germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

КОНТРАКТ. II серия (последняя)

— ...ну как? — спросил XL-ad41, появившись, словно на зов. — Вы довольны?
— Хитро это ты, — улыбнулся Уингерт, — дал мне, значит, на пол-лица. Однако штука хорошая; что есть, то есть.
— Сколько тюбиков возьмете?
Уингерт вынул бумажник. Он привез с собой всего шестнадцать долларов; никак не предполагал, что на Квеллаке ему сгодятся земные деньги, просто к моменту отлета в бумажнике лежали десятка, пятерка и еще доллар.
— Один тюбик, — сказал Уингерт. Он протянул роботу потрепанный доллар. XL-ad41 учтиво поклонился и извлек из нагрудного отделения начатый образец.
— Эге, — тут же сказал покупатель, — да ведь это тот самый тюбик, из которого ты мне выдавил, а по уговору образец бесплатный. Давай целый тюбик.
— Знаменитая природная смекалка землян, — заметил робот печально. — Подчиняюсь.
Он дал Уингерту другой тюбик, тот осмотрел его и опустил в карман.
— А теперь уж извини, распаковаться надо.
Уингерт обошел улыбающегося робота, подхватил ломик и начал вскрывать ящик, где помещалось его жилище. Вдруг нуль-передатчик несколько раз громко прожужжал и под конец глухо звякнул.
— Ваш аппарат что-то доставил, — услужливо сообщил XL-ad41.
Уингерт поднял крышку приемного желоба и вынул небольшой аккуратный сверток в пластиковой обертке. Он сорвал упаковку.
Внутри оказалась коробочка с двадцатью четырьмя лезвиями, тюбиком крема для бритья и сложенным в длину счетом. Уингерт прочитал:
Бритвенные лезвия по заказу — 00.23 Крем для бритья по заказу — 00.77 Транспортные расходы — 50.00 Итого — 51.00
— Вы бледны, — заметил робот. — Вероятно, чем-то заболели. Быть может, вас заинтересует самокалибрующийся медицинский аутодиагностический сервомеханизм Дерблонга, который у меня как раз…
— Нет, — отрезал Уингерт. — Сдалась мне твоя медицина. Не путайся под ногами.
Он шагнул решительно к передатчику и с размаху вдавил кнопку включения. Тотчас раздался ровный голос Смэзерса:
— Приветствую, колонист Уингерт. Что-нибудь случилось?
— Еще бы не случилось, — глухо проговорил Уингерт. — Сейчас прибыли мои лезвия и с ними счет на пятьдесят один доллар. Это что за фокусы? Мне говорили, я буду все получать бесплатно. В контракте сказано…
— В контракте сказано, колонист Уингерт, — плавно подхватил Смэзерс, — что все необходимое для жизни будет доставляться бесплатно. Там нет ни слова о бесплатной поставке предметов роскоши. Фирма не в состоянии была бы взвалить на себя непосильное финансовое бремя и присылать все, что заблагорассудится иметь колонистам.
— Бритвенные лезвия — предмет роскоши? — Уингерт с трудом подавил желание врезать ногой по щитку управления. — Да как у вас наглости хватает называть лезвия предметом роскоши?
— Большинство колонистов отпускают бороды, — сказал Смэзерс. — Неприязнь к бороде — ваше личное дело, колонист Уингерт. Но фирма…
— Знаю. Фирма не может подставлять спину под непосильное финансовое бремя. Ладно, впредь будет мне наука. А пока заберите к чертовой матери эти лезвия и отмените заказ.
Он швырнул сверток в желоб с надписью «Отправка» и нажал кнопку.
— Напрасно вы это сделали, — сочувственно сказал Смэзерс. — Теперь нам придется взыскать с вас еще пятьдесят долларов за обратную доставку.
— Что?
— Но отныне, — продолжал Смэзерс, — мы возьмем себе за правило предуведомлять вас в тех случаях, когда с вас причитается плата за доставку заказанных товаров.
— Спасибо, — просипел Уингерт.
— Раз вы отказались от лезвий, то, полагаю, отпустите бороду. В общем-то я это предвидел. Почти все колонисты носят бороды.
— Не собираюсь я отпускать никакой бороды. Минут десять назад тут один робот-продавец с Денсобола сбыл мне тюбик пасты для удаления волос.
Смэзерс выпучил глаза.
— Вам придется возвратить покупку, — сказал он неожиданно сурово.
Уингерт в изумлении уставился на пухлое лицо, глядевшее с экрана.
— И это тоже запрещено?
— Приобретение товаров где-либо, кроме фирмы, является грубым нарушением вашего контракта, колонист Уингерт, и карается большим штрафом. Ведь мы согласны удовлетворять ваши потребности. Прибегая к услугам постороннего поставщика, вы лишаете фирму чести обслуживать вас, колонист Уингерт. Понятно?

От возмущения Уингерт утратил дар речи и с минуту молчал. Потом сказал:
— Значит, за доставку пачки лезвий я должен всякий раз платить вам пятьдесят долларов, а если покупаю на стороне депилятор, то нарушаю контракт? Да это… кабала! Рабство! Это незаконно!
Из нуль-передатчика послышалось предостерегающее покашливание.
— Серьезные обвинения, колонист Уингерт. Рекомендую внимательней почитать контракт, прежде чем осыпать фирму новыми оскорблениями.
— Плевал я на контракт! Где хочу, там и покупаю!
Смэзерс торжествующе улыбнулся.
— Я опасался, что вы это скажете. Теперь, сами понимаете, у нас есть юридический повод установить за вами лучевую слежку, дабы быть уверенными, что вы не мошенничаете и соблюдаете контракт.
— Лучевую слежку? — выпалил Уингерт. — Да… я разнесу вдребезги ваш треклятый передатчик! Вот тогда и пошпионьте за мной!
— Тогда не сможем. Но вывод из строя передатчика — тяжкое преступление и карается крупным штрафом. Счастливо оставаться, колонист Уингерт.
— Эй! Погодите! Вы не можете…
Уингерт трижды надавил на кнопку вызова, но Смэзерс прервал связь и возобновлять ее не собирался. Мрачнее тучи, Уингерт повернулся и присел на край ящика.
— Позвольте предложить вам противогневные успокоительные пилюли Шуграта? — вызвался XL-ad41. — Большую упаковку, экономи…
— Заткнись и оставь меня в покое.
Да, облапошила его фирма как миленького. И на Землю не вернуться — денег нет, разве что поделить себя на три равных ломтя и телекинировать. Квеллак, конечно, подходящая планетка, но кое-чего земного на ней не хватает. Табака, например. Уингерт был курильщиком.
Коробка сигар обойдется в 2.40 да еще 75 долларов за доставку. А Смэзерс со своей дурацкой ухмылочкой скажет, что сигары — роскошь.
Сенсорные кассеты? Роскошь. Мини-передатчики? Может, они по контракту и разрешены — все-таки техника. Но чем все кончится — ясно. К исходу трехгодичной командировки в банке у него скопится 36.000 долларов минус расходы за все это время. И еще куда ни шло, если он умудрится задолжать меньше 20.000.
Денег таких у него, конечно, не окажется, и фирма великодушно предложит на выбор: отправиться в тюрьму или подрядиться еще на три года в уплату долга. И вот забросят его еще куда-нибудь, а к исходу нового срока он задолжает вдвое больше.
Год за годом он будет все глубже увязать в долгах из-за этого контракта, чтоб он сгорел! И до могилы придется открывать новые миры для «Колонизации планет», а взамен — снежный ком долгов.
Хуже рабства.
Наверняка есть какой-то выход.
Но Уингерт почти час рылся в контракте и понял, что лазеек в нем нет. Да, «все необходимое для жизни» доставляется бесплатно — со скрытым условием: он обязан делать заказ через фирму. И ни слова о предметах роскоши и транспортных расходах.
Стало быть, его готовы завалить дармовыми передатчиками, а за сигары и лезвия выкладывай денежки. А уж штрафы за нарушение исключительного права фирмы снабжать колонистов — громадные.
Уингерт перевел ожесточенный взгляд на улыбающегося робота.
— Чего ты тут околачиваешься? Ты свое дело сделал. Исчезни!
XL-ad41 покачал головой.
— Вы еще должны мне пятьсот долларов за генератор. И потом, не допускаете же вы, что я вернусь к своим изготовителям, продав всего два предмета. Да они меня тотчас спишут и начнут конструировать XL-ad42.
— Ты слыхал, что Смэзерс говорил? Если они увидят, как я у тебя отовариваюсь, меня будут считать нарушителем контракта. Валяй. Забирай свой генератор. Покупка отменяется. Слетай на другую планету; у меня и так хлопот полон рот, а тут еще…
— Извините, — сказал робот, и Уингерту в его мягком голосе послышалась угроза. — Это семнадцатая планета, на которой я высаживаюсь после запуска, и до сих пор мне удалось продать лишь один тюбик депилятора Глоглема. Из рук вон плохо. Я еще не смею возвращаться.
— Ну так испробуй другое место. Найди планету, где живут одни растяпы, и обдери их как липку. Я у тебя покупать не могу.
— Боюсь, вам придется, — сказал робот кротко. — Согласно инструкции, после посещения семнадцатой планеты я обязан вернуться на Денсобол для осмотра.
На брюхе робота с урчанием открылась панель, и Уингерт увидел выдвинувшееся дуло молекулярного пистолета.
— Последнее средство коммерсанта, да? Если клиент не покупает, хватаешься за оружие и заставляешь купить. Только со мной это не пройдет. У меня денег нет.
— Ваши друзья с Земли пришлют денег. Я должен вернуться на Денсобол с большой выручкой. Иначе…
— Знаю. Тебя демонтируют.
— Верно. Таким образом, я вынужден встать на этот путь. И в случае вашего отказа твердо намерен привести угрозу в исполнение.
— Постойте-ка! — вмешался новый голос. — Что происходит, Уингерт?
Уингерт поглядел на передатчик. Экран светился, и с него грозно взирала рыхлая физиономия Смэзерса.
— Да вот робот, — ответил Уингерт. — На торговле помешался и оружием мне сейчас угрожал.
— Знаю. Я все видел по лучу.
— Вот влип, — потерянно проговорил Уингерт. Он перевел взгляд с выжидательно молчавшего робота на неприветливого Смэзерса. — Не стану покупать у робота — он меня убьет, куплю у него что-нибудь — вы меня застукаете и штрафанете.
«Интересно, что хуже», — подумал Уингерт.
— У меня в продаже множество великолепных приборов, не известных на Земле, — с гордостью сообщил робот. — Первый в истории свежеватель дригов, хотя, откровенно говоря, я сомневаюсь, что на Квеллаке водятся дриги и он вам пригодится. А может, пожелаете ротационный диатомный фильтр или новую модель щипцов Хегли для извлечения нервных клеток…
— Умолкни! — рявкнул Уингерт и обратился к Смэзерсу. — Ну, как мне быть? Вы — фирма, защитите своего колониста от этого инопланетного мародера.
— Мы вышлем вам оружие, колонист Уингерт.
— Чтобы я тягался с роботом? Хороша помощь.
Уингерт сник. Пусть даже он выпутается сейчас, все равно с помощью пункта о снабжении фирма крепко держит его за глотку. За три года транспортные расходы составят…
Он ахнул.
— Смэзерс!
— Да?
— Послушайте: если я откажусь покупать у робота, он меня порешит. Но я ничего не могу у него купить даже с разрешения фирмы, потому что у меня нет денег. Мне необходимы деньги, чтобы остаться в живых. Поняли? Необходимы.
— Нет, — ответил Смэзерс, — не понял.
— Я вот что толкую: чтобы сохранить жизнь, мне нужны деньги. Это то, что мне необходимо для жизни, а значит, вы обязаны безвозмездно снабжать меня деньгами в неограниченном количестве, пока робот вдоволь не наторгуется. Если вы откажетесь, я подам на фирму в суд за нарушение контракта.
Смэзерс улыбнулся.
— Попробуйте. С адвокатом не успеете связаться — помрете. Робот вас прикончит.
Пот ручьями стекал по спине, но Уингерт чувствовал: для него наступает счастливый миг торжества. Сунув руку во внутренний карман куртки, он достал плотный лист искусственного пергамента — свою копию контракта.
— Вы отказываетесь! Отказываетесь снабдить меня предметом, необходимым для жизни! Тем самым, — объявил Уингерт, — контракт теряет силу.
На глазах у Смэзерса — о ужас! — он порвал документ и небрежно швырнул обрывки за спину.
— Нарушив со своей стороны контракт, — сказал Уингерт, — вы освободили меня на будущее от всех обязательств по отношению к фирме. А потому прошу покорно не шпионить своим дурацким лучом за моей планетой.
— За вашей планетой?
— Именно. Право первопоселенца: раз мы не связаны больше контрактом, то по Галактическому кодексу вам запрещается шпионить за мной.
Смэзерс беспомощно хлопал глазами.
— Язык у вас хорошо подвешен, Уингерт. Но мы будем драться. Я еще доложу обо всем наверху. Вы так легко от нас не отделаетесь!
Уингерт насмешливо оскалился.
— Докладывайте кому хотите. Закон на моей стороне.
Смэзерс зарычал и отключил связь.
— Логичное построение, — одобрительно заметил XL-ad41. — Надеюсь, вы выиграете дело.
— Должен, — сказал Уингерт. — Под меня не подкопаешься, ведь контракт обе стороны обязаны соблюдать. А предъявят в суде запись лучевой слежки, так там видно, как ты мне угрожаешь. Им уцепиться-то не за что.
— А как же насчет меня? Я…
— О тебе я не забыл. Молекулярному пистолету в твоем брюшке так и не терпится выпалить в меня, — улыбнулся Уингерт. — Слушай, XL-ad41, давай начистоту: торговец из тебя никудышный. Сметка кое-какая есть, да и то проявляется не там, где надо, а вот такта маловато, тонкости нет. Нельзя же каждому покупателю пистолетом угрожать, ведь так не долго своих хозяев и в межпланетную войну втянуть. Стоит тебе вернуться на Денсобол и стоит им узнать, что ты наделал, и на твой демонтаж у них уйдет меньше времени, чем у тебя на продажу одного свежевателя дригов.
— Я и сам об этом подумывал, — сознался робот.
— Вот и хорошо. У меня есть предложение: я научу тебя торговать. Мне приходилось этим заниматься; к тому же я землянин и обладаю природной сметкой. Как выучишься, полетишь на другую планету — думаю, хозяева простят тебе лишнюю остановку — и сбудешь с рук весь товар.
— Это было бы замечательно, — сказал XL-ad41.
— Полдела сделано. За учение будешь снабжать меня всем, что мне понадобится для безбедной жизни. Сигарами, магнитными сапогами, мини-передатчиками, депилятором и прочим. Я тебе — хитрости торговли, ты мне — магнитные сапоги; наверняка твои конструкторы сочтут такой обмен справедливым. Кстати, мне понадобится генератор силового поля — вдруг заявятся фирмачи, скандалить начнут.
Робот сиял от счастья.
— Я уверен, что такой обмен можно наладить. Полагаю, теперь мы — компаньоны.
— Еще бы, — сказал Уингерт. — Для начала давай-ка я научу тебя древнему обычаю землян, который положено знать хорошему коммивояжеру.
Он крепко сжал холодную металлическую лапу робота.
— Пожмем друг другу руки, компаньон!

РОБЕРТ СИЛВЕРБЕРГ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments