germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

1841, брег английского Гонконга. Купцы, капитаны, солдаты, невесты, дети... Каждому - своё.

...капитан (королевского ВМФ. - germiones_muzh.) Глессинг, стоя рядом с Горацио, провожал глазами «Грозовое Облако». В его взгляде сквозила зависть. Корабль являл собой достойный приз, и, поскольку он был первым в этом году кораблем, вернувшимся из Англии с заходом в Калькутту, его трюмы сейчас буквально ломились от опиума (опиум англичане везли в Китай из Индии. - germiones_muzh.). Глессинг тоже мучился вопросом, что означают флажки. И почему на фор-бом-брамселе появился черный квадрат.
– Прекрасный корабль. – заметил Горацио.
– Да, корабль замечательный.
– Даже если это пират? – с иронией спросил Горацио.
– Пиратом его делают владельцы и груз в трюмах. Корабль есть корабль, а это один из самых статных молодцов, когда-либо служивших человеку, – сухо ответил Глессинг. Остроумие Горацио его не позабавило. – Кстати, раз уж речь зашла о кораблях, – сказал он, стараясь, чтобы приглашение не прозвучало нарочито. – Не согласитесь ли вы и мисс Синклер отужинать со мной сегодня? Я бы хотел показать вам свой фрегат.
– Это очень любезно с вашей стороны, Джордж. Я с удовольствием принимаю приглашение. И Мэри, я полагаю, будет в восторге. Она еще ни разу не поднималась на борт фрегата.
Может быть, сегодня, сказал себе Глессинг, мне представится возможность выяснить, как Мэри ко мне относится.
– Я пришлю за вами баркас. Три склянки – последняя полувахта – вас устроят?
– Давайте уж тогда встретимся, когда пробьет восемь склянок, – небрежно заметил Горацио, желая показать, что он знаком с морской терминологией: три склянки в эту вахту означали половину восьмого, тогда как восемь склянок отбивали в восемь часов ровно.
– Очень хорошо, – кивнул Глессинг. – Мисс Синклер будет первой женщиной, которую я принимаю на борту.
Господи, подумал Горацио, а ведь Глессинг, похоже, испытывает к Мэри нечто большее, чем мимолетный интерес.
Ну конечно! Приглашение предназначалось для нее, а вовсе не для меня. Какое нахальство! Как этот напыщенный осел смеет надеяться, что Мэри хоть на секунду может подумать о нем как о возможном спутнике жизни. Или что я позволю ей выйти замуж так рано!
Стук мушкета, упавшего на камни, заставил их обернуться. Один из морских пехотинцев потерял сознание и ничком лежал на берегу.
– Какого дьявола, что с ним такое? – раздраженно спросил Глессинг.
Главный старшина корабельной полиции перевернул молодого солдата.
– Не могу знать, сэр. Это Норден, сэр. Он уже давно как бы не в себе, недель этак несколько. Наверное, у него лихорадка.
– Хорошо, оставьте его, где лежит. Соберите матросов. Морская пехота – к лодкам! Когда все поднимутся на борт, вы вернетесь и заберете его.
– Есть, сэр-р.
Старшина подобрал мушкет Нордена, перебросил его одному из пехотинцев и увел людей к лодкам.
Когда они отошли на достаточное расстояние, Норден, который лишь притворялся, скользнул в тень ближайших валунов и спрятался там. Господи Иисусе, ниспошли мне спасение и обереги, пока я не доберусь до Тай-Пэна, истово молился он. У меня больше никогда не будет такой возможности, как сейчас. Защити меня, благословенный Боже, и помоги добраться до него, прежде чем они вернутся за мной...

Брок стоял на юте своего корабля и смотрел на флажки в подзорную трубу. Шесть месяцев назад ему удалось получить ключ к шифру Струанов, и он смог прочесть первое послание. Теперь он ломал голову над тем, что это еще за «Зенит»? Что может значить эта чертовщина? И что есть такого важного и срочного в договоре с турками, что капитан решился вот так, в открытую, передать это сообщение, пусть даже и зашифрованное, вместо того чтобы тайно доложить о нем Струану, когда тот прибудет на борт? Может быть, они узнали, что я разгадал их шифр? Может быть, они специально подсовывают мне эту информацию, а «Зенит» означает для них, что это сообщение – фальшивка. «Кризис» и «война» должны означать, что цена на чай и шелка поднимется. И, видимо, на хлопок тоже. Наверное, стоит начать скупать и то, и другое, и третье. Если только все это правда. Да, и, возможно, угодить прямо в капкан, который расставил для меня Струан. Где, черт побери, болтается «Седая Ведьма»? На этот раз ее обставили – это никуда не годится. Дьявол забери Горта! Его нерасторопность обошлась мне в тысячу гиней.
Горт был его старшим сыном и капитаном «Седой Ведьмы». Сыном, которым можно было гордиться. Рослый, как отец, такой же суровый и могучий, и вдобавок ко всему превосходный моряк, знавший все тонкости морского дела. Да, такой сын сумеет продолжить начатое тобой, с гордостью думал он, он достоин того, чтобы через год-другой стать Тай-Пэном (торговым лидером в китайском регионе. - germiones_muzh.). Брок молча помолился за безопасность Горта, потом опять стал проклинать его за то, что тот пропустил «Грозовое Облако» вперед.
Он перевел подзорную трубу на берег, туда, где стояли, беседуя, Струан и Робб, и пожалел, что не может слышать их разговора.
– Извините меня, мистер Брок. – Это был Нагрек Тум, капитан «Белой Ведьмы» – крупный, крепко сбитый уроженец острова Мэн с огромными руками и лицом цвета мореного дуба.
– Да, Нагрек?
– По флоту ходят слухи... Я не очень-то им верю, но с другой стороны, кто знает – дыма без огня не бывает. По этим слухам, военный флот вот-вот получит распоряжение положить конец контрабанде опиума. И наши корабли можно будет захватить как пиратские.
– Да, такое не часто услышишь, – презрительно усмехнулся Брок.
– Я поначалу тоже смеялся, мистер Брок. Пока не услышал, что приказ будет оглашен сегодня, когда пробьет четыре склянки. И что Струан уговорил (губернатора Гонконга. - germiones_muzh.) Лонгстаффа предоставить нам отсрочку на шесть дней, чтобы мы могли продать имеющиеся у нас запасы.
– Ты уверен? – Брок едва успел переварить эту поразительную новость, как со стороны трапа послышался шум. На палубу тяжело ступила Элиза Брок, крупная женщина с толстыми руками и силой здорового мужчины. Ее поседевшие волосы были убраны в неплотный пучок на затылке. Следом за нею на палубе показались две их дочери – Элизабет и Тесс.
– Доброе утро, мистер Брок, – приветствовала Лиза своего супруга, твердо встав на палубе и сложив руки на огромной труди. – Прекрасный денек, право слово.
– Где вы были, душа моя? Здравствуй, Тесс. Привет, Лиллибет, милая, – заговорил Тайлер Брок. Он обожал своих дочерей, и это чувство сейчас целиком заполнило его.
Элизабет Брок, шести лет, с коричневыми кудряшками, подбежала к отцу, сделала книксен, едва не упав при этом, потом вскочила к нему на руки и, обняв, крепко прижалась. Он рассмеялся.
– Мы навещали миссис Блэр, – ответила Лиза. – Бедняжка, ей совсем худо.
– Она потеряет младенца?
– С Божьей помощью, нет. Доброе утро, Нагрек.
– Доброе утро, мадам, – поклонился Тум, отводя глаза от Тесс, которая стояла у фальшборта и смотрела в сторону острова. Тесс Брок, высокой девушке с красивой фигурой, которую подчеркивала туго перетянутая по моде того времени талия, было шестнадцать. Слишком резкие черты лица не позволяли назвать ее очаровательной. Но это лицо, говорившее о сильной натуре, все дышало жизнью, и потому ее находили привлекательной. И очень желанной.
– Я распоряжусь насчет еды. – Лиза заметила, как Нагрек смотрел на Тесс. Девочка выросла, подумала она, пора бы ее уже помолвить. Но уж, конечно, не с Нагреком Тумом, клянусь Господом. – Пойдем-ка вниз, Тесс. Сама, сама давай, Лиллибет, – добавила она, когда Элизабет потянулась к ней, просясь на руки.
– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, мамочка. Ну вот пожалуйста-пожалуйста!
– Надо ходить своими ножками, девочка моя. – С этими словами Лиза подхватила крошку огромными ручищами и понесла вниз. Тесс направилась к трапу следом за ней, улыбнувшись отцу и застенчиво кивнув Нагреку.
– Ты уверен насчет Струана и Лонгстаффа? – повторил Брок свой вопрос.
– Да, – ответил Нагрек, с усилием прогоняя образ девушки из разгоряченных воображением мыслей. – Стоит вложить золотую гинею в руку человека, как у него сразу отрастают длинные уши. У меня есть свой человек на флагмане.
– Но Струан никогда на это не согласится. Он просто не сможет. Такой приказ пустит его по миру вместе со всеми нами.
– Ну, как бы там ни было, разговор на эту тему состоялся. Сегодня утром.
– О чем они еще говорили, Нагрек?
– Парень больше ничего не слышал.
– Тогда все это вранье. Опять какой-нибудь дьявольский трюк Струана.
– Да. Но какой?
Брок перебрал в уме несколько вариантов.
– Пошли людей на лорки (китайские суда. - germiones_muzh.). Опиум, весь до последнего ящика, перевезти на берег. Тем временем передай кошелек с двадцатью гинеями нашему человеку на «Китайском Облаке». Скажи ему, получит еще столько же, если разузнает, что за всем этим кроется. Только будь осторожен. Мы не можем себе позволить потерять его.
– Да уж, если Струан его когда-нибудь поймает, пришлет нам его язык в подарок.
– Вместе с головой. Ставлю пятьдесят гиней, что и у Струана есть здесь соглядатай.
– Ставлю сотню, что вы ошибаетесь, – горячо возразил ему Тум. – Я доверяю каждому из своей команды!
– Тогда моли Бога, чтобы я не поймал его живым раньше тебя, Нагрек.

– Но зачем им понадобилось поднимать «Зенит»? – недоумевал Робб (Струан, младший брат Дирка. - germiones_muzh.). – Разумеется, мы и так немедленно прибудем на борт.
– Вот уж не знаю, – пожал плечами Струан (Дирк. Тай-Пэн. - germiones_muzh.). «Зенит» означало: «Владельцу срочно прибыть на борт». Он нахмурясь посмотрел на «Грозовое Облако». Боцман Маккей терпеливо ждал их на пляже, отойдя подальше, чтобы не слышать, о чем они говорят.
– Отправляйся на корабль, Робб. Передай Исааку мои поздравления и скажи, чтобы он немедленно прибыл на берег. Ты проводишь его в долину.
– Зачем?
– Слишком много ушей на борту. Все это может оказаться важным. – Затем он крикнул: – Боцман Маккей!
– Да, слушаю, сэр. – Маккей заторопился к нему.
– Доставьте мистера Струана на «Грозовое Облако». Затем отправляйтесь на мой корабль. Захватите палатку, кровать и мои вещи. Я сегодня ночую на берегу.
– Есть, так точно, сэр-р! Прошу прощения, сэр, – вдруг добавил боцман, переминаясь с ноги на ногу. – Есть тут один парень. Рамсей. Он служит на фрегате Ее Величества «Русалка», это корабль Глессинга. Рамсеи доводятся родственниками нам, Маккеям. Первый помощник отчего-то взъелся на бедолагу. Тридцать плетей вчера и еще больше осталось на завтра. Его силком завербовали в Глазго.
– Ну? – нетерпеливо бросил Струан.
– Я слышал, сэр, – осторожно проговорил боцман, – что он подыскивает укромное место, где ему можно было бы бросить якорь.
– Кровь Христова, вы что, совсем из ума выжили? Мы не берем дезертиров на наши суда. Если мы возьмем на борт хоть одного, зная, кто он такой, у нас могут просто-напросто отобрать корабль – и будут правы!
– Это верно. Только капитан Глессинг вроде бы как ваш друг. Вот я и подумал, может быть, у вас получится выкупить его, – торопливо добавил Маккей. – Мои призовые деньги могли бы помочь, сэр. Он славный парень, и он все равно сбежит с корабля, если впереди не будет просвета.
– Я подумаю об этом.
– Спасибо вам, сэр-р. – Боцман отдал честь и быстро ретировался.
– Робб, если бы ты был Тай-Пэном, что бы ты сделал?
– Люди, завербованные во флот насильно, всегда опасны, и доверять им нельзя, – тут же ответил Робб. – Поэтому я никогда не стал бы его выкупать. И теперь я стал бы присматривать за Маккеем. Возможно, Маккей уже человек Брока и делает все это по его указке. Я бы устроил ему проверку. Выбрал бы посредников – скажем, Маккея как часть такой проверки и кого-нибудь из его врагов – и водил бы Рамсея за нос, ни в коем случае не доверяя его информации.
– Ты рассказал сейчас то, что сделал бы я, – заметил Струан, и глаза его весело блеснули. – А я спрашивал, что стал бы делать ты.
– Я не Тай-Пэн, и это не моя забота. Если бы я им был, я бы все равно не стал тебе ничего говорить. Или, может быть, и сказал бы, а потом сделал все наоборот. Чтобы проверить тебя. – Робб был рад, что время от времени мог ненавидеть своего брата. Это потом только усиливало его любовь к нему.
– Чего ты боишься, Робб?
– На этот вопрос я отвечу тебе через год. – Робб зашагал следом за боцманом.
Некоторое время Струан размышлял о своем брате и о будущем «Благородного Дома», потом он поднял бутылку бренди и двинулся вдоль расщелины в скалах по направлению к долине.
Ряды пирующих коммерсантов редели, некоторые уже шли к своим баркасам. Другие еще продолжали есть и пить; время от времени раздавались взрывы хохота над теми, кто, выписывая ногами восьмерки, пытался станцевать рил.
– Сэр!
Струан остановился и удивленно посмотрел на молодого морского пехотинца:
– Да?
– Мне нужна ваша помощь, сэр. Отчаянно нужна, – проговорил Норден. Его глаза лихорадочно блестели, лицо посерело от волнения.
– Какая помощь? – Струан мрачно поглядывал на штык, висевший у солдата на поясе.
– Я болен. У меня женская болезнь (сифилис. Тогда был практически неизлечим. - germiones_muzh.). Вы можете помочь. Дайте мне лекарство, сэр. Все, что угодно; я сделаю все, что угодно.
– Я не врач, приятель, – ответил Струан, чувствуя, как зашевелились волосы у него на затылке. – Как ты оказался здесь, разве ты не должен быть около своей лодки?
– У вас ведь было то же самое, сэр. Но вы нашли лекарство. Мне нужно только лекарство. Я сделаю все, что угодно. – Голос Нордена стал похож на карканье, на губах заблестели хлопья пены.
– Я никогда не болел этим, парень. – Струан краем глаза заметил, что главный старшина корабельной полиции направился к ним, выкрикнув что-то, что прозвучало как имя. – Тебе лучше вернуться к своей лодке. Тебя ждут.
– Лекарство. Скажите мне, как выздороветь. Я не нищий, я скопил денег, сэр. – Норден вытащил грязную, завязанную узлом тряпку и с гордостью протянул ее Струану; по его лицу катились капли пота. – Я бережлив, здесь у меня... здесь у меня пять полных шиллингов и четыре пенса, сэр. И это все, что у меня есть на свете, сэр, а потом еще есть жалованье, двадцать шиллингов в месяц – я отдам их вам. Вы можете забрать их все, сэр, клянусь благословенным Господом нашим Иисусом Христом, сэр!
– Я никогда не болел женской болезнью, парень. Никогда, – повторил Струан. Сердце его сжалось при воспоминании о детских годах, когда богатством для него были пенни, шиллинги и полушиллинги, а не десятки тысяч серебряных тэйлов. И он вновь пережил неизбывный ужас своей юности – безденежье, безнадежность, бесприютность, голод, холод и раздутые животы детей. Господи милосердный, я могу забыть, как голодал сам, но я не в состоянии забыть детей, их крики и голодный плач, разносимые колючим ветром из выгребной ямы на улице.
– Я сделаю для вас все, понимаете, все, сэр. Вот. Я могу заплатить. Я не хочу ничего получать задаром. Вот, возьмите, сэр.
Старшина быстрым шагом приближался к ним.
– Норден! – зло выкрикнул он. – Клянусь Господом, ты получишь пятьдесят плетей за нарушение строя!
– Тебя зовут Норден?
– Так точно, сэр. Берт Норден. Пожалуйста. Мне ничего не нужно, кроме лекарства. Помогите мне, сэр. Вот. Возьмите деньги. Они все ваши, и я еще достану. Именем Христа заклинаю, помогите мне!
– Норден! – опять прокричал старшина, покраснев от гнева; ему оставалась до них еще сотня шагов. – Немедленно ко мне, ублюдок ты чертов, или ты оглох?!
– Пожалуйста, сэр, – умолял Норден с растущим отчаянием. – Я слышал, вас вылечили язычники (китайцы. - germiones_muzh.). Вы купили лекарство у язычников!
– Значит тебе сказали неправду. Я не знаю ни о каком китайском лекарстве. Лекарства нет. Никакого. Тебе лучше вернуться к своей лодке.
– Да нет же, конечно, лекарство есть! – взвизгнул Норден. Он выхватил штык из ножен. – И вы скажете мне, где достать его, или я распорю вам брюхо!
Старшина, похолодев от ужаса, бросился к ним бегом.
– Норден!
Несколько человек на пляже изумленно обернулись... Купер, Горацио и еще кто-то. Все трое сорвались с места и побежали к ним.
В этот миг в голове Нордена словно оборвалось что-то, и он, мыча и брызжа пеной, ринулся на Струана и яростно полоснул штыком. Но Струан неуловимым движением ушел в сторону и хладнокровно ждал, что тот станет делать дальше, зная, что может убить Нордена в любую минуту.
Нордену показалось, что его со всех сторон окружили дьяволы огромного роста, все на одно лицо, но он никак не может дотянуться ни до одного из них. Он почувствовал, как воздух рванулся у него из легких, берег с размаху врезался ему в лицо, и он словно завис над землей в агонии, но почему-то не ощущая боли. Потом наступила тьма.
Старшина скатился со спины Нордена, и его кулак метнулся вниз еще раз. Он схватил Нордена за мундир, потряс его как тряпичную куклу и опять швырнул на гальку.
– Какой дьявол в него вселился? – пробормотал он, поднимаясь на ноги. Его лицо еще искажала гримаса гнева. – С вами все в порядке, мистер Струан?
– Да.
Подбежал Купер, Горацио и с ними еще несколько торговцев.
– Что случилось?
Струан осторожно перевернул Нордена ногой.
– Несчастный глупец. У него женская болезнь.
– О Господи! – с омерзением воскликнул старшина.
– Лучше отойдите от него, Тай-Пэн, – предупредил Купер. – Если вы вдохнете его запах, можете заразиться.
– Бедняга думал, что у меня тоже когда-то была эта болезнь и что я вылечился. Клянусь крестом Господним, если бы я знал лекарство от этой заразы, я был бы самым богатым человеком на свете.
– Я прикажу заковать эту свинью в железо, мистер Струан, – сказал старшина. – Капитан Глессинг заставит его пожалеть, что он родился на свет.
– Пусть просто принесут лопату, – ответил Струан. – Он мертв...

ДЖЕЙМС КЛАВЕЛЛ «ТАЙ-ПЭН»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments