germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

МАЛЕНЬКИЙ ОБОРВЫШ (Лондон, 1860-е). XVII серия

СЦЕНА БОЛЕЕ СТРАШНАЯ, ЧЕМ ВСЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В ТЕАТРЕ
– воротись! – кричал мне Нед Перкс. – Воротись! Если ты не остановишься и не перестанешь кричать, я сверну тебе шею!
Как я мог остановиться? Я был убежден, что мистер Бельчер убийца, и верил, что Нед Перкс свернет мне шею. Я бежал, едва переводя дух, беспрестанно спотыкаясь и шлепая по жидкой грязи дороги, но всетаки успел несколько раз крикнуть «караул». Вдруг раздался свист мистера Перкса, а затем топот гнедой.
Конечно, на лошади они меня в минуту догонят. Дрожа от страха, я залез в канаву и лег там на живот. В канаве была вода, так что я должен был подпираться локтями, чтобы держать лицо над водой. Густая трава и кусты росли с обеих сторон ее и совершенно закрывали меня.
Через несколько секунд Нед Перкс добежал до того места, где я лежал, и мистер Бельчер нагнал его в повозке.
– Поймали? – тревожно спросил он у Неда.
– Да он не мог далеко убежать, – отвечал он. – Удивительное дело! Что это с ним сделалось?
– Надо его скорей поймать, Нед, – сказал хозяин, – он может выдать нас, он все открыл, смотрите сюда!
Он навел свет фонаря на телегу: верно, показывал Неду разрезанный мною мешок.
– Ах, проклятый мальчишка! – вскричал Нед. – Ну, вы не беспокойтесь, хозяин, я с ним разделаюсь! Погоняйте лошадь, а я побегу, держась за край повозки. Мы его мигом догоним.
К моей невообразимой радости, совет мистера Перкса был принят, и я услышал удаляющийся стук копыт гнедой лошади. Но что же мне было делать?
Если я побегу вперед, я могу их нагнать; если побегу назад к Лондону, они меня скоро нагонят. В недоумении я вылез весь мокрый из канавы и взобрался на дорогу, как вдруг из-за кустов вышел человек и положил мне руку на плечо.
– Что случилось, мальчик? – спросил он. У него был фонарь, и он направил на меня свет. Сам он был высокий мужчина в косматом пальто, в шляпе с широкими полями и с ружьем в руках.
– Отчего у тебя лицо в крови? – продолжал он. – Кто засадил тебя в канаву? Не те ли молодцы в телеге, а?
– Нет, сэр, – дрожащим голосом отвечал я, – я сам залез в канаву. Не выдайте меня им, сэр, они убьют меня, они убийцы.
– Как убийцы? Что такое? – с удивлением спросил лесничий (человек, встретившийся мне, был лесничий). Я рассказал ему, что видел в таинственном мешке.
– Куда же они теперь поехали? – спросил он, видимо, сильно взволнованный моим рассказом.
– Они поехали в погоню за мной, сэр, – отвечал я. – Они скоро вернутся, им надо ехать в Лондон, на улицу Уикзенд, там живет мистер Бельчер, сэр.
– А! Ну, если это правда, мы им приготовим славную встречу!
Лесничий взял меня за руку, перескочил опять через канаву, вошел в небольшую рощу около дороги и несколько раз нетерпеливо свистнул. Минуты через две к нам подошел другой лесничий с двумя огромными собаками. Я должен был повторить ему историю с мешком.
– Ну, они от нас не уйдут! – суровым голосом проговорил он.
Собаки бросились на меня, и одна уже схватила меня за штаны.
– Куш! – прикрикнул на них второй лесничий. – Садись сюда, мальчик! Дюк! Слот! Стерегите его.
Я сел на землю, а обе собаки стали подле меня, и я видел по их глазам, что они не позволят мне сделать ни одного движения.
По дороге раздался стук лошадиных копыт; слышно было, что лошадь гнали во весь дух.
С того места, где я сидел, сквозь ветки кустарников я ясно видел дорогу. Я заметил, что один из лесничих вышел на середину дороги и стал там, где должна была проезжать телега. Шум колес слышался все ближе и ближе, наконец они подъехали совсем близко, и вдруг раздался ружейный выстрел. Я от страха закрыл на минуту глаза, и когда снова открыл их, глазам моим представилась следующая картина. Гнедая взвилась на дыбы, и ее с большим трудом удерживал под уздцы один из лесничих, другой освещал своим фонарем телегу и перепуганных трубочистов.
Нед Перкс размахивал кнутовищем и кричал, грозя размозжить голову человеку, удерживавшему лошадь.
Мистер Бельчер притворялся спокойным.
– Что вам надобно, ребята? – говорил он лесничим. – Если вы разбойники, так с чего же вы вздумали нападать на бедных трубочистов? Убирайтесь-ка без греха, пустите лошадь, не то она может убить вас!
– Именем закона мы вас арестуем! – произнес торжественным голосом лесничий, державший фонарь.
– Арестуете нас? Вот так штука! Да за что же?
– За убийство. У вас в телеге лежит тело убитого человека!
– Все пропало! Бегите, Бельчер! – вскричал Нед и одним прыжком перескочил через край телеги. Мистер Бельчер последовал его примеру, но едва он вступил на землю, как лесничий нанес ему прикладом ружья такой сильный удар по голове, что он упал замертво. Нед Перкс между тем бросился бежать – и прямо в мою сторону. Он, вероятно, наткнулся бы на меня, если бы крик ужаса, вырвавшийся из груди моей, не заставил его остановиться. Тогда он взглянул на меня, и на лице его выразилась злобная радость.
Он поднял большую железную палку, которую захватил с собою с телеги, и готовился нанести мне смертельный удар. Но собаки верно поняли данное им приказание стеречь меня. Прежде чем палка успела опуститься на мою голову, они набросились на Неда, повалили его на землю и крепко держали: одна – за руку, другая – за шейную косынку.
Лесничий, державший лошадь, быстро подбежал к нам и, не говоря ни слова, ловко скрутил Перкса по рукам и ногам.
– Мой готов! – вскричал он затем, подбегая к телеге. – А ты, Том, осмотрел, что тот бедняга? Он в самом деле мертвый?
Том занят был в это время подробным рассматриванием повозки.
– Да, он мертвый! – отвечал Том. – Он, должно быть, умер по крайней мере с неделю назад.
– Как с неделю? Может ли быть? Что за злодеи!
– Злодеи-то – пожалуй, только никак не убийцы, Джо. Они никого не убивали, они только выкапывали мертвые тела. Видишь, у них тут в мешке разные инструменты: буравы, лом, лопаты. Ну, все равно, им и за это славно достанется! Пособи-ка мне уложить их в повозку, мы свезем их в Ильфорд, там их рассудят…
– А что, другой молодец связан? – спросил Джо, слезая с повозки.
– Он, я думаю, еще не очнулся от моего удара. Впрочем, для большей безопасности, конечно, лучше связать и его.
Джо обошел вокруг повозки до того места, где за несколько минут перед тем лежал без чувств мистер Бельчер, и вскрикнул от удивления:
– Да он ушел! Его нет!
Это была правда. Холодный дождь, вероятно, оживил мистера Бельчера, и он бежал, унеся с собой одно из ружей, оставленных лесничим подле повозки.
Преследовать его в темную дождливую ночь было невозможно.
– Нечего делать, свезем хоть одного! – сказал лесничий Том.
Они подняли с земли мистера Перкса, уложили его на дно телеги и сами сели в телегу.
– Позвольте мне лучше бежать рядом с телегой, – попросил я, боясь садиться подле Перкса, смотревшего на меня со страшною злобою.
– Пустяки! Тебе нечего бояться, – отвечал Джо, втаскивая меня в телегу. – Он не посмеет и пальцем тебя тронуть.
Он втащил меня в телегу, ударил кнутом по лошади, и мы поехали в Ильфорд, находившийся от нас на расстоянии двух миль.
Перкс действительно не тронул меня пальцем, но он сделал хуже: он напугал меня до смерти.
– Джим! – крикнул он, едва мы отъехали несколько шагов.
– Не отвечай ему, – посоветовал мне лесничий Том.
– Джим, – продолжал Перкс, – ты слышал, хозяин ушел и ружье с собой захватил. Не знаю, много ли ты наболтал, только больше не болтай!
– Садись сюда, вперед, мальчик, – сказал лесничий Джо, – Тогда тебе не слышно будет, что он говорит.
Я с удовольствием сел подальше от Перкса, но он кричал так громко, что я услышал бы его, если бы находился на другой стороне дороги.
– Джим, – говорил он, – помнишь, что тебе обещал хозяин, если ты когда-нибудь проболтаешься насчет его работы? Он свое слово сдержит, ты в этом будь уверен! Может быть, пройдет неделя, пройдет две, а он все-таки не забудет своего обещания. Ты не надейся, что судья защитит тебя: судья за всем не усмотрит, и хозяин может вмиг сделать с тобой то, что говорил. Ты будешь лежать на постели за сто миль отсюда, дверь будет заперта на замок, труба будет закрыта железными заслонками, и вдруг ты проснешься и увидишь, что он подходит к тебе, подходит, чтобы сделать то, что обещал. Ты это помни, и, смотри, будь осторожней.
Лесничие нарочно громко говорили и стучали ногами по дну повозки, чтобы я не слышал Неда. Но я слышал каждое его слово, и на меня и напал такой ужас, что я чуть не бросился прямо под колеса.
Моим покровителям хорошо было говорить: «Не слушай его, мальчик, он нарочно хочет запугать тебя. Тебе нечего бояться, если ты скажешь всю правду в суде». Они не знали мистера Бельчера, они не знали, чем он грозил мне, если я проболтаюсь, и какой у него был при этом вид. «Тебе нечего бояться!» А кто же защитит меня? Неужели те полицейские, от которых я бегал всю жизнь, вдруг станут моими лучшими друзьями? Да если бы даже это случилось, разве они могут каждую минуту стеречь меня? Во время нашего разговора за ужином мистер Бельчер ясно показал мне, как мало времени нужно на то, чтобы задушить мальчика. Кроме того, когда я узнал, что хозяин вовсе не убийца, во мне явилось сомнение, не глупо ли я сделал, выдав его. Я раскаивался, что заварил эту кашу, и решился последовать совету Неда и болтать как можно меньше, когда меня позовут к судье.
Наутро меня вызвали в приемную комнату полицейского дома.
Все полицейские собрались около меня и все были необыкновенно разговорчивы.
– Ну, мальчик, – ласково сказал полицейский инспектор, – теперь расскажи мне все, что ты знаешь о своем бывшем хозяине. Э, да он, верно, совсем продрог! У него мокрое платье, ему надо переодеться.
– У нас есть подходящее сухое платье, – сказал один полицейский. – Я его сейчас принесу, господин инспектор.
Когда меня переодели и залепили мою шишку пластырем, инспектор велел напоить меня горячим кофе и только тогда приступил к расспросам.
Полицейские внимательно слушали.
– Скажи, мальчик, часто ли твой хозяин ездил на ночную работу? – спросил он.
– Не знаю, сэр, – ответил я, опуская голову.
– Как так не знаешь? Ведь ты же жил с ним под одной кровлей!
– Он никогда не брал меня раньше с собою, сэр. Я спал и ничего не слыхал.
– Мне не нравятся твои ответы, мальчик. Ты должен говорить все, что знаешь. Скажи-ка адрес твоего хозяина.
– Я его забыл, сэр.
– Ну, это уж ты лжешь. Мальчик твоих лет не может забыть адрес дома, в котором прожил столько времени, – рассердился инспектор.
– Честное слово, сэр, я так перепугался вчера ночью, что все вылетело у меня из головы.
– Но ведь ты называл этот адрес вчера ночью лесничему… И какая досада, что тот действительно забыл его, – обратился инспектор к одному из полицейских. – Постарайся припомнить, – повернулся он снова ко мне.
– Я забыл, я ничего не могу вспомнить, – угрюмо повторил я.
– Ну, хорошо, – строго заметил инспектор, – уведите его. Но помни, мальчик, что завтра тебя заставят говорить всю правду.
Я не поверил, а между тем дело вышло так, как он предсказывал…

ДЖЕЙМС ГРИНВУД
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments