germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

ГРИГОРИЙ КИРИЛЛОВ (1906 - 1988. водолаз, участник ВОВ - инструктор ВМФ, препод ремучилища в Москве)

МОРСКОЙ КОТ (рассказ водолаза-эпроновца)

это было на Черном море. Я спустился на затонувший пароход, чтобы осмотреть пробоину. Стою у носовой лебедки и зачарованными глазами смотрю на окружающий меня подводный мир. Кругом все как в сказке. Обросшая зеленью мачта кажется живым растением. За мачтой возвышается мостик, как большой дом, в окнах которого то появляются, то скрываются серебристые рыбы. Косые лучи солнца пронизывают воду, и колыхающиеся у бортов водоросли переливаются золотыми и зелеными огоньками. Долго любовался я этой картиной подводного царства и только тронулся разыскивать пробоину, как слева, из-за мостика, выплыл огромный морской кот.
Приходилось ли вам видеть морского кота? Он похож на большую горбатую сковороду. Спина у него черная, а пузо белое и длинный, упругий, покрытый острыми шипами хвост. Плавает кот плашмя, помахивая плавниками, как крыльями. (- это скат-хвостокол. Особо больших я не видел, но удар его хвоста ядовит и может парализовать. В 2006 г. хвостокол у Большого Барьерного рифа ударом в сердце умертвил натуралиста Стива Ирвина. Копьем с наконечником из шипа морского кота был убит - своим сыном Телегоном - Одиссей. - germiones_muzh.) Я много раз встречался с морским котом. Обыкновенно при встречах кот уходит в сторону, но в этот раз уйти не захотел. Словно черный коршун, лениво помахивая крыльями плавников, медленно поплыл он над бортом парохода, то изгибая, то вытягивая свой вороненый полутораметровый хвост. Какое-то беспокойство зашевелилось во мне. Не то чтобы я испугался, но чувствую, будто ток по телу пошел. Я напружинился и стою, с кота глаз не спускаю. Проплыл он так немного стороной и замер. Не знаю, меня ли заметил или еще кого, но стоит — не шелохнется, только самый конец хвоста нервно дергается в разные стороны. «Не зря, думаю, назвали его котом, у него и повадки кошачьи».
Постоял он так с минуту, потом поворачивается и плывет прямо на меня. «Что он, думаю, хочет делать?» И, признаюсь, по спине, словно капнувшая за воротник вода, медленно к пояснице пополз страх. «Не уйти ли, думаю, от греха, а то, чего доброго, накинется еще». Я уже взялся за сигнальный конец, чтобы дать сигнал, да вспомнил случай, бывший с одним водолазом, и остановился. На того водолаза однажды вот так же напустился морской кот. Водолаз решил уйти от кота, дал сигнал и стал подниматься наверх. А кот, решив, что водолаз удирает, кинулся вдогонку. Оторвавшись от грунта, водолаз стал беспомощным, как вынутая из воды рыба, и кот, играючи, изрезал ему хвостом ноги до самых костей.
«Нет, думаю, уходить нельзя. Кот примет это за трусость и непременно набросится на меня.
Надо выбрать удобный момент и самому атаковать его».
Я встал поплотнее, вынул из чехла нож, приготовился и жду. А кот не плывет, а подкрадывается ко мне, как хищник: взмахнет плавниками и застынет, словно не живой, постоит, подумает, потом снова взмахнет и опять остановится, должно быть, ждет, что я делать буду. А я не шевелюсь, только рукоятку ножа сжимаю до боли в пальцах.
Так раз за разом все ближе да ближе. И до того он в моих глазах разросся, что весь пароход загородил. Ничего не вижу, один кот перед глазами. «Ну подходи же ты, думаю, скорее, какого дьявола измором берешь?» А он, как нарочно, взмахнет раз плавниками и опять ждет…
Придвинулся он так ко мне на вытянутую руку, остановился и разглядывает меня своими прищуренными кошачьими глазами. И до того эти глаза у него пронзительные, так в душу и лезут. Но я креплюсь и тоже рассматриваю, что за гость ко мне подошел. Вижу — зверюга матерый. Возле глаз седина пробилась, а хребет взбугрился, как у старого голодного волка. Черная кожа на нем не гладкая, а вся в мелких пупырышках и, должно быть, от времени наростами покрылась. На левой скуле еще не зажил косой рваный шрам. «Видно, думаю, жизнь он ведет разбойную».
Так и стоим друг против друга, он на меня глядит, я — на него.
— Ты что там делаешь? — спрашивает меня по телефону Соловьев Костя.
— Подожди, — говорю, — Соловей, тут серьезное дело должно получиться.
— А что такое?
Да, понимаешь, подошел ко мне кот и примеривается, как бы поудобнее меня хлестнуть.
— Большой?
— Здоровенный да страшный такой, вся спина мохом обросла.
— А далеко он от тебя?
— Да вот, рукой подать.
— Так чего ж ты думаешь? Нож у тебя с собой?
— Погоди, — говорю, — Костя, пускай поближе подойдет.
Кот шевельнул бархатистым плавником и дугой изогнул зубчатый хвост. Смотрю я на этот хвост-пилу и чувствую, как-то нехорошо мне делается. «Ну как, думаю, этой пилой да по руке или по ноге резанет». Кот снова колыхнулся и так подался вперед, что серые раскосые глаза его перед самым иллюминатором задвигались. Не сводя с кота глаз, я подвел под него руку и взмахом снизу всадил ему нож в пузо. Кот метнулся в сторону и хвостом ожег меня по левой руке. Резкая ноющая боль вошла мне в сердце, и рука окрасилась кровью. Я хотел перетянуть руку ремнем от ножа, чтобы не так шла кровь, но время терять было нельзя. Разъяренный кот, зайдя с левой стороны, снова решительно шел на меня в атаку. Я занес руку с ножом кверху, и, как только черная голова кота метнулась к моей груди, со всей силой ударил его ножом в спину. Кованый водолазный нож по рукоятку вошел в его звериный хребет. Кот взвился винтом кверху, вырвал у меня из руки нож и так с торчащим в спине ножом пошел умирать.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments