germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

друзья Ульриха фон Лихтенштайн (герцогство Австрийское, Штирия. XIII в.)

…в это время, а это произошло 26 августа 1248 [года], со мною случилось неприятные и несправедливые вещи со стороны двух [людей], о чем я хочу поведать; первый из них - это господин по имени Пильгерин фон Карс, который часто служил мне, пользовался моей милостью и в обществе которого я часто радовался в своем доме. Второй звался Вейнольд, он также был искренне мне дорог, будучи огромным мужем, над которым я очень любил подшучивать; его тело было бесформенным, рот наполнен хитрыми речами, а в сердце, видит Бог, таилось коварство.
Это произошло на третий день после Св. Бартоломея, в полдень; я как раз отдыхал после купания, лежа в своей комнате, когда они прибыли из замка Фрауэнбург к моим воротам. Моя прислуга приветствовала их именем Бога, они благовоспитанно поблагодарили, приветливо раскланявшись, после чего Пильгерин произнес:
- Что делает ваш господин?
Мои ответили:
- Господин лег спать.
Он говорит:
- Это от большой лености. Подите, скажите, чтобы он встал, поскольку я желаю говорить с ним.
Мой камердинер пришел ко мне и расказал мне это. Я послушно встал, чтобы пойти и сердечно их принять, одел чулки, льняную рубаху, отороченную мехом куртку и мантию. Я обнял их обоих со словами:
- Приветствую вас, друзья, пожалованные мне Господом!
После этого я взял из за руки и подвел к прекрасной лавке под балдахином. С присущей мне любезностью я приказал принести им попить и спросил, не хотят ли они чего-нибудь съесть.
- Спрашивает тот, кто ничего не хочет дать, - ответил господин Пильгерин.
Нам принесли блюдо, медовуху и вино, мы ели и радовались.
Тут господин Пильгерин завел такую речь:
- Господин, не хотите ли вы поохотиться сегодня к ночи с соколом?
- Нет, на этот раз я хочу отдохнуть после купания.
Тогда сей неверный муж говорит:
- Давайте поохотимся с соколом, ради меня, я буду вам обязан за это.
Мои принесли двух ястребов-перепелятников, думая, что мы действительно поедем на охоту. После этого я произнес:
- Ну вот, вперед пустим сокольничего, а сам я немедленно поскачу с вами.
Я объявил своим людям, чтобы они выводили лошадей в поле и готовились к соколиной охоте. Таким образом я отослал от себя почти всех своих, оставив лишь очень немногих. Этих господин Пильгерин также всех отослал прочь, под разными предлогами, одного туда, другого сюда. Когда я остался один, он махнул своим людям, двое из которых тут же подошли к моей башне. В этот миг Вейнольд и господин Пильгерин вскочили, обнажили кинжалы и вдвоем напали на меня, нанеся мне кинжалами три раны. Господин Пильгерин намотал мне жилет и мантию вокруг шеи и втащил меня в мою башню. (Ульрих фон Лихтенштайн был известный турнирный боец – но при нежданном нападении человека легко нейтрализовать ножевыми уколами в бедро и в плечо с проворотом. Боевыми подвигами Лихтенштайн был знаменит гораздо меньше, чем спортивными; а спортсмен в обычной жизни часто оказывается «неготов». – germiones_muzh.)
Я громко взмолился:
- О! Мне больно! О! Мне больно! Что я вам сделал? Ради Бога, оставьте мне мою жизнь!
Слуги (кнехты) этих двух мужчин проникли через ворота в мой дом, где их заметили мои люди. В этот момент моя жена побежала ко мне с криком:
- О! Зачем вы причиняете ему боль?!
Два коварных мужа ответили:
- Если вы, фрау, хотите сохранить свою честь, то немедля ступайте к воротам и прикажите вашим людям уйти прочь от нас. Мы хотим забрать все имущество вашего мужа, в противном случае он живет последний день.
Жена смотрела на меня мокрыми от слез глазами, и я ей сказал:
- Быстро идите прочь и оставьте меня, если вам дорога ваша честь.
Когда она приблизилась с моими детьми к воротам, господин Пильгерин сказал:
- Оставьте-ка нам вашего сына, - после чего, в нарушение всех рыцарских обычаев, взял ребенка из ее рук, проводив остальных к воротам. Таким образом мой сын остался при мне.
Моя жена и мои слуги вынуждены были в горе удалиться и направиться прямиком в Лихтенштайн. (- таким образом, замок был захвачен, а его хозяин остался в нем заложником захватчиков. – germiones_muzh.) Слух быстро распространился по всем окрестностям, и из сотни моих друзей третья часть или даже половина были в полной [боевой] готовности. Мои друзья из замка Юденбург бодро прибыли к замку Фрауэнбург.
Я с горечью наблюдал за этим, поскольку это обрекало меня почти на верную смерть. Поскольку они приблизились к замку, господин Пильгерин поднял меня, вывел на башню и сказал:
- Если вы хотите сохранить свою жизнь, то велите своим людям немедленно уехать.
Он обвязал веревку вокруг моей шеи и крикнул:
- Я немедленно повешу вас на башне, прямо на глазах у ваших людей, чтобы у них пропало желание атаковать. Я боюсь их всех не больше выеденного яйца!
Приметив [среди нападавших] одного своего знакомого, я жалобно и громко окликнул его:
- Вы или глупы, или хотите моей смерти? Вы не можете избавить меня от этой большой беды одним лишь своим присутствием. Если вы приблизитесь, меня убьют, а им вы не сможете помешать.
Я угрожал и умолял до тех пор, пока они не уехали обратно, оставив меня в ловушке…

из ИСТОРИИ ЖИЗНИ УЛЬРИХА ФОН ЛИХТЕНШТЕЙНА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments