germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

БОРИС ШЕРГИН (1896 - 1973. последний сказитель Поморья)

СОФИЯ НОВГОРОДСКАЯ

сказанье о Софии «вытвердил по книгам» М. О. Лоушкин (капитан Максим Осипович Лоушкин; считался одним из опытнейших на Ледовитом океане; в 1911 помог выбрать судно для полярной экспедиции Седову. – germiones_muzh.). Со слов Лоушкина вытвердил этот рассказ и я…
По слову Великого Новгорода шли промышленные лодьи во все концы Студеного моря-океана. Лодьи Гостева сына Ивана ушли дальше всех. Гостев оследил нехоженый берег. Тут поставил крест, и избу, и амбары. Учредился промысел, уставился ход лодейный, урочный (- это значит: установился порядок морских рейсов туда – и оттуда; проложили курсы, начертили карты, вычислили погоды и шторма. – germiones_muzh.). Лодьи с промыслом Гостев сам вздымал до Русского берега. В урочные годы допровадит товар и до Новгорода. Отделав дела, пойдет в соборную божницу кланяться божьей мудрости Софии Новгородской (соборный храм Новогорода посвящен Софии – Премудрости Божьей. Ей и молился кормщик. – germiones_muzh.). Да и опять к морю, опять ветры-туманы, паруса да снасти.
Вечно ходит солнце со встока в запад. Гуси и гагары с теплом летят в север, с холодами – в юг.
Тем же обычаем сорок лет мерил Гостев Иван неизмерное море. Сочти этот путь и труд человеческий! (- труд кормщика, хотя и связанный с торговлей, рыболовлей или промыслом морских животных, на девяносто процентов был чистый риск. Своим здоровьем и жизнью. – germiones_muzh.)
Уже честная седина пала в бороду Гостева, и тут прямой его ум исказила поперечная дума: «Берег я прибрал себе самый удаленный, путь туда грубый и долгий. Не сыскать ли промысел поближе, чтобы дорога была покороче…»
В таком смятении ума стоит Гостев у кормила лодейного: «Кому надобны неиссчетные версты моих путеплаваний? Кто сочтет морской путь и морской труд?»
…Перед глазами бескрайное море, волны рядами-грядами. И видит Гостев: у середовой мачты стоит огнезрачная девица. У нее огненные крылья и венец, на ней багряница, истканная молниями. Она что-то считает вслух и счет списывает в золотую книгу.
– Кто ты, о госпожа? – ужаснулся Гостев. – Что ты считаешь и что пишешь?
Девица повернула к Гостеву свое огненное лицо. Ответ ее был как бы говор многих вод:
– Я премудрость божья, София Новгородская. Я считаю версты твоего морского хода. О кормщик! Всякая верста твоих походов счислена, и все пути твоих лодей исчислены и списаны в книгу жизни Великого Новгорода.
– Ежели так, о госпожа, – воскликнул Гостев, – то и дальше дальних берегов пойду и пути лодей моих удвою!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments