germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

взрослые и дети (Париж 1950-х)

…Габриель схватил хмыря за воротник, выволок его на лестничную клетку и столкнул вниз, в ниженаходящееся помещение.
Послышался приглушенный удар.
За хмырем последовала и его шляпа. Шума от нее было меньше, несмотря на то, что это был котелок.
- Чудно! - с энтузиазмом воскликнула Зази (- малолетняя племянница Габриеля, приехавшая впервые в Париж прокатиться в метро. – germiones_muzh.), в то время как внизу хмырь собирал себя по частям, водружая на прежнее место усы и темные очки.
- Что будете пить? - спросил Турандот.
- Что-нибудь для поднятия духа, - находчиво ответил хмырь.
- Но таких напитков много.
- Мне все равно что.
Он ушел и сел в глубине зала.
- Чего же мне ему налить? - промямлил Турандот. - Стаканчик ферне-бранка?
- Это в рот взять невозможно, - вмешался Шарль.
- Ты, наверно, никогда и не пробовал. Не такая уж это и гадость, а потом для желудка очень полезно. Ты бы сделал хоть глоточек!
- Ладно, плесни на донышко, - примирительно согласился Шарль. Турандот налил ему щедрой рукой.
Шарль смочил губы, причмокнул пару раз, втянул в себя немного, еще раз втянул, вдумчиво, шевеля губами, распробовал как следует. Сделал глоток, потом еще.
- Ну? - спросил Турандот.
- Не дурно.
- Еще немного?
Турандот снова наполнил его стакан и поставил бутылку на полку. Изрядно пошуровав там, он обнаружил еще кое-что:
- А! Здесь есть кой-чего и покрепче. Настоящая царская водка. (- царская водка вообще-то это адская смесь концентрированных соляной и азотной кислот. - germiones_muzh.)
- Монархии нынче вышли из моды. Мы живем в эпоху демократии.
От такого экскурса во всемирную историю все покатились со смеху.
- Я вижу, вы здесь не скучаете, - прокричал Габриель, влетая в бистро на всех парах. - Не то что я. Ну и история! Налей-ка мне гранатового сиропа, да покрепче, не бухай много воды. Мне нужно поддержать свои силы. Если бы вы знали, что со мной сейчас было.
- Потом расскажешь, - сказал Турандот, озираясь.
- Привет тебе! - сказал Габриель Шарлю. - Пообедаешь с нами?
- Так мы же уже договорились.
- Я тебе просто напоминаю.
- Да мне не надо напоминать! Я не забыл.
- Тогда, считай, что я просто подтвердил приглашение.
- А чего его подтверждать, раз мы уже договорились.
- Значит, ты просто обедаешь с нами, и все, - заключил Габриель, который хотел, чтобы последнее слово осталось за ним.
- Болтай, болтай, вот все, на что ты годен, - произнес Зеленуда (- это попугай хозяина бистро Турандота. – germiones_muzh.).
- Пей же наконец! - сказал Турандот Габриелю. Габриель последовал его совету. Вздохнул.
- Ну и история! Вы видели, как Зази вернулась в сопровождении какого-то хмыря?
- Мда, - сдержанно продадакали Турандот и Мадо Ножка-Крошка.
- Я пришел позже, - сказал Шарль.
- А как он выходил, вы тоже видели?
- Знаешь, - сказал Турандот. - Я не успел его как следует рассмотреть, поэтому вряд ли смог бы его узнать, но не он ли сидит за твоей спиной в глубине зала?
Габриель оглянулся. Хмырь действительно сидел там на стуле, терпеливо ожидая поднимающего дух напитка.
- Боже! - сказал Турандот. - Простите меня, я о вас совсем забыл.
- Пустяки,- вежливо вымолвил хмырь.
- Как бы вы отнеслись к ферне-бранка?
- С удовольствием последовал бы вашему совету.
В этот момент позеленевший Габриель вяло сполз на пол.
- Итак, два ферне-бранка, - сказал Шарль, подхватывая на лету своего друга.
- Два ферне-бранка, два, - машинально повторил Турандот.
Из-за этих событий он совсем разнервничался. Руки его дрожали, и ему никак не удавалось наполнить стаканы. Вокруг них то здесь, то там образовывались коричневые лужицы, которые при помощи своих псевдоножек разбегались в разные стороны и пачкали уже не цинковую, а деревянную (со времен оккупации) стойку.
"Давайте лучше я",- сказала Мадо Ножка-Крошка, вырывая из рук взволнованного хозяина бутылку.
Турандот вытер пот со лба. Хмырь мирно высосал наконец-то поданный ему тонизирующий напиток. Зажав Габриелю нос, Шарль залил ему в рот немного гранатового сиропа. Несколько капель вытекло из уголков рта. Габриель встряхнулся.
- Ах ты недоносок! - с нежностью сказал ему Шарль.
- Слабак, - сказал взбодрившийся хмырь.
- Не нужно так говорить, - вмешался Турандот. - Во время войны он доказал, на что способен.
- А что он такого сделал? - небрежно поинтересовался хмырь.
- Он был на принудительных работах в Германии, - ответил владелец кабачка, разливая по кругу новые порции ферне.
- А... - сказал хмырь безразлично.
- Мошт, вы уже забыли, - сказал Турандот. - Все-таки до чего быстро люди забывают! Принудительные работы. В Германии. Что, не помните?
- Это еще не значит, что он - герой, - ответил хмырь.
- А бомбежки? - ответил Турандот. - Вы забыли про бомбежки?
- Ну и что же делал ваш герой во время бомбежек? Хватал снаряды голыми руками, чтобы они не взрывались?
- Плоско шутите, - сказал уже начавший нервничать Шарль.
- Не ссорьтесь, - прошептал Габриель, восстанавливая контакт с окружающей действительностью.
Походкой, слишком нетвердой для того, чтобы называться уверенной, Габриель подошел к столику, за которым сидел хмырь, и грохнулся на стул. Он извлек из кармана небольшую сиреневую простынку и вытер ею лицо, наполняя бистро ароматом лунной амбры и серебристого мускуса.
- Фу, - фукнул хмырь. - Ну и запашок у вашего постельного белья.
- Неужели вы опять будете ко мне цепляться? - страдальчески произнес Габриель. - Это духи от Кристиана Фиора.
- Да ты просто не понимаешь, с кем имеешь дело. Некоторые дикари вовсе не выносят изысков.
- И это изыск? - произнес хмырь. - Вы изыскали наши изыски на говноочистительной изыскарне, вот что.
- Вы угадали, - радостно произнес Габриель. - Говорят, что в духи самых лучших марок добавляют для запаха немного этой субстанции.
- И в одеколоны тоже? - с робостью спросил Турандот, приближаясь к этому столь изысканному обществу.
- Какой же ты осел! - сказал Шарль. - Ты что, не видишь, что Габриель как какую глупость услышит, тут же повторяет, даже не удосужившись понять, о чем идет речь.
- Действительно, чтобы повторить, нужно как минимум услышать, - парировал Габриель. - А что, тебе когда-нибудь удавалось щегольнуть глупостью собственного изобретения?
- Ну это уже чересчур, - сказал хмырь.
- Что чересчур? - спросил Шарль. Хмырь не дрогнул.
- Вы что, никогда глупостей не говорили? - спросил он ехидно.
- Он их приберегает лично для себя, - сказал Шарль двум другим участникам беседы. - Больно важный! Типичный выпендряла.
- Что-то я совсем запутался, - вмешался Турандот.
- А о чем мы говорили? - спросил Габриель.
- Я тебе сказал, что ты не в состоянии сам придумать все изрыгаемые тобою глупости, - ответил Шарль.
- А что я такого изрог?
- Уже не помню. Ты их сотнями изрыгаешь!
- В таком случае тебе должно быть совсем не трудно назвать мне хотя бы одну.
- Предоставляю вас вашей дискуссии, - произнес Турандот, окончательно потерявший нить рассуждения. - Мне нужно обслуживать клиентов. Народ валит.
Полуденные обедатели стремительно прибывали, некоторые со своими обедами в солдатских котелках. То и дело раздавался голос Зеленуды с его вечным "Болтай, болтай, вот все, на что ты годен".
- Так вот, - задумчиво произнес Габриель, - о чем, бишь, мы там говорили?
- Ни-а-чем,- ответил хмырь. - Ни-а-чем.
Габриель с отвращением посмотрел на него.
- Тогда,- ответил Габриель, - не понимаю, какого хрена мне здесь надо?!
- Ты пришел за мной,- сказал Шарль. - Что, забыл? Мы идем к тебе обедать, а потом я повезу малышку на Эйфелеву башню.
- Ладно, пошли.
Габриель поднялся и в сопровождении Шарля удалился, не попрощавшись с хмырем. Хмырь подозвал (жест) Мадо Ножку-Крошку.
- Раз уж я все равно здесь оказался, можно и пообедать,- сказал он.
На лестнице Габриель остановился. Он хотел посоветоваться с Шарлем.
- Тебе не кажется, что я обошелся с ним недостаточно учтиво? Может, стоило и его пригласить на обед?

VII

Обычно Подшаффэ обедал прямо у себя в мастерской. чтобы не упустить клиента, если таковой объявится. Было известно, однако, что в это время дня такого не случалось никогда. Таким образом, обед в мастерской таил в себе двойное преимущество: во-первых, клиент отсутствовал, а во-вторых, благодаря во-первых, Подшаффе мог спокойно заморить червячка. Последний, как правило, безропотно отдавал концы от горячей порции рубленого мяса с картофельным пюре которую приносила Мадо Ножка-Крошка около часу дня, сразу после схлыва нахлыва посетителей.
- А я думал, сегодня будет требуха, - сказал Подшаффэ, наклоняясь за спрятанной в углу бутылкой красного вина.
Мадо Ножка-Крошка только пожала плечами:
- Требуха? Размечтался!
Подшаффэ и сам это прекрасно знал.
- Ну, что там хмырь?
- Доедает. Молчит пока.
- Вопросов не задает?
- Нет.
- А Турандот с ним не разговаривал?
- Нет, робеет.
- Какой-то он нелюбопытный.
- Да любопытный, любопытный! Только не решается.
- Мда.
Подшаффэ приступил к уничтожению своего месива, температура которого тем временем понизилась до разумных пределов.
- Что-нибудь еще принести? - спросила Мадо Ножка-Крошка.- Сыр бри? Камамбер?
- А бри - хороший?
- Не так чтобы очень.
- Тогда этого - того.
Мадо Ножка-Крошка уже направилась было к вы ходу, когда Подшаффе спросил:
- А что он ел?
- То же, что и вы. Нуфточнасти.
И Мадо молниеносно преодолела десять метров, отделявшие мастерскую от "Погребка". Более обстоятельно она ответит потом. Подшаффэ счел поступившую информацию в высшей степени недостаточной. Но создавалось впечатление, что до возвращения Мадо пищи для размышления ему тем не менее хватило. Официантка протянула ему тарелку с тоскливым кусочком сыра.
- Ну что? - спросил Подшаффэ. - Что хмырь?
- Кофе допивает.
- Чего говорит?
- Молчит по-прежнему.
- Хорошо поел? Как у него с аппетитом?
- Нормально. Глотает не жуя.
- А с чего он начал? С большой сардины или салата из помидор?..
Tags: РАЙМОН КЕНО "ЗАЗИ В МЕТРО"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments