые вихри стремятся перевернуть машину, как волны на море, то крохотные капли влаги, прилипая к вертолету или самолету, мгновенно превращаются в крепкий, тяжелый лед...
Такие неожиданности появлялись и на пути Егора и Елочки.
Ростов-на-Дону они пролетали в десять часов ночи, и едва под ними показался южный берег Дона, как маленький вертолет вошел в облака и началось обледенение.
Вертолет затрясло как в лихорадке и потянуло к земле. Пришлось увеличить обороты мотора, но машина отяжелела, лететь становилось опасно. Егор пустил в лопасти ротора горячий воздух, и куски льда теперь таяли, с шумом срывались с воздушного винта.
- Мы попали в обледенение, - доложил Егор по радио.
- Немедленно займите две тысячи четыреста метров, - приказал диспетчер.
Небо в ту ночь походило на слоеный пирог: внизу воздух, смешанный с дымом заводов, потом слой облаков, опять воздух, но уже чистый, опять облака, и снова воздух, еще почище.
На новом эшелоне они вырвались из холодных объятий облаков, и обледенение прекратилось. В толпе звезд светила луна, и нашим авиаторам казалось, что они летят теперь над серебристой снежной тундрой.
Высоко над ними пролетел встречный ТУ-104. Гигант торопился в Москву и с каждым часом оставлял за собой тысячу километров звонкого морозного пространства. В лунном небе вился тонкий кудреватый след.
За Ставрополем их полетом руководил диспетчер аэропорта Минеральные Воды.
- Вижу вас на экране радиолокатора, - сказал он. - Осталось сто километров. Займите высоту тысяча двести.
- Понял вас, - ответил Егор и перевел "Снежинку" на планирование.
В районе Минеральных Вод облачность была ниже и спокойнее - ни болтанки, ни обледенения.
- Сейчас вы пролетите над нами, - подсказал диспетчер. - Снижайтесь до шестисот метров.
- Понял вас, занимаю шестьсот.
На высоте шестисот метров показалась земля, и наши авиаторы увидели уснувший город Минеральные Воды. Только на станции, как гусеницы, ползали электропоезда, одинокий паровоз дымил, словно курительная трубка.
- Видите справа от себя гору и на ней мачту телецентра, обозначенную поясами красных огней? - спросил диспетчер Минеральных Вод.
- Вижу...
- Это гора Машук, а у ее подножия - город Пятигорск. Направляйтесь к ней и снижайтесь до двухсот метров.
Егор едва успел занять двести метров, как Елочка радостно воскликнула:
- Вот Каменный Орел! - и указала влево.
Сомнений не было: на длинной Горячей горе, возвышаясь над парком и городом Пятигорском, застыло изваяние Каменного Орла - цель их большого и утомительного перелета.
- Все в порядке, - передал Егор по радио. - Захожу на посадку. Большое спасибо за помощь.
- Пожалуйста, - ответил диспетчер. - Желаем вам попутного ветра и ждем на обратном пути!..
Сделав круг на малой скорости и осветив скалистое подножие Каменного Орла лучами ярких фар, Егор выбрал ровную площадку.
- Сядем? - весело спросил он.
- Сядем, - ответила Елочка.
Вертолет повисел немного над площадкой и осторожно приземлился. Егор с Елочкой сошли на скалу. В нескольких шагах величественно возвышался Орел, погруженный в каменный сон. В лапах его застыла змея. Голова Орла опущена и склонена набок.
Ровно в полночь Егор громко произнес:
Чи-ри-ле, чи-ри-ле,
Ты не спи на скале,
А собратьев встречай,
Из беды выручай.

Каменный покров Орла стал медленно спадать, а на его месте появились перья. Глаза птицы заиграли живым блеском, сильный изогнутый клюв щелкнул трижды.
- Кто осмелился нарушить мой сон? - крикнул он, и в глазах его вспыхнул недобрый огонек.
- Не сердись, великий Орел! - сказал Егор. - Я хочу знать, где находится царь птиц Симург. А почему ты прикован к скале?
Шумно вздохнув. Орел повернулся в сторону двуглавой горы, сверкавшей на горизонте в лучах луны, и ответил:
- Видишь гору? Это Эльбрус, когда-то называли ее Каф-Даг. На большой вершине Каф-Дага в ледяном дворце живет царь птиц Симург. Одним глазом он смотрит в прошедшее, другим - в будущее. Когда Симург мрачен, темные тучи набегают на Каф-Даг, мороз сковывает водопады и потоки, на поля и луга ложится снег, мчатся вьюги, сметая все на пути. Горе птице, если она в такую погоду поднимется в воздух! Но однажды удаль разгорячила мою кровь. Я ударил крыльями о колючие струи ветра и взвился над облаками вместе с этой змеей, собираясь позабавиться ею в вышине. Она хвастала мудростью, а я пожелал превзойти ее мужеством. Но едва мы поднялись над Каф-Дагом, разгневанный Симург глянул на меня - я окаменел и упал на эту скалу, осужденный на вечный сон!..
- Понимаю тебя, великий Орел, - сказал Егор. - У тебя смелое, а значит, и доброе сердце. Помоги мне...
Орел испытующе посмотрел на маленького летчика:
- Я могу убить тебя и твою подругу одним слабым ударом своего клюва.
- Есть ли смысл это делать, великий Орел? - прервал Егор. - Я прилетел к тебе не за смертью. Разве осмелился бы я беспокоить тебя из-за такой мелочи?
- Ты прав, - проворчал Орел. - Я могу служить тебе проводником к Симургу. Но хватит ли у тебя духу?
- Даю тебе в этом слово, - с жаром ответил Егор.
- Дающий слово - силен, исполняющий его - могуч, - сказал Орел. - Ты хотя и маленький, но настойчивый. Будешь лететь со мной рядом.
Егор и Елочка снова привязались ремнями и взлетели. Орел, как кошка с мышью, играл со змеей. Наконец он взмахнул крыльями, оторвался от земли и так быстро стал набирать высоту, что вертолет едва поспевал за ним.
В полумраке на них надвигалась громада Каф-Дага. Черные тучи зловеще клубились внизу, окутывая скалы и ледники. Повалил густой снег.
Слева от вертолета и немного впереди летел Орел. Иногда он поворачивал голову и, как бы желая подбодрить Егора, покачивал крыльями.
За Пятигорском снегопад прекратился, и Егор увидел на вершине Каф-Дага залитый огнями ледяной дворец Симурга. По углам дворца высились четыре узкие башни. На их крышах сидели ледяные птицы с поднятыми ледяными крыльями. Орел помахал крылом и скрылся в глубине ущелья. Егор и Елочка остались одни.
Осмотревшись, Егор приметил у ворот удобную гладкую полосу льда и точно спланировал на нее.
У главного входа бил фонтан широкой, разбегающейся струей. Между серебристыми нитями воды носились, как искры синего света, маленькие птички с блестящим оперением.
Крыша дворца из прозрачного ярко-голубого камня скрывалась в белом, застывшем от мороза облаке.
Двор был выложен тяжелыми гранитными плитами. От ворот до парадного входа постлан синий ковер. Стены дворца покрыты ледяными украшениями.
В воротах Егора остановил филин с круглыми зелеными глазами. Ударами клюва о ледяной гонг он отсчитывал время.
- Куда спешишь? - спросил филин. - Тот, кто торопится, не умеет управлять собой.
- Сейчас не так поздно, чтобы опоздать, но и не так рано, чтобы не спешить, - объяснил Егор.
- Проходи, - сказал филин и ударил в гонг.
Егор глянул на свои часы - они показывали час ночи. Он уверенно миновал ворота и ровным шагом направился по толстому пушистому ковру.
Подойдя к дворцу, Егор увидел большой вход и рядом - два маленьких. Поразмыслив, он прошел внутрь под самым высоким сводом. Перед ним появился ворон. Склонив голову набок, он спросил:
- Зачем ты здесь?
- Я хочу видеть царя птиц, всезнающего Симурга, - ответил Егор.
- У тебя к нему дело?
- Да.
- Ты дерзок, - хлопнул крыльями ворон. - Но умен ли ты? Ответь на три вопроса. Вот первый: какой враг самый опасный?
- Тот, которого плохо знаешь, - сейчас же ответил Егор.
- Верно! Какой ветер самый плохой?
- Для тех, кто летает? На земле - попутный, а в полете - встречный.
- Что ж, и это правда. А что такое смелость?
- Умение в опасную минуту знать, что делать, и суметь сделать! - четко ответил Егор.
- Проходи.
Егор вошел в высокий просторный зал. В глубине его на белом мраморном троне сидел царь птиц Симург. Тело и крылья у него были орлиные, но голова с седой бородой такая же, как у человека. Лоб увенчивала золотая корона с драгоценными камнями. Тонкий длинный нос с горбинкой сильно выдавался вперед.
Вокруг него суетилось несметное количество птиц. Попугаи развлекали его своими остротами. Соловьи ласкали царственный слух нежным переливчатым пением. Скворцы нараспев читали Симургу философские трактаты.
Но Симург ни на кого не обращал внимания. У него было такое скучное лицо, словно он пришел к врачу на уколы.
Закрыв один глаз, он глянул в прошлое и произнес:
- Ты Егор. Я знаю, зачем ты пришел. - Подумав, он посмотрел другим глазом в будущее и продолжал: - Лети в Страну Жаркого Солнца, там живет Мур-Вей. Не бойся: нет беды, у которой не было бы конца.
И, устало прикрыв оба глаза, он умолк.
- Я знаю, где Страна Жаркого Солнца, - сказал Егор. - Но в каком месте мне искать там Мур-Вея?
Симург молчал.
На Егора накинулись сороки.
- Как вы смеете тревожить покой великого Симурга?! - верещали они. Вы не дурак, должны и сами догадаться.
Он уже был у выхода, когда Симург шевельнул крылом и добавил:
- Мур-Вей раньше жил в городе Кахард.
...Обратно они летели без приключений. Когда внизу появилась знакомая вершина Горячей горы, Орел еще был живой. Но только Егор посадил вертолет на площадку, змея изловчилась и ужалила своего мучителя. И прежде чем Егор вымолвил слово, великий Орел вновь окаменел!..

Глава третья
В СТРАНЕ ЖАРКОГО СОЛНЦА
Тысячи километров пролетели Егор и Елочка - через Каспийское море и пустыни, через горный хребет - и достигли наконец Страны Жаркого Солнца.
Вскоре в долине показался Кахард - древний город. Когда-то он считался самым богатым на Востоке, пристанищем мудрецов и волшебников. В центре его находилась базарная площадь и пестрая мечеть с минаретами, иглами, вонзившимися в небо.
Вертолет покружил над городом, и внимание Егора привлек дом под железной крышей, чем-то напоминавшей военную фуражку. Увидев издали чердачное окошко, Егор влетел в него...
В светлом и сухом углу чердака они облюбовали подходящее место и растянули брезентовую палатку.
Каждый день Егор улетал в город, садился на площадях, на глухих улицах и слушал, что говорят люди. Но ни разу никто не упомянул имени Мур-Вея. А время шло.
Странный, доложу я вам, этот город Кахард, не похожий на те, в которых бывали вы, мои юные читатели.
На крутые склоны лесистой горы взобрались просторные улицы верхней части города. Дома здесь хоть и маленькие, да всякий на свой манер, ярких расцветок, с балкончиками и башенками и все в цветах.
Над ущельем и ревущими потоками висят ажурные мосты; в заводях прозрачных плавают золотые рыбки.
Только некому любоваться этой красотой. Еще недавно жили здесь волшебники всего света. Но вдруг они таинственно исчезли...
В нижней части города - в долине на речном берегу - жилища были победнее и улицы узкие. Здесь жили крестьяне, ремесленники, рыбаки.
Однажды, пролетая над Кахардом, заметил Егор рекламный щит с выгоревшей от солнца надписью: "Пользуйтесь воздушным транспортом!" И длинную стрелу рядом, указывающую на запад. Полетел Егор в этом направлении и вскоре увидел воздушный замок, обветшалый и запыленный, с крупными тусклыми буквами: "Аэропорт".
Егор сделал несколько кругов над аэродромом.
В ангарах лежали без дела рассохшиеся летающие сундуки и потрепанные ковры-самолеты, дырявые ступы, старые метлы. На перроне - безлюдно. Круглые часы на аэровокзале остановились, и даже некому их завести.
Залетев в пустой зал ожидания, Егор покружил над диванами и креслами и повис перед "Расписанием рейсов". Из него он узнал, что ковры-самолеты использовались на местных линиях, а летающие сундуки - на дальних, что с жалобами следовало обращаться к начальнику аэропорта Кащею Бессмертному или к начальнику отдела перевозок Соловью-разбойнику.
"В случае задержки рейса, - прочел Егор, - пассажиру выдается скатерть-самобранка, и он может питаться за счет аэропорта".
Волшебники, дети и сочинители сказок пользовались воздушным транспортом Кахарда бесплатно, а все прочие приобретали билеты.
В конце зала Егор заметил справочное бюро, заглянул в овальное окошко и отшатнулся. В тесной каморке скрючившись сидела Баба-Яга и вязала чулок из паутины, которой было вокруг более чем достаточно.
Почуяв человека, она принюхалась длинным крючковатым носом, подняла голову и удивленно произнесла таким глухим голосом, будто говорила в горлышко стеклянной банки:
- Это еще кто? По духу - человек, а по виду - вроде бы наш, волшебник... Откуда будешь?
- Здравствуйте, бабушка! Из России я.
- А-а... Здравствуй. Земляк, значит. Жила я в тех краях, и долгохонько, да вот переселилась. Почти вся нечистая сила тоже здесь обосновалась. Век такой - теряют люди к нам доверие...
- А почему такое запустение здесь?
- Твоя правда, - вздохнула Баба-Яга. - Хворость какая-то напала на волшебников наших, вроде эпидемии, значит... И пошли дела на убыль. А потом тут один бойкий такой, видать басурманин, санаторий открыл - и они все к нему уехали.
- А вы что же, бабушка?
- Оно, конечно, не мешало бы: давно колотье в груди испытываю и ломоту в суставах. Но место у меня не ахти ответственное... Начальник аэропорта прямо сказал: на твоей должности черед на путевку не скоро дойдет. Вяжи, говорит, да за оборудованием присматривай. Порядки тут свои, не мной установленные. Отошли денечки: была я домовладелицей, всеми почитаемой, а нонче и избушки своей лишилась. Трудно в эмиграции... Кабы знала, что примут обратно, запросилась бы.
- А далеко ли будет санаторий ваш, бабушка?
- Тебе-то что?! - насторожилась Баба-Яга. - Это волшебная тайна, не всякому говорить ее положено. Ты, я вижу, при деле, а докучливый...
- Это я так просто, - смутился Егор. - Вижу, что в справочном бюро сидите, и спросил.
- Я только о том справки даю, что и без того всем известно... Не то отбою от клиентов не будет! Я уж эту профессию изучила... А ты где остановился, касатик?
- В доме Бен-Али-Баба.
- У-у-у! - завыла Баба-Яга и застучала об пол костяной ногой. - Прочь, разбойник! Небось из его шайки?.. Пусть он не надеется, обманщик, что ему это все даром пройдет. Пользуется тем, что волшебников сейчас нет, и продает их дома глупым людям, выдавая за свои... Я вот тебя!
Но тут, повинуясь приказу Егора, вертолет вылетел из аэровокзала и, набирая скорость, помчался к городу.
Не много дал Егору этот, столь неожиданно окончившийся разговор, но все же было отчего задуматься.
Одно ясно: не все благополучно в Кахарде и впредь Егору следует вести себя еще более осмотрительно.
Вспомнил он своего "хозяина". Звали его Бен-АлиБаб. Это был высокий мужчина с курчавой бородой. Темные глаза его глядели на всех властно и зло.
Если бы Бен-Али-Баб узнал, что Егор и Елочка нашли приют на чердаке его дома, - наверное, плохо пришлось бы им...
На Востоке день отдыха не воскресенье, а пятница. В ближайшую пятницу Егор слетал на базарную площадь…

ГАЙ ПЕТРОНИЙ АМАТУНИ (1916 - 1982. армянский князь и донской казак, истребитель и летчик гражданской авиации; детский и взрослый писатель)
Subscribe

  • АЛОИЗИЮС БЕРТРАН

    РЕЙТАРЫ и вот однажды Илариона стал искушать дьявол в обличии женщины, которая подала ему кубок вина и цветы. «Жизнеописание…

  • ТОНИНО ГУЭРРА

    ОЖИДАНИЕ он был так влюблён, что не выходил из дома и сидел у самой двери, чтобы сразу же обнять её, как только она позвонит в дверь и скажет, что…

  • на языке древних хеттов

    санава - хороший, благой ханьята - плохой, злой

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments