germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

ПОБЕГ С КАТОРГИ (Соловки. 1925)

ворота Кемского пересыльного пункта зловеще распахнулись, жадно проглотили очередную партию заключённых и с грохотом захлопнулись. Сюда всю зиму свозили уголовников и "врагов народа", чтобы с навигацией отправить на Соловецкие острова на территорию бывшего монастыря. Не успели вновь прибывшие опустить на землю свои нехитрые вещички, как со всех сторон к ним бросились с палками в руках озлобленные люди. Началась расправа и обыск.
— Как стоишь? В карцер его! И вот этого, ещё и этого! Пусть помнят сукины дети, что они на Соловках! А ну раздевайся! Ах, ты деньги спрятал!
Палки опускались на спины и головы обыскиваемых. Били прибывших такие же заключённые из числа бывших сотрудников ВЧК-ГПУ, которые совершили преступления, злоупотребляя своим служебным положением, и попали сюда за убийства, хищения имущества или денег и здесь занимающие привилегированное положение.
— Порядочные среди вас есть? — громко кричит главный охранник в куртке из нерпы с прикрученным на груди орденом. В руках у него винтовка.
Из строя выходит бывший полковник Генерального штаба (- белый, поэтому - НЕ бывший. Они никогда этого не признавали. - germiones_muzh.). Раздаётся выстрел. Полковник падает на плац, котомка отлетает в сторону. Здешний главный начальник Ногтев стреляет без промаха даже в стельку пьяный. Юркий уголовник привычно уволакивает убитого в сторону.
Среди партии заключённых был бывший капитан (штабротмистр. - Между старлеем и капитаном. - germiones_muzh.) драгунского (Лейб-гвардии. - germiones_muzh.) полка из личной охраны Николая II Юрий Бессонов. Он уже побывал в двадцати пяти советских тюрьмах и концлагерях. Его не раз приговаривали к расстрелу, не раз выводили к стенке, на его глазах убивали сокамерников, но самого пока Бог миловал. Он с нескрываемой ненавистью смотрел на бывших чекистов, и здесь грабивших беззащитных людей.
— Чекисты и сексоты, отходи в сторону!
Из общего строя нового этапа вышли несколько человек. Если их не отделить от общей массы, в жилом бараке их немедленно ночью задушат уголовники. Бессонов попал шагов сто в длину и двадцать в ширину. Несмотря на февральский мороз, дверь в барак была открыта. На нарах в четыре яруса скученно лежали или сидели люди с печальными лицами. Некоторые из них при свете тусклой лампочки били в одежде вшей, другие боролись с клопами.
Последний раз Бессонов бежал из Тобольской тюрьмы, сумел добраться до Петрограда, где был выдан сексотом и приговорён к расстрелу, но приговор был заменён пятью годами концлагеря на Соловках с последующей ссылкой в Нарынский район.
Бывший капитан понимал, что срока нового заключения ему не вынести. На день — четыреста граммов хлеба. Утром — картофелину, в обед — жидкий суп с рыбой, вечером — несколько ложек водянистой каши. Раз в неделю выдают маленький стакан сахарного песка.
После ужина проверка, в барак заносятся параши, после чего выход на территорию лагеря запрещён. Территория обнесена несколькими рядами колючей проволоки.
Концентрационные лагеря для своих граждан на территории России были организованы в 1918 году по Декрету о "красном терроре". Вожди большевиков после убийства Урицкого и ранения Ленина развязали невиданный доселе террор против собственного народа. Без какой-либо вины, без приговоров суда убивались десятки тысяч казаков только потому, что в царское время они участвовали в разгоне демонстраций, православные священники — потому, что являлись "черносотенцами" и не позволяли грабить церкви, бывшие полицейские — потому, что арестовывали революционеров, офицеры — за службу самодержавию. Убивали генералов, членов других политических партий, дворян, судей, прокуроров, рабочих, крестьян. Травили газами детей тамбовских крестьян, топили баржи с арестованными... В Декрете, притом "самым образованным правительством", 5 сентября 1918 года указывалось: "...необходимо обезопасить Советскую Республику от классовых врагов путём изолирования их в концентрационных лагерях..." Понятие классового врага точно сформулировано не было, и власти могли репрессировать любого человека.
Северные лагеря особого назначения (СЛОН) вожди большевиков создали в 1919 году в Архангельской губернии, в Холмогорах и Пертоминске. Сюда направлялись "контрреволюционеры" со всей страны. Заключённые жили в неотапливаемых бараках, когда на улице был мороз до 50 градусов. На завтрак выдавалась картофелина, картофельные очистки в виде супа — на обед и картофелина — на ужин. Заключённые поедали кору на деревьях, съедали домашних животных, мышей, насекомых. Категорически запрещались из дома посылки, письма уничтожались. Умиравших сотнями заключённых не хоронили, а выбрасывали в снег. Местные жители бежали от жуткого трупного запаха.
Формально призванные перевоспитывать "контрреволюционеров" на практике эти лагеря служили местом массового уничтожения лучших людей России. Две тысячи кронштадтских матросов были расстреляны в три дня. В 1921 году четыре тысячи врангелевских солдат погрузили на баржу, которую чекисты потопили в устье Двины. В 1922 году были потоплены несколько старых барж с заключёнными, среди которых были женщины и дети.
Осенью 1922 года большевистские вожди решили в качестве концентрационного лагеря использовать Соловецкий монастырь. Все деревянные здания были сожжены, монахи частично расстреляны, другие направлены в центральную часть России на принудительные работы. Золотые и серебряные оклады икон были выкрадены, сами иконы изрублены на дрова. Колокола сбросили на землю, и они разбились. Куски бронзы увозили на переплавку. Уникальными книгами монастырской библиотеки топили печи.
На Соловки нагнали много иностранцев, которые никак не могли связаться со своими посольствами. Из Литвы в Советскую Россию убежал член оппозиционной партии, был арестован как "шпион в интересах Литвы". В Грузию из Мексики приехал граф Вилле с молодой женой-грузинкой. Не успел он познакомиться с родственниками жены, как был арестован как шпион. Заключённые иностранцы ставились на самые тяжёлые работы. В марте один заключённый финн неожиданно для конвоя перемахнул через стену и бросился бежать по кромке льда в сторону леса. Однако коварный лёд под ним треснул, он оказался в ледяной воде и был схвачен. Финна около часа допрашивали, избивая палками, затем всего окровавленного расстреляли.
Любая попытка побега заключённого из лагеря каралась расстрелом. В марте 1925 года группа зеков под руководством и водительством бывшего капитана Цхиртладзе убила часового и захватила лодку, на которой намеревалась убежать. Пять суток их лодка носилась по штормовому Белому морю и были прибита обратно к Соловецкому берегу. Истощённые беглецы смогли лишь развести костёр и тут же рухнули на землю, забыв об опасности. Чекисты наткнулись на беглецов и бросили боевую гранату в костёр. Четверо заключённых были убиты на месте. Капитану оторвало руку. Его и ещё одного беглеца после жестоких пыток расстреляли.
Эти и другие истории были известны многим узникам Соловков. Юрий Бессонов решил бежать. Он тщательно продумал возможность такого побега, бежать нужно было только за границу. Ближайшая такая страна — Финляндия, но до неё по прямой более 300 километров по болотам, труднопроходимым лесам, нужно переплыть несколько больших озёр, десятки рек. В случае удачного побега из лагеря за ним бросятся в погоню красноармейцы с натренированными собаками-волкодавами. Значит, нужно идти тогда, когда растает снег, земля покроется водой и собаки могут потерять след. Побег осложнялся и тем, что беглец не мог заготовить даже незначительный запас сухарей. Важным для него вопросом было решение: уходить с кровью или без неё. Если с кровью, то товарщии убитых охранников сделают всё, чтобы догнать и уничтожить беглецов... Бежать можно было только группой надёжных сообщников. Он стал подыскивать себе друзей. Боясь попасть на сексота или провокатора, он не торопился заговаривать о своём плане побега. Первым сообщником он выбрал бывшего офицера ингуша Мальгасова, отличавшегося от других заключённых смелостью и непокорностью охранникам. Оказывается, Мальгасов давно вынашивает план побега с поляком Мальбродским, у которого в кусочке мыла был запрятан компас, без которого в полярный день сложно ориентироваться на местности. Теперь заговорщикам нужно было найти человека, который хорошо знает, как выжить в лесу. Они нашли таёжника Сазонова, согласившегося бежать.
Некоторых заключённых под охраной вооружённых красноармейцев выводили на работы за пределами лагеря. Заговорщики решили выйти на такие работы, напасть на охранников и бежать.
18 мая из лагеря направили на заготовку прутьев пятерых заключённых. Мальгасову удалось включить в эту группу участников побега и ещё одного надёжного "контрреволюционера". Они удачно прошли на вахте обыск и под охраной двоих красноармейцев направились в заросли кустарника. По инструкции охранники обязаны были держаться от зеков не ближе десяти метров.
Заключённые без отдыха два часа резали прутья, усыпив бдительность охранников, которые у костров стали позёвывать. Бессонов подал условный знак — поднял воротник, и заключённые бросились на конвоиров. Одного Бессонов и Мальгасов разоружили сразу, второй смог вырваться от Мальбродского и Сазонова, истерично громко стал звать на помощь. Мальгасов подскочил к нему с отнятой винтовкой и ткнул его штыком. Он упал. К счастью, рана оказалась лёгкой. Второго удара не дал ему сделать Бессонов.
Мальгасов настаивал заколоть обоих красноармейцев, конвоиры взмолились о помощи. Взмолился о пощаде и пятый заключённый, не знавший о побеге. Ему сказали, что он может идти на все четыре стороны. Возвращение в лагерь повлекло бы за собой обязательный расстрел. Он согласился бежать вместе со всеми. Его фамилия была Приблудин.
Группу повёл Бессонов. Снег к этому времени не растаял. За группой беглецов тянулся след, по которому их могли скоро догнать охранники.
В нескольких километрах от них пролегла железная дорога Петроград — Мурманск. В некотором отдалении от неё Бессонов повёл группу на север. Он понимал, что через час-два побег обнаружится и начнётся погоня. Будет перекрыта железнодорожная станция Кемь и западное направление. Через двенадцать километров пути Бессонов отпустил первого охранника, который расскажет, куда пошли беглецы. Ещё через пять километров он отпустил второго разоруженного охранника, который также подтвердит движение на север. Беглецы дошли до ближайшего домика железнодорожного обходчика и попросили продать им хлеба. Хозяин отказал. Тогда они у него забрали продукты силой. Нагрузившись продовольствием, Бессонов повёл вновь группу на север, чем убедил путейца потом дать показания преследователям о движении беглецов на север. Пройдя ещё несколько километров, Бессонов перевёл беглецов через полотно железной дороги и по растаявшему болоту, почти по пояс в ледяной воде, повернул строго на запад. Этот манёвр позволил сбить погоню со следа и выиграть много времени.
На поимку беглецов сначала были брошены незначительные силы. Из Кремля поступил приказ немедленно обнаружить группу Бессонова и уничтожить. Были брошены тысячи красноармейцев, перекрыты все дороги, во всех деревнях устроены засады, по рекам и озёрам курсировали пограничники. На пути беглецов власти расставляли многокилометровые цепи из красноармейцев, милиции, пожарных и общественников, пройти через которые было невозможно, но беглецы уходили всё дальше и дальше. Они часто меняли направление движения, то уходили вверх на север, то возвращались назад. Первые сутки Бессонов вёл группу без отдыха, останавливаясь только перекусить. Любое неподчинение он расценивал как предательство, снимал с плеча винтовку и наставлял на непослушного. Во многом им помог восстановить силы неожиданный отдых. Начался снегопад, не позволивший двигаться дальше ни беглецам, ни их погоне. Бессонову попалась брошенная в лесу избушка, и они трое суток, отогревшись, спали у печки.
Как только снегопад прекратился, Бессонов вновь повёл их болотами, проваливаясь по пояс в ледяную воду. Для отдыха выбрали лесок. Однажды встретили двоих крестьян. Те дали им немного хлеба. От них они узнали, что за поимку каждого беглеца обещано десять пудов хлеба.
Беглецы не могли обойтись без продовольствия и вынуждены были подходить к селениям. Каждый раз они подолгу наблюдали за домами, прежде чем пойти туда, и, только убедившись в отсутствии засады, заходили в дома. И нужно отметить, что местные жители обязательно потом выдавали появление в их селении беглецов. Однажды повышенная бдительность их подвела, и они в одном селении попали на засаду, столкнувшись лицом к лицу с преследователями. Только благодаря военной выучке и личной отваге Бессонова и Мальгасова, красноармейцы бросились наутёк, а беглецы ушли от погони.
Чем ближе приближались беглецы к финляндской границе, тем ожесточённее становилась погоня. Беглецы несколько раз тонули, вместо обуви на ногах болтались намотанные тряпки, их беспощадно поедали комары. Им нужно было подкрепиться. Бессонов увидел одинокого оленя. Выстрел мог выдать расположение беглецов, но выбора не оставалось. Они добыли достаточно мяса, но расстроили желудки.
Из Кремля грозили самыми суровыми карами, направили на уничтожение беглецов самолёты, но они уходили всё дальше и дальше по труднопроходимой местности. Чтобы остановить беглецов, нужно было посадить в болота на ширину двадцать — тридцать километров тысячи красноармейцев не менее чем на неделю. А такого испытания не выдержит ни один преследователь.
Однажды в лесу беглецы заметили замаскированные провода. Решили — граница. По их расчётам, они пересекли границу, но они упрямо продолжали идти на запад.
21 июня 1925 года натолкнулись на селение. Издалека увидели, что люди хорошо и добротно одеты, на столбах провода телефонной линии. Они поняли — Финляндия.
Однако в Советской России беглецов пытались представить бандитами, советское правительство требовало их выдачи. Чтобы оградить от возможной провокации, беглецов некоторое время держали в тюрьме. Был создан комитет в защиту беглецов, народ Финляндии принял их как героев. Бессонов и Мальгасов написали книги, рассказав на Западе о злодеяниях вождей большевиков, о миллионах заключённых, о геноциде русского народа. Соловки для Бессонова оказались двадцать шестым местом заключения и последним.
Тридцать пять суток беглецов тиранили комары и гнус, в них стреляли, преследовали натасканными собаками, они сутками находились в ледяной воде и вынесли все эти ужасы. И победили.
Подобного побега с каторги до сих пор не знает мир.

ЭДУАРД ХЛЫСТАЛОВ (1932 - 2003. полковник МВД СССР, инвалид Чернобыля)
Subscribe

  • из цикла О ПТИЦАХ

    АРКТИЧЕСКИЕ ПРОЗВИЩА: ЧЕМ ГЛУП ГЛУПЫШ, ТУП ТУПИК, НЕЛЕПА ОЛЯПКА И НЕОТЕСАНА ОЛУША север суров, выжить непросто. Бьёт как рыбу об лёд, морит…

  • из цикла О ПТИЦАХ

    "НЕВИДИМКИ" НАШИХ БОЛОТ тишь да гладь русских болот негарантирует божьей благодати: в трясине, в чарусах-обманках, известно, черти водятся. - Но не…

  • из цикла О ПТИЦАХ

    БЕЙ ПЕРВЫМ, ДРОНГО! это семейство проживает в южных странах от Африки до Австралии - и везде славится своим безбашенно храбрым характером. Их…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments